Экономика

Титов раскритиковал стратегию Кудрина

Омбудсмен Борис Титов раскритиковал экономическую стратегию экс-министра финансов Алексея Кудрина, выступая на встрече с представителями деловой элиты в Санкт-Петербурге.

 


Неокейнсианцы против неолибералов

Хотя и в осторожной форме, речь на встрече шла об основном для российского правящего класса политическом вопросе: как перезапустить угасший рост экономики? «Спор» Титова с Кудриным, внешне выглядящий как дискуссия двух мозговых трестов, – Центра стратегических разработок (ЦСР) и Столыпинского клуба, – отражает борьбу предпринимателей и банкиров за влияние на власть в новом политическом цикле.

– Это хорошо, что до меня вы приглашали Кудрина. Теперь вам будет, с чем сравнивать. ЦСР и нашему Институту роста были даны поручения от президента по разработке экономических стратегий. Одну из них он выберет, – начал свою речь перед предпринимателями Борис Титов. – Мы участвуем в выборах не ради постов, а ради популяризации нашей программы и поиска сторонников. Если бы вы поддержали – не меня, а Стратегию роста, – президенту было бы легче принимать решения.

Он пояснил, в чем именно взгляды расходятся.

– Первое, чем отличаются взгляды Кудрина от наших: он поддерживает ту экономическую политику, которая проводилась последние семнадцать лет. Его стратегия – попытка сказать, что все делалось правильно и надо продолжать в том же духе. Взгляд Кудрина – это взгляд консолидирующей финансово-экономической политики, которая включает таргетирование инфляции и жесткую бюджетную дисциплину. Наш взгляд – другой. Когда в экономике все идет хорошо, нужна сдерживающая экономическая политика. Но когда США отказались поддержать Lehman Bros (крупнейший инвестиционный банк США, обанкротившийся в 2008 году – прим. ред.) и разразился мировой кризис, правительства всех развитых стран стали отходить от монетаризма. Сегодня есть одна экономическая школа, как бы говорящая: «Денег нет, но вы держитесь». И есть другая, неокейнсианская, утверждающая, что в кризис государство должно задействовать все инструменты, чтобы поддержать экономику, – пояснил Борис Титов.

 

Страдает ли бизнес от госвмешательства?

По мнению бизнес-омбудсмена, главные проблемы российского бизнеса вовсе не те, о которых принято говорить.

– Наш институт опросил население с одной стороны и предпринимателей – с другой. Население на вопрос о проблемах бизнеса в России отвечает, как Кудрин: высокие налоги, бюрократия. А бизнес видит другое: растущие издержки производства и отсутствие экономической определенности. Кудринцы говорят нам про плохие институты. Но предприниматели взвешивают любую ситуацию на весах: риски, доходность. Риски для бизнеса в нашей стране, действительно, высоки, но они не выше, чем в 90-е. Основная проблема – не в рисках, а в низкой доходности. Рентабельность нашего бизнеса сегодня ниже, чем в 2014-м, – отметил он.

Вопреки либеральным воззрениям, предприниматели нуждаются в государстве не только как в «ночном стороже». Скорее, они мечтают о нем как о волшебнике в голубом «денежном вертолете» – именно так на жаргоне экономистов называют политику количественного смягчения (Quantitative easing, QE). Ее отцом считается глава Федерального резерва США в 2006-2014 годах Бен Бернанке. Суть QE заключается в стимулировании реального сектора экономики.

– Этот поход предполагает переход от таргетирования инфляции к таргетированию экономического роста. Сегодня в ЕС – своя политика количественного смягчения, в Японии – своя, однако общее между ними состоит в признании того факта, что вливание денег заставляет маховик экономики вращаться. Наш взгляд – это взгляд бизнеса, а не только теоретиков. За последние годы резко возросли издержки бизнеса на вложенный капитал. Причины: снижение спроса, рост цен на импортное сырье и высокая ставка ЦБ, которая ведет к повышению стоимости коммерческих кредитов выше уровня рентабельности, – сказал Борис Титов.

 

Стратеги в поисках роста

– В 2000-х мы росли по 7% в год. Мы видели, как изменилась тогда страна. Мы многое восстановили после 90-х. Но все-таки мы – экспортно-сырьевая, нефтезависимая страна, – напомнил Борис Титов, отметив, что именно в этом основная проблема российской экономики.

Выход очевиден: нужно что-то помимо нефти.

– ВВП России с 1990 до 2013 вырос всего на 13%. МВФ говорит, что надо держать инфляцию в узде и тогда через семь лет у нас будет экономический рост 3%. Спасибо, МВФ! Если через семь лет у нас будет рост 3%, то нас не будет – будет стагнация и переход в третий-четвертый эшелон мировой экономики. Нам нужен четкий план, который даст ответы на вопросы об источниках роста, если это больше не нефть, – заявил лидер «Деловой России».

Борис Титов и здесь упомянул про Алексея Кудрина.

– Кудрин рисует образ светлого будущего, с дронами и роботами. Но это не стратегия. Когда-то в своем бизнесе я заказал стратегию развития «Абрау-Дюрсо». Тогда мы производили 3,5 млн бутылок, а сейчас – 30 млн. Мы выбрали верную стратегическую цель – идти в средний класс. Люди пили либо дорогое, либо очень дешевое шампанское. Мы улучшили качество, но не слишком подняли цены. Вместе со средним классом росло и «Абрау Дюрсо». Такая же четкая стратегия должна работать и в странах, а у Кудрина нет методологии, а есть лишь общая концептуальная идея, – сказал он.

Борис Титов выделил три кита «Стратегии роста»: развитие «экономики простых вещей» (поддержка мелких производителей, которые сегодня не платят налогов и живут на полулегальном положении); новая индустриализация, ориентированная на станко- и автомобилестроение, развитие энергетики и технологий глубокой переработки сырья; продвижение цифровой экономики, в том числе легализация криптовалют.

Что касается проблемы бедности, то ее значимость, по мнению Бориса Титова, часто переоценивают.

– Президента неправильно информируют. У нас в стране меньше бедных, чем считается, ведь много людей работает в теневом секторе и просто не показывает свои доходы, – заявил он.

Перезапустить рост, согласно программе Бориса Титова, можно лишь за счет изменения денежно-кредитной политики.

– Высокий банковский процент убивает рост. Зато низкие процентные ставки отдадут деньги в реальный сектор экономики. Государство должно сказать бизнесу: «Вот вам дешевые средства, развивайтесь!». Первые три года восстановительного роста курс рубля должен быть чуть-чуть занижен. Старт с низким рублем поможет российскому бизнесу конкурировать с иностранными компаниями. Сегодня мы можем конкурировать на внешнем рынке лишь за счет низких зарплат наших рабочих. Нам это нужно? Нет. Драйвером развития должен быть внутренний рынок. А у Кудрина – все наоборот, – сказал Борис Титов.

 

Где взять деньги?

– Мы просим всего полтора триллиона рублей через снижение налогов, тарифов и процентной ставки. Реальному сектору нужен доступ к дешевым долгосрочным кредитам. Это и будет политикой количественного смягчения, – озвучил Борис Титов неокейнсианские надежды бизнесменов. – Необходимо стимулирование спроса, в частности, дешевая ипотека, которая даст толчок строительству, а затем и экономике в целом. На это потребуется всего 170 миллиардов. Нам говорят, что вырастет инфляция. Но Центробанк эмитировал семь триллионов на спасение банков. Только на поддержку «Открытия» потратили триллион рублей. И как это сказалось на инфляции? Никак. В России – не монетарная инфляция, она проявляется в росте издержек бизнеса. В 2008 году мы были единственной страной в мире, поднявшей процентную ставку. Я задал Кудрину вопрос: «Почему?». Он ответил, что у нас особая экономика и мы должны во что бы то ни стало держать «кубышку».

Борис Титов предлагает «кубышку» раскупорить, привлекая этим симпатии бизнесменов, связанных с реальным производством. Ответные выступления петербургских промышленников и предпринимателей были в основном комплементарными. Один из них даже заявил: «Мы были бы рады, чтобы рядом с нашим «гарантом стабильности» стоял человек, подобный Столыпину, который не допустил бы революции».

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы