Экономика

Александр Хуруджи: Будет показательная посадка, а тех, кто за всем стоит, не найдут

Ростовский предприниматель Александр Хуруджи, которому удалось не только выйти из СИЗО, но и доказать публично свою невиновность, рассказал о том, что довелось пережить его семье, и о возможной судьбе предприятия, которого он лишился.

 


– Александр, что происходило с вашей семьей, когда вы оказались в СИЗО?

– Семья осталась в Москве, под присмотром друга. От дочери, когда случались редкие возможности услышать ее голос, был один и тот же вопрос: «Папа, когда ты достроишь завод?» – я берег ее от правды.

И, конечно, сильно переживал за них, так как рейдеры были связаны с Кавказом, а у нас еще живо представление об их жестокости. В каком- то смысле моей семье повезло. Был высок уровень предприятия, плюс моя известность, за счет чего ситуация выходила за рамки области, поэтому действия в стиле 90-х себе могли позволить только полные отморозки.

Семью как инструмент попытались использовать. В какой-то момент убедили, что им угрожает опасность – навешали на уши лапши и убедили воспользоваться одним известным адвокатским бюро. Я всегда говорил жене: «В случае чего обращайся к тому-то», – что она и сделала, а он совершенно искренне посоветовал известного на всю страну адвоката. Тот, в свою очередь, посоветовал других, они привлекли еще людей – получилась очень сложная цепочка. И жену ввели в заблуждение, объяснив, что все страшно, и срочно перевезли под охраной, оставив без связи.

Их держали в президент-отеле в Москве, который контролируется серьезным бизнесменом из Чеченской Республики. Относились хорошо, но рассказывали о какой-то виртуальной опасности, ограничили общение со всеми. Жена достаточно быстро поняла, что от нее хотят, и объяснила, что у нее нет акций. Когда они увидели, что никто, кроме меня, не может переписать акции, интерес к семье пропал.

 

– Родители оставались в Ростове, на них как-то воздействовали?

– Родителей не тронули, хотя были неприятные обыски Гринина (следователь, который вел дело – прим. ред.), которые проходили при соседях. Следователи специально громко говорили, что их сын украл полмиллиарда – такие методы психического воздействия. Мама носила сумки в СИЗО – это было ей физически тяжело, стояла там часами, потому что так там все организовано.

Но что поражает больше всего: несмотря на оправдательный приговор, с моего брата не сняты обвинения, он до сих пор в розыске. Его привлекли к делу, потому что одна фамилия – записали через запятую, чтобы оказать давление на меня, чтобы ломать, заставить в чем-то сознаться. А у него двое грудничков, и это очень тяжело для меня. Я пишу ходатайства – как об стенку горох.

 

– Вы окончательно потеряли предприятие «Энергия» или еще есть надежда его вернуть?

– Пока я был в СИЗО, на предприятии воспользовались ситуацией и успели захватить оригиналы документов. Но мне и здесь повезло: желая нагадить как можно сильнее, местные правоохранители блокировали все, и в своем желании выслужиться невольно помогли мне, перекрыв доступ к акциям.

Но когда я вышел, они поступили по беспределу: подделали подпись на документе задним числом, это выяснилось, когда я обратился в полицию. Заметая следы, они на всякий случай все активы перевели с одного предприятия на другое. Рейдеры продолжают выкачивать деньги в надежде, что сработает старый механизм, когда «договариваются», но они наделали много ляпов, потому что стряпали на скорую руку.

 

– Вы говорили в суде, что это граждане Чеченской Республики, сейчас можно назвать реальных рейдеров?

– Да, но они в Москве. Это те лица, которых в самой республике не любят. Это даже не бизнесмены, а в чистом виде мошенники, выходцы из республики, которые воспользовались ситуацией и сделали то, что в военное время называется мародерством.

 

– Почему тогда эти люди и их помощники живут как ни в чем не бывало?

– Я уверен, что те, кто был связан с процессом и брал за это какие-то «коврижки», будут делать все, чтобы дело не расследовалось – играть в «футбол». Но рано или поздно то, что я обращался и к генпрокурору Чайке, и в другие органы, сработает.

 

– Ваш прогноз – чем может завершиться это уголовное дело?

– Предприятие сохранит свою работу, независимо от того, под чьим руководством будет. Но я надеюсь, что мне в конечном итоге вернут его активы. Вообще это вызов для правоохранительной системы, поэтому сделают крайним обычного директора, не зря он сейчас прячется, меняя машины и некоторых юристов. Будет показательная посадка, а те, кто за ними стояли, уйдут, либо их не найдут, либо будут долго разыскивать. Так у нас, к сожалению, происходит в России.

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы