Общество

В тупике бедности

Почему, несмотря на все заявления властей о повышении доходов граждан, мечтой для россиян остается 50 тысяч рублей? Объясняет экономист Дмитрий Прокофьев.

 


Немного для счастья

Недавний социологический опрос показал, что для счастья россиянам нужно совсем немного – 50 тысяч рублей в месяц. Для богатства же, по мнению соотечественников, достаточно получать 100 тысяч в месяц. С учетом того, что, по данным Росстата, «номинальная начисленная заработная плата работников организаций по РФ» по итогам первых двух кварталов 2017 года составила 38 619 рублей, до счастья нам остается всего каких-то 12 тысяч рублей. Больше того, зарплаты формально растут, начиная со второй половины прошлого года. Добавим к этому замедление инфляции, действительно рекордное, 3,3% в годовом выражении, и вот оно, счастье на пороге.

Нет, не совсем, подскажет анализ той же государственной статистики. Рост зарплат почему-то не коррелируется с ростом торговли. Если растут зарплаты, то должны расти и обороты розничных продаж, причем, в первую очередь, продовольственных товаров. Россияне тратят на еду больше половины своих доходов – согласно основам экономической теории, рост этих доходов должен перейти в рост оборота продуктовых магазинов. А этого роста нет.

Обороты торговли увеличиваются, но в первую очередь за счет промышленных товаров. И логично предположить, что причиной некоторого оживления в магазинах стал исключительно сезон скидок и распродаж, а также объективная необходимость покупки зимних вещей и подготовки к «школьному сезону».

Значит, с доходами происходит что-то не то. Или этих доходов нет, или доходы растут только у более состоятельных россиян. Вот, например, продажи автомобилей Lamborghini с января по июль 2017 года выросли на 22% по сравнению с аналогичным показателем прошлого года. В 2016 году, по данным исследовательской компании Capgemeni, Россия стала мировым лидером по росту числа долларовых миллионеров

 

Средняя температура по больнице

Да и собственно с зарплатами все обстоит не так, как кажется на первый взгляд. Официальная статистика учитывает в первую очередь зарплаты в крупных и средних компаниях – там, где они выплачиваются «в белую». А вот мелкие компании оказываются вне поля зрения официальной статистики, в то время как зарплаты там не растут и даже снижаются. Так, во всяком случае, считают аналитики ведущих государственных банков – им-то надо знать правду о доходах своего основного континента заемщиков. По данным «Сбербанк CIB», средняя зарплата в маленьких компаниях сократилась в 2016 году почти на 8%, а в 2017 году потеряла еще 1%.

Здесь надо напомнить, что на среднюю зарплату по стране сильно влияет «фактор Москвы», где сосредоточено 10% населения страны и 80% всех денежных средств. В российских регионах зарплатная картина будет другой. Если в Санкт-Петербурге средняя зарплата составляет 51 тысячу рублей, а в Ленинградской области – 36 тысяч, то в абсолютном большинстве регионов «средний» работник не будет получать больше 30 тысяч рублей.

 

Удивительное явление

В США существует термин «McJob», означающий работу, не требующую квалификации, выполняемую за минимальную зарплату. Понятно, благодаря какой сети фастфудов получил свое название «макджоб». В Америке зарплата в фастфуде – это и есть та самая минимальная зарплата, «МРОТ по-американски», размер которой определен законодательством.

Однако в России сотрудник такого фастфуда получает больше, чем МРОТ, – его зарплата примерно соответствует средней по региону. Это небольшая зарплата, но «макджоб» в России представляет собой удивительное явление с точки зрения экономики.

Компания платит за минимально квалифицированный труд зарплату, которая почти соответствует зарплате, получаемой квалифицированным российским специалистом – медиком, учителем, социальным работником. Да, пусть «фастфудовская» зарплата меньше «обычной» – но меньше на проценты, а не в разы, как в тех же США. Тридцать, пусть даже сорок тысяч рублей – эти деньги получает в России огромное количество людей, квалификация которых несопоставимо выше той, которая требуется для работы у прилавка с жареной картошкой.

 

Два объяснения

Объяснений здесь может быть два. Первое объяснение заключается в том, что российский рынок труда оценивает все ваши дипломы педагогических институтов, курсы повышения квалификации менеджеров по продажам, опыт, навыки и знания на уровне, скажем так, «компетенций сотрудника бригады ресторана». А если учесть, что 70% экономики в России контролируется государством, то эту ничтожную оценку мы можем спокойно считать «государственной точкой зрения».

Одновременно российская статистика бесстрастно фиксирует колоссальный разрыв в доходах граждан. 132 тысячи официальных долларовых миллионеров (чуть меньше, чем одна тысячная доля россиян) официально владеют двумя третями национального достояния. По подсчетам журнала «Вопросы экономики», если в мире один миллиардер приходится на каждые 170 миллиардов долларов богатства, то в России один миллиардер приходится на каждые 11 миллиардов долларов. В то же время, согласно данным Федеральной антимонопольной службы, в последние три года количество государственных и муниципальных унитарных предприятий утроилось. В результате доля вклада государственных предприятий в ВВП достигла 70%, хотя еще в 2005 году не превышала 35%. В мае 2017 года Аналитический центр при правительстве РФ зафиксировал самый низкий уровень конкуренции в стране за три года.

Так и складывается монополия. И одна из важнейших характеристик монополии – стремление диктовать цены на рынке труда. Хозяева российской государственной экономики объективно не заинтересованы ни в росте доходов граждан, ни в росте частного бизнеса. Это второе объяснению низких российских зарплат.

 

В тупике

С независимым бизнесом все понятно. Если независимый бизнес вдруг начнет расти, то начнут расти и зарплаты в этом секторе - тогда «государственным капиталистам» придется увеличивать фонды оплаты труда, теряя прибыль. В противном случае их предприятия столкнутся с оттоком работников в «частный сектор». С другой стороны, рост зарплат в государственном бизнесе заставит индексировать зарплаты тем, кто является «чистыми» бюджетниками – силовикам и чиновникам, – чего государству делать совершенно не хочется. Социальные выплаты в структуре доходов россиян составляют 19% – больше, чем это было в СССР, и повышения уровня этих выплат бюджет уже не выдержит.

Но почему граждане соглашаются на такую низкую зарплату? Потому что у них нет выхода. Накопленное состояние 94% взрослого населения России не превышает $10 000, причем большая часть этого состояния состоит из малоликвидных активов, таких, как единственная квартира, используемая для проживания. Гражданам в прямом смысле слова «не на что жить» и ничего у них нет, кроме дохода выплачиваемого работодателем и тех же социальных выплат. В этой ситуации человек оказывается в так называемой «низкой переговорной позиции» – он полностью зависит от решения работодателя, который представляет собой удивительный сплав чиновника-капиталиста.

Только существование независимого бизнеса и его зарплат удерживает государственного работодателя от окончательного снижения доходов граждан. Как ни парадоксально, именно фастфуд с его зарплатами удерживает планку доходов россиян – меньше чем в американском ресторане быстрого питания российскому государственному хозяину платить своим служащим как-то уж совсем неприлично.

 

Автор – экономист Дмитрий Прокофьев

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы