Экономика

Госкомпании отказались отдавать государству половину прибыли

Госкорпорации обязаны отдавать государству не менее 50% чистой прибыли в качестве дивидендов, но многие из них игнорируют это предписание. Так, правление «Газпрома» решило направить на выплаты акционерам лишь 25% консолидированной прибыли. Борьба за дивиденды между правительством и госменеджерами продолжается не первый год. Среди должников – «Газпром», «Роснефтегаз», «Транснефть». По словам министра финансов Антона Силуанова, из-за этого бюджет текущего года может недосчитаться 204 миллиардов рублей. Сейчас в бюджете 2018 года заложены доходы от дивидендов в размере 379,9 миллиарда рублей. Почему так происходит и как сделать управление госсобственностью более эффективным, мы спросили заведующего кафедрой госрегулирования экономики Института общественных наук РАНХиГС Владимира Климанова.

 


Бюджет неоправдавшихся ожиданий

– Тема обсуждается давно, однако адекватного решения получить не удается. В прошлом году, когда принимались основные направления налоговой, бюджетной и таможенно-тарифной политики в рамках разработки бюджета на очередную трехлетку, целый параграф был посвящен вопросу о дивидендах с компаний с государственным участием. Минфин даже предложил использовать специальный термин «вмененная субсидия» как некое признание государства в том, что оно недополучает ожидаемую прибыль от деятельности таких компаний.

Ожидания государства сводятся к тому, что от компаний с госучастием должна быть какая-то выгода для бюджета. И не всегда понятно, почему компании, сохраняющие статус государственных, не направляют дивиденды от прибыли в должном объеме в бюджет страны. С другой стороны, нужно понимать, что не всегда статус государственных сохраняют самые высокорентабельные предприятия. Государство нередко участвует в бизнесе там, где наблюдается провал рынка. Как следствие, многие компании с госучастием низкорентабельны. Это особенно видно на примере компаний, работающих на региональных и локальных рынках. Многие ГУПы и МУПы (государственные и муниципальные предприятия – прим. ред.) зачастую просто убыточны.

 

Правительство – не указ

В случае крупных федеральных компаний участие государства может объясняться другими причинами, например, необходимостью сохранения государственного суверенитета, обеспечения национальной или экономической безопасности. В связи с этим участие государства в деятельности нефтегазовых компаний целесообразно. Однако в этих компаниях есть излишние расходы, ложащиеся на себестоимость продукции и, соответственно, снижающие прибыль. Прибыль крупных госкомпаний направляется на инвестиционные проекты, а не выплату дивидендов. Позиция Минфина, который закладывал в доходную часть бюджета около 400 миллиардов рублей в виде дивидендов и боится недополучить эти деньги, вполне оправдана.

Участие государства в деятельности госкомпаний осуществляется через представителей в совете директоров этих компаний, которые выполняют директивы Минэкономразвития. Но не всегда представители правительства могут оказаться услышанными, а их точка зрения в совете директоров – полностью поддержана. Хотя представители бизнеса, участвующие в работе совета директоров, тоже заинтересованы, скорее, в увеличении дивидендов, чем в их сокращении, этого не происходит.

 

Прибыль – не главное

Необходимо законодательно ограничить расходы, ложащиеся на себестоимость: например, на выплату зарплат, которая в госкомпаниях традиционно выше, чем даже на государственной службе или в других корпоративных структурах. Речь идет и о средних зарплатах в этих компаниях, и о зарплатах топ-менеджеров. Не секрет, что часто они являются завышенными по отношению к рыночным. Кроме этого, нужно понимать, что деятельность топ-менеджмента госкомпаний вполне естественно будет нацелена на максимизацию внутренних издержек, поскольку целевая установка на получение чистой прибыли для них не всегда оправдана. Компании с госучастием часто выполняют задачи, связанные с обеспечением экономической безопасности и реализацией социальных программ, которые на них возлагаются. Топ-менеджмент госкомпаний – это не чиновники, но эффективность их деятельности измеряется не только объемами извлеченной прибыли.

 

Огосударствлять государственное?

Иногда звучат предложения по превращению госкомпаний в правительственные структуры, но я придерживаюсь противоположной позиции. Список компаний с государственным участием нужно, скорее, расширить, чем сократить. Не так давно появилась новая госкорпорация – «Роскосмос», деятельность которой, скорее, хозяйственная, чем регуляторно-управленческая. Аналогично могут быть преобразованы и другие агентства и службы, которые в настоящее время являются органами власти. Приведу в пример недавнюю дискуссию о будущем «Росгидромета». Его было бы более логично сделать квазирыночной структурой, чем сохранять в форме органа государственной власти. Такие формы есть и в других странах. Подобные дискуссии велись в Германии относительно Bundesbahn или Bundespost (железные дороги и почта – прим. ред.). Общемировая практика говорит о том, что будет появляться все больше структур, находящихся на рынке, но в то же время выполняющих квазигосударственные задачи.

 

Фото: pixabay.com

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы