Экономика

Аудиторов обязали «стучать» о сомнительных клиентах

4 мая вступил в действие ФЗ N112, обязывающий аудиторов конфиденциально сообщать в Росфинмониторинг обо всех подозрениях в адрес проверяемых. Декларируемая цель закона – борьба с легализацией преступных доходов и финансированием терроризма. Но, как отмечают эксперты, под него подпадает и такая распространенная практика, как «обнал» – обналичивание финансовых средств с целью ухода от налогов. К каким последствиям это приведет?

 


Аудиторы проверяют, как происходит бухгалтерский учет в компаниях. Разные его виды (налоговый, международный и так далее) ведутся по разным принципам и у каждого из них свой получатель. Это могут быть налоговая, российский и зарубежный менеджмент, а также инвесторы, в том числе потенциальные. Каждый из них вправе усомниться в том, что учет доходов и расходов производится правильно.

– Аудиторы – это высокопрофессиональные проверяющие, которые должны точно знать все тонкости законодательства. Задача бухгалтера – рутинное ведение документации. Он может ошибиться, выбрать рискованное решение в неоднозначной ситуации. Когда нужно получить мнение специалиста со стороны, привлекают аудитора, – объясняет Валентина Зайцева, главный бухгалтер одной из крупных петербургских компаний.

Часто к аудиту прибегают руководители бизнеса, желающие проверить собственную бухгалтерскую службу. В ходе налоговой проверки заключение аудиторов может стать весомым аргументом в пользу «невиновности» компании. Некоторые организации должны проходить обязательный аудит – в этом случае частные аудиторские фирмы, по сути, замещают собой надзорные органы.

– Аудиторская проверка мягче, чем проверка налоговой. Во время проведения аудита некоторые нарушения могут быть устранены. Это нечто среднее между внутренним самоконтролем организации и жестким контролем государства. В самой аудиторской профессии заложена двойственность: тебя нанимает заказчик, но потребитель твоих отчетов не он. Вся твоя деятельность зиждется на том, что ты должен найти недостатки и непредвзято заявить о них. Тебе платят за критику. Что сделают с твоим заключением потом – спрячут в стол или опубликуют на сайте, – другой вопрос. Конечно, очень соблазнительно нанять аудиторскую компанию, которая тебе напишет, что все отлично. Но это обесценивает весь смысл проверки. Если пойдет слушок, что аудиторы покрывают нарушения (а налоговая их не любит), к заключениям таких компаний будут относиться предвзято, – объясняет собеседница издания.

Требование «сдавать» Росфинмониторингу своих клиентов ставит аудиторов в щекотливое положение. С одной стороны, они должны оставаться непредвзятыми, а с другой – клиенты рассчитывают на дружественный настрой.

– По закону, аудиторы должны писать в Росфинмониторинг о своих подозрениях, ни в коем случае не ставя об этом в известность проверяемую организацию. Тихонько, чтобы Росфинмониторинг успел подкрасться. Это способ руками аудиторов провести то, на что сегодня нет человеческих и денежных ресурсов у Росфинмониторинга и налоговой. Ситуация совсем как с банками, которые обязали сообщать о подозрительных действиях клиентов. Это сделает отношения между аудиторами и их клиентами более напряженными, – считает главный бухгалтер.

По ее словам, изменения могут привести к сужению рынка аудиторских услуг, однако критических последствий ждать не стоит. Некоторые малые и средние фирмы решат вообще не привлекать аудитора, если он может донести об ошибках, или будут искать «договороспособные» аудиторские конторы.

Однако аудиторская проверка – не всегда добровольный шаг. Это может быть нужно инвесторам, головному офису за границей или налоговой, а значит – предприниматели никуда не денутся. По мнению Валентины Зайцевой, аудиторские фирмы будут искать гибкую тактику взаимодействия с клиентами.

– Как вообще можно проверить, что аудиторы не донесли? Допустим, придет налоговая проверка, которой покажется, что компания обналичивала средства. Теоретически она может спросить аудиторов: «Как же вы недосмотрели?». Но формулировка закона: «сообщать обо всех имеющихся подозрениях», – очень расплывчата. «Подозрение» означает, что, даже если у вас нет доказательств, вы должны о нем сообщить, но что, если вы не обратились, потому что у вас не было доказательств и поэтому не возникло подозрений? Думаю, аудиторы смогут избежать ответственности за недоносительство. Но, с другой стороны, некоторые аудиторские компании не захотят себе репутационных издержек. Обычно они будут стараться сообщать своим заказчикам: «Вот это – очень плохо, исправьте». Но если будут видеть, что их услугами хотят воспользоваться, чтобы прикрыть откровенные нарушения, то сообщат, кому следует. Никто из крупных аудиторских компаний не будет сознательно покрывать очевидные огрехи. Основа их репутации – неподкупность, – говорит главбух.

По мнению Валентины Зайцевой, главная задача поправок в закон об аудиторской деятельности – борьба с теневыми финансовыми операциями («обналом») и ужесточение фискального контроля.

– Сделает ли это весь бизнес «белым»? Думаю, нет. Бизнес «черный» не потому, что его не проверяют. Тут действует целый комплекс экономических причин. Для некоторых компаний выход сию секунду в белое поле – смерти подобно. Все их цены установлены, исходя из того, что какая-то часть доходов находится в тени. Каждый вид аудируемых компаний будет подстраиваться под новую ситуацию. Возможно, те, у кого все было очевидно неприглядно, постараются платить чуть больше налогов или поменяют схемы, – полагает собеседница издания.

 

Фото: pixabay.com

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы