Экономика

К 200-летию со дня рождения: почему учения Карла Маркса актуальны до сих пор?

Двухсотлетие со дня рождения Карла Маркса (родился 5 мая в 1818 году) – замечательный повод вспомнить о парадоксальной судьбе его учения и учеников. Почти неизвестный за пределами узкого круга поклонников и почитателей при жизни, Маркс оказался необычайно популярен после смерти, не говоря уже о последствиях применения его учения на практике. Экономист Дмитрий Прокофьев в своей авторской колонке на ПРОВЭД делает небольшой экскурс в историю и рассказывает об актуальности идей Карла Маркса.

 


Простые сложные вопросы

А ведь предсказать такую популярность было не просто. Гениальный социолог Гюстав Лебон дал безжалостную характеристику теории Маркса, назвав его последователем Чарльза Дарвина. По мнению Маркса, писал Лебон, «обществом руководит не жажда справедливости или равенства, а потребность в пище, и главный фактор развития – борьба за существование». «Между разными классами всегда происходит борьба, но она видоизменяется вместе с техническими открытиями. Развитие крупной промышленности разделило людей на 2 новых класса: рабочих-производителей и капиталистов-эксплуататоров», – отмечал он.

По мнению Маркса, продолжал свою мысль Лебон, хозяин обогащается за счет работника, уделяя ему только малую часть ценностей, добытых его трудом. Эксплуататоры и эксплуатируемые близятся к взаимно истребительной войне, результатом которой будет уничтожение буржуазии, диктатура пролетариата и водворение коммунизма.

Русское издание «Психологии социализма» Лебона вышло в 1908 году, а всего через десять лет к власти в России пришли марксисты, объявившие идеи Маркса вершиной развития человеческого разума.

Правда, русские марксисты, легко объяснявшие с помощью теории Маркса пути развития человечества, не могли ответить на очень простые вопросы. Например, на вопросы, которые формулировал персонаж «Собачьего сердца» профессор Преображенский. Разве Карл Маркс запрещает держать на лестнице ковры, спрашивал профессор? В самом деле, почему для строительства коммунистического общества нужно убрать с лестницы ковер или заколотить досками парадный подъезд дома на Пречистенке, где жил профессор. Каким образом удобный подъезд и ковер на лестнице могли противоречить построению справедливого общества?

 

Лучшие ученики

Профессору Преображенскому еще повезло. Всего через полвека, после того как в его доме заколотили подъезд и убрали с лестницы ковер, убежденный марксист Салот Сар, известный всему миру как Пол Пот, придя к власти в Камбодже, решил проблему с коврами и профессорами раз и навсегда. Новый вождь Камбоджи отменил деньги и города, а жителей городов приказал выселить в джунгли и на рисовые поля. «Работая в поте лица по корчеванию джунглей и выращиванию риса, человек поймет, наконец, подлинный смысл жизни», – учил Пол Пот.

При этом сам Брат номер один, как его назвали соратники, корчевать джунгли не пошел. Он поселился в опустевшей столице вместе со своими приближенными и дивизией личной охраны. Заодно лидер камбоджийских марксистов распорядился убить всех профессоров. Ученых определяли просто – убивали тех, кто носил очки.

В те годы марксисты всего мира одобряли деятельность Салот Сара, строителя «научного социализма». Кстати, Пол Пот – это сокращение от французского «politique potentielle», или «перспективный политик». Перспективы действительно были большие – Пол Пот обещал построить социализм за четыре года – без денег, без городов, без профессоров, без техники. Только за счет «организационного плана».

План предусматривал сбор трех тонн риса с гектара, на основе «естественных удобрений» (то есть отходов жизнедеятельности камбоджийцев, копошившихся на рисовых полях). Собранный рис должен был быть отправлен на экспорт, а экспортные доходы – поделены между марксистами по справедливости. Материальный стимул был предусмотрен и для населения – «план Пол Пота» обещал каждому камбоджийцу разрешение на употребление сладкого: сначала раз в три дня, а после построения социализма – каждый день.

 

Ссора соратников

Пол Пот мог бы строить свой социализм в джунглях довольно долго (сам он в итоге прожил 72 года), но ему не повезло. Один из приближенных вождя, генерал Хенг Самрин, недовольный размером своей доли в экспортных доходах Кампучии, насмерть поссорился с Братом номер один и убежал в соседний Вьетнам, где тоже правили марксисты и союзники Пол Пота.

Во Вьетнаме беглый генерал Тон Хенг Самрин довольно подробно рассказал престарелому вьетнамскому фюреру Тон Дык Тхангу о том, какими плохими словами Пол Пот обзывает вьетнамского вождя, критикуя его за отказ от «истинного марксизма». Взбешенный Тон Дык Тханг решил делом доказать, чей марксизм лучше. Вооруженные до зубов вьетнамские батальоны, при поддержке танков и тяжелой артиллерии, смяли ополчение «красных кхмеров» Пол Пота и заняли столицу.

В обозе вьетнамской армии в Камбоджу вернулся и Хенг Самрин, которого вьетнамцы объявили новым вождем. Брат номер один бежал в джунгли. Последний эксперимент по ускоренному строительству марксистского социализма в джунглях был закончен. Количество жертв марксистского проекта Пол Пота неизвестно до сих пор. Примерная оценка – от миллиона, как утверждают сторонники Пол Пота, до трех миллионов, как заявили его противники. Каждый восьмой или каждый пятый камбоджиец.

Двадцать лет назад Пол Пот умер на своей базе в джунглях, ни в чем не раскаявшись. Единственная дочь марксиста, родившаяся, когда Пол Поту было за шестьдесят, удивительным образом оказалась владелицей миллионного состояния. Три года назад она вышла замуж – за мультимиллионера, разумеется.

 

Марксизм – это как?

Нет, говорили последователи Маркса, что бы там ни говорил Пол Пот, Карл Маркс не призывал устроить лагеря уничтожения и не запрещал держать на лестнице ковры. Он хотел только уничтожить несправедливое, буржуазное общество и заменить его новым, справедливым и правильным. Правда, как замечал даже такой марксист, как Владимир Ленин, «открывать политические формы этого будущего Маркс не брался».

А ведь это выглядит как минимум странным. Социальные философы, которых Ленин называл предшественниками Маркса, – Роберт Оуэн и Шарль Фурье, – оставили подробнейшие описания организации идеального коммунального быта и систем организации коллективного труда, результаты которого будут поделены по справедливости. Талантливый предприниматель, миллионер Жан-Батист Годен, начинавший свою карьеру рабочим на шахте, пошел еще дальше.

Рабочие страдают от тяжелых условий жизни, это верно, говорил Годен. Что ж, давайте построим для них хорошо устроенное комфортабельное жилье, не хуже того, в котором живут представители привилегированного класса. Если правильно организовать его эксплуатацию и не воровать, то пролетарии «в бытовом плане» смогут жить не хуже, чем их более состоятельное соотечественники. «Фамилистер», или «социальный дворец», построенный Годеном, благополучно просуществовал более ста лет и прекратил свою деятельность только в конце 1960-х годов просто потому, что высокий уровень жизни во Франции уже не обеспечивал обитателям «фамилистера» каких-то особенных преимуществ в комфорте.

Но Маркс по поводу практического устройства справедливого общества не проронил ни слова. Он только сказал (в «Коммунистическом манифесте»), что для уничтожения буржуазного общества необходима передача капиталов государству, обращение земельной ренты на покрытие государственных расходов, государственная монополия на транспорт, отмена права наследования, увеличение числа государственных фабрик, централизация кредита в руках государства.

А что будет потом, спрашивал Маркса великий борец за свободу угнетенных и теоретик анархизма Михаил Бакунин, первый переводчик Маркса на русский язык. Хорошо, мы уничтожим частную собственность, как предлагает Маркс. Пусть капиталы перейдут в руки государства. Но кто и на каких условиях будет работать? Куда исчезнет эксплуатация и эксплуатируемый класс?

 

Новые деспоты

Маркс не ответил Бакунину, но по поводу эксплуатации в новом обществе высказался писатель Лев Толстой. При передаче собственности государству эксплуатация не исчезнет, писал Толстой, в этом и заключается главная ошибка теории Маркса. Пусть капиталы перейдут в руки правительства, но что такое «правительство»? Это те же частные люди, имеющие власть, и передача им собственности будет означать лишь переход деспотизма из одних рук в другие. То властвовали распорядители капитала, теперь будут властвовать «распорядители рабочих», объяснял Толстой. В чем же разница?

Но на вопрос о том, кто будет работать в постбуржуазном обществе, Маркс ответил. Должны быть учреждены промышленные армии, писал Маркс, в особенности в земледелии. Как раз эти «трудовые армии земледельцев» и учредил «перспективный политик» Салот Сар, Брат номер один. Все по Марксу.

Впрочем, Пол Пот был не одинок. Везде, где к власти приходили марксисты, сначала с лестниц в частных домах исчезали ковры, а потом возникали «трудовые армии». Маркс дальновидно не сказал, кто в промышленной армии должен стать «трудовым солдатом», кто – «трудовым сержантом», а кто – «трудовым генералом». В этом и заключается вечная привлекательность марксизма для тех, кто свое желание стать «промышленным маршалом» прикрывает рассуждениями о «социальной справедливости».

На самом деле марксизм жив, и он гораздо ближе, чем нам кажется. Российские начальники, судя по их делам, совершенные марксисты. Государственных фабрик все больше, кредит сосредотачивается в государственных банках, железные дороги остаются государственной монополией, крупнейшая авиакомпания принадлежит государству, и даже ненавидимые Марксом «эксплуататоры-олигархи» называют себя государственными людьми и требуют денег из государственного бюджета. От марксистских промышленных армий нас страхует только неспособность наших начальников договориться между собой о том, кто в этой армии будет генералом, а кто – полковником: все они хотят быть «трудовыми маршалами», как соратники-марксисты Пол Пот и его друг Хенг Самрин.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры: