Экономика

«Мусорный бизнес» ХМАО отдадут монополисту

Чиновники Ханты-Мансийского автономного округа – Югры рискуют провалить реализацию федерального проекта по работе регионального оператора по обращению с твердыми коммунальными отходами (ТКО) на территории автономии. Власти ХМАО – Югры не выполнили главное условие для появления нового игрока на рынке – создание пяти межмуниципальных полигонов. Обостряет ситуацию и отсутствие адекватной территориальной схемы, которая должна решить главную задачу федерального центра – обеспечить максимальную переработку отходов. Пока профильные чиновники презентуют промежуточные итоги реализации проекта, их оппоненты прогнозируют монополизацию регионального рынка ТКО и, как следствие, стагнацию отрасли в целом.

 


В ХМАО – Югре определились с первым региональным оператором по обращению с твердыми коммунальными отходами на территории автономного округа. Им стало АО «Югра-Экология» из Ханты-Мансийска. Победившая компания получила на 10 лет контроль над южной территорией региона. В нее вошли Пыть-Ях, Нефтеюганск, Урай, Нягань, Югорск, Ханты-Мансийск, а также Нефтеюганский, Кондинский, Ханты-Мансийский, Советский и Октябрьский районы. Однако эксперты не исключают, что «Югра-Экология» может стать монополистом на рынке, выиграв конкурс на обслуживание северной зоны, куда входят крупнейшие города Югры – Сургут и Нижневартовск.

Впрочем, несмотря на то, что власти автономии практически определились с региональным оператором, участники рынка сходятся во мнении, что ответственные чиновники ХМАО проваливают федеральный проект по обращению с ТКО на территории округа. К такому выводу пришли эксперты отрасли, проанализировав как территориальную схему Югры, так и обновленные планы по возведению пяти межмуниципальных полигонов в Нефтеюганске, Нижневартовске, Ханты-Мансийске, Нягани и Сургуте. Как оказалось, первые объекты, с которыми придется работать регоператору, начнут строиться в Югре только в конце 2018 года.

– Одним из условий работы регионального оператора в ХМАО было возведение пяти межмуниципальных полигонов. Однако сегодня мы столкнулись с такой ситуацией, что регоператор заходит, а объектов нет. При этом еще в октябре прошлого года в программу по обеспечению экологической безопасности были внесены изменения, согласно которым сроки по всем полигонам сдвинулись от одного года до трех лет. Кроме того, не у всех проектов есть положительное заключение экологической экспертизы, не пройдена процедура общественных слушаний, – озвучивает проблему один из участников рынка.

Перенос сроков строительства межмуниципальных полигонов в Природнадзоре Югры объясняют необходимостью доработки проектной документации, а также задержкой, связанной с переводом земель из лесного фонда.

– Дело в том, что не всем инвесторам, которые заходят на объект, подходят уже разработанные проектные документации по пяти межмуниципальным полигона, – поясняет глава службы Сергей Пикунов.

Межу тем один из кураторов реализации федерального проекта по обращению с отходами – Департамент промышленности ХМАО – презентует первые результаты. В конце 2017 года в автономном округе заключено первое концессионное соглашение на строительство полигона в Нефтеюганском районе, который будет обслуживать города Нефтеюганск и Пыть-Ях, а также районные поселения. Комплекс предусматривает 100%-ю обработку отходов и мощности по переработке вторичного сырья и изготовлению продукции с использованием переработанных отходов. Начало строительных работ было запланировано на апрель этого года, срок завершения – 2020 год. По остальным четырем полигонам разрабатывается проектная документация.

Со своей стороны представители Росприроднадзора указывают, что на сегодня не все проекты получили положительное заключение государственной экологической экспертизы. Особо остро стоит вопрос по Ханты-Мансийскому межмуниципальному полигону.

– Еще в прошлом году было дано разгромное заключение на этот проект. Больше двух месяцев назад документы были поданы повторно. Экспертная комиссия выставила замечания, однако со стороны заказчика – Управления капитального строительства ХМАО – до сих пор не получена обратная связь, – объясняют ситуацию в Росприроднадзоре.

В то же время сотрудники ведомства говорят о неполноценности самой территориальной схемы по обращению с отходами. В настоящее время в нее попали только площадки, стоящие в Государственном реестре объектов размещения отходов (ГРОРО) и имеющие положительную госэкспертизу. Однако практически во всех населенных пунктах региона действуют полуподпольные полигоны. В качестве примера аналитики приводят свалки в Нягани, Когалыме, Нефтеюганске, Ханты-Мансийском районе, а также полигоны в поселках Сорум и Полноват Белоярского района.

 

 

Кроме того, эксперты отмечают несоответствие территориальной схемы реалиям времени и «сырость» самого документа. В частности, в нем невозможно разобрать, где находятся источники образования отходов, отсутствует информация о том, какие именно отходы и как перерабатываются, насколько долго хватит региону имеющихся полигонов. Также нет ясности, какие нужны мощности ХМАО по обращению с отходами.

Интерес экспертов привлекла информация о том, что в регионе есть мощности по обработке и утилизации, например, отработанных буровых растворов, буровых и нефтяных шламов, различных масел, отходов древесины, а также автомобильных шин.

– Где находятся эти предприятия и какие у них мощности, почему-то в документе не указано. Если в регионе есть предприятия по переработке автопокрышек, то почему они еще не привлечены к ликвидации крупнейшей в стране свалке шин возле Нижневартовска, в районе озера Кымыл? Или как можно объяснить ситуацию в Советском и Кондинском районах, где все отдаленные поселки буквально завалены отходами от производства лесного комплекса? Вызывает много вопросов и схема расчета образующихся отходов. Разработчики предлагают использовать только данные статистической отчетности, но этого недостаточно, поскольку в среднем по России только 3% юрлиц и ИП сдают данную отчетность. Это не дает объективную картину по количеству и видам образуемых отходов. Кроме того, в терсхеме представлена лишь перспективная схема движения потоков отходов в формате прямых линий, что не дает возможности определить оптимальный логистический путь между местами накопления отходов и объектами по их обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению. Отсутствие возможности выбора наиболее короткого пути может являться причиной увеличения тарифов для населения, – делится мнением собеседник издания, предметно знакомый с документом.

Обостряет ситуацию и развивающийся конфликт вокруг выбора регионального оператора. Сразу после опубликования результатов торгов по работе в южной зоне несколько участников конкурсной процедуры подали жалобы в ФАС России. Суть претензий – создание неконкурентных условий при проведении торгов на определение регоператора в автономном округе. В ходе первых заседаний антимонопольная служба подтвердила наличие нарушений. В частности, речь идет об отсутствии в конкурсной документации информации о том, за чей счет будут утилизированы отходы на нелегальных свалках. Кроме того, ФАС посчитала необоснованным включение в проект соглашения понятия «максимальное значение единого тарифа», а также включение в конкурсную документацию подкритерия, куда входят хранение и захоронение твердых коммунальных отходов.

Перспективы появления монополиста на рынке ТКО в Югре сегодня неоднозначно оценивается экспертами. По их мнению, это может привести к провалу самой идеи проекта.

– Мы сталкиваемся с тем, что сейчас в регионах власть отдается одному игроку, несмотря на то, что в субъектах может быть несколько зон. Это, безусловно, зло. И это связано с нерешительностью и безынициативностью регионов. Они не хотят прописывать регоператору жесткие правила игры. Поэтому в нормативных актах, которые разрабатывает субъект, не ставятся больших целей перед предпринимателями, таких как, например, высокие показатели по переработке. В итоге через 10 лет получится, что мы сидим на тех же коммунальных отходах, которые собираются по прежним правилам. При этом регионы в качестве регоператора получают монополиста, который что хочет, то и делает, – делится мнением координатор общественного экологического движения «РазДельный Сбор» Татьяна Нагорская.

Практически аналогичной точки зрения придерживается и руководитель направления по взаимодействию с органами власти Ассоциации в сфере экологии и защиты окружающей среды «РазДельный Сбор» Анна Гаркуша. По ее мнению, учитывая то, какие территориальные схемы сегодня разрабатываются в регионах, ситуация на рынке обращения с ТКО мало изменится.

– Практически все территориальные схемы ориентированы на строительство крупных мощностей по сортировке отходов. Более того, нам так или иначе намекают, что большинство отходов субъекты будут захоранивать или сжигать, – отмечает эксперт.

Опрошенные изданием собеседники сходятся во мнении, что регион абсолютно не готов к работе регионального оператора. Самый ближайший срок, когда будет запущена первая очередь первого полигона, – 2020 год. При этом действующие полигоны в Ханты-Мансийске, Сургуте и Нефтеюганске почти переполнены. Контракт с региональным оператором будет подписан в ближайшее время на 10 лет.

– Чем будет заниматься оператор при отсутствии объектов по размещению отходов? На какие цели будут направляться денежные средства, выделяемые в рамках договора департамента промышленности Югры с регоператором, с учетом того, что схема обращения с отходами в округе также публично не согласована и не принята к утверждению? Не менее важный вопрос, кто будет нести риски за эксплуатацию свалок, не внесенных в ГРОРО, и насколько это согласуется с законом? – резюмирует собеседник в региональном штабе ОНФ.

 

Фото: pixabay.com

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы