Экономика

Россия для Южной Кореи – это дорога в Европу

В Санкт-Петербурге прошел второй «Бизнес-форум нового поколения корейцев – 2018». Три сотни его участников представили не только предпринимателей из Южной Кореи, но и корейские диаспоры России, Китая и Средней Азии. Задача форума – впечатлить «азиатского тигра» инвестиционным потенциалом российского Северо-Запада.

 


Санкт-Петербург и Ленинградская область давно и довольно успешно развивают экономические связи с Южной Кореей: достаточно упомянуть расположенный в промзоне «Каменка» крупный автозавод «Хендэ» и целое семейство его поставщиков. В Петербурге c 1997 года работает научно-исследовательская лаборатория LG Electronics Inc., а также пятизвездочный «Лотте Отель», принадлежащий южнокорейской сети Lotte Hotels & Resorts. Однако в целом товарооборот между Южной Кореей и Россией, хотя и вырос на 20% по итогам 2017 года, не так и велик. За прошлый год он составил, по разным данным, от 16-ти до 20-ти миллиардов долларов. Впрочем, рост следует после провала, случившегося в 2014 году. Тогда внешнеторговый оборот составлял 27,31 миллиарда долларов.

 

Переменчивая политика влияет на бизнес-климат

По словам Ким Джон Кёна, президента штаб-квартиры Корейского агентства содействия торговле и инвестициям Kotra в СНГ, по-прежнему на экономическое взаимодействие стран по-прежнему влияет политика.

– Объем торговли между Кореей и Россией – низкий. Доля корейских инвестиций в Россию – всего 0.7%. Но ответственность за это несет не Россия, а Корея. В 1945-м году Корейский полуостров был разделен на Север и Юг. Об этом в Корее не забыли. Многие корейские бизнесмены и граждане считают Россию не экономическим партнером, а страной, ответственной за разделение полуострова и обязанной способствовать решению проблемы (в прошлом году РФ присоединилась к международным санкциям против КНДР – прим. ред.). Мы смотрим политическим взглядом на Россию. Многие наши руководители обучались в США, поэтому отношения и не развиваются. Самый трудный момент в российско-корейских отношениях – это КНДР. Однако ситуация меняется (видимо, имеются в виду переговоры о нормализации отношений между Северной и Южной Кореями – прим. ред.). Главная задача деятельности Kotra – исправить мнение корейцев о России. Мы ежегодно отправляем двести бизнесменов из России в Корею и наоборот. Россия для нас – это дорога в Европу. Она является нашим будущим стратегическим партнером, – сообщил он.

В прошлом году отношения между Китаем и Кореей стали хуже, и многие корейские бизнесмены заинтересовались российским рынком. Многие корейские предприятия готовят инвестиции в Россию, а уже действующие в России – собираются их расширять, отметил Ким Джон Кён.

– Товарооборот между Кореей и Россией составляет 16 миллиардов долларов и вырос за прошлый год на 20%. В прошлом году состоялась встреча корейского президента Мун Чжэ Ина и Владимира Путина в рамках Восточного экономического форума. Президенты проявили заинтересованность в соглашении о создании зоны свободной торговли между Кореей и странами ЕАЭС. Корея предложила свое участие в развитии Дальнего Востока, проектах в области сельского хозяйства и освоении Северного морского пути. Такое активное сотрудничество возможно, в том числе благодаря 500 тысячам корейцев, проживающим в СНГ, – добавил он.

А вот почетный генеральный консул Кореи в Санкт-Петербурге Ким Ги Ым высказался с неожиданным надрывом.

– Я живу в Ленинграде 58-й год. Здесь похоронена моя мама. Это прекраснейший город Европы. Надеюсь, над нашими головами не прозвучит эхо войны, – завершил свое приветствие форуму дипломат.

 

«Земля наша велика и обильна»

По мнению председателя Ленинградской областной торгово-промышленной палаты Юрия Васильева, санкции в отношении России парадоксальным образом могут даже повысить инвестиционную привлекательность страны.

– Я побывал в разных регионах Северо-Запада и хочу сказать, что, несмотря на санкции, иностранные компании проявляют интерес к российскому рынку. Одна из причин этого состоит в том, что из-за санкций освобождается ниша для нового входа на рынок. Есть много не политизированных организаций, заинтересованных в развитии бизнеса. Психология этих бизнесменов работает вопреки общей политике. Да, санкции приводят к сложностям, но налицо стремление иностранного бизнеса закрепиться здесь. Хороший пример: Подшипниковый завод в Вологодской области. Это смешанное предприятие, которое заняло около 20% российского рынка (Вологодский завод специальных подшипников, открытый в октябре 2017 года – прим. ред.). Один из проектов в Карелии, в который мы хотели бы привлечь инвестиции, – реконструкция Онежского тракторного завода. Мы давно пытаемся сдвинуть этот тяжелый проект с мертвой точки, – сказал Юрий Васильев.

По его словам, «структура торговли между Ленинградской областью и Южной Кореей – адекватная».

– Мы поставляем продовольственные товары и минеральные удобрения, а ввозим продукцию машиностроения, текстиль, обувь. Вырос экспорт мяса в Южную Корею. Кроме того, Корея является вторым крупнейшим импортером мороженой рыбопродукции. Растет и сфера туризма: около 250 тысяч корейских туристов посетило область в прошлом году, – отметил он.

В столь же оптимистическом духе высказался и зампредседателя Комитета экономического развития Ленобласти Дмитрий Мерешкин. По его словам, регион заинтересован, прежде всего, в южнокорейских цифровых технологиях, снижающих затраты в производственных цепочках и увеличивающих скорость бизнес-процессов. Предложить область тоже может многое.

– У нас развивается судостроительная промышленность, например, Невский и Выборгский судостроительные заводы, сельское хозяйство (надеемся, скоро Ленобласть будет кормить Санкт-Петербург). Кроме того, мы транзитный регион: на порты области приходится львиная доля российского экспорта и импорта. Мы готовы предоставить корейским инвесторам налоговые льготы, разного рода преимущества и развивать государственно-частное партнерство, – пообещал чиновник.

А вот заместитель министра экономического развития Карелии Дмитрий Кислов добавил меланхолии.

– Я спрашиваю себя: почему я здесь? Ответ – грустный. 3,9 миллиона долларов – это весь внешнеторговый оборот между предприятиями Карелии и Южной Кореи. Мы – северный сосед Ленинградской области. Иногда мы конкурируем, но нередко и сотрудничаем. Карелия – экспортно ориентированный регион, поэтому внешнеторговый оборот – существенный для нас вопрос.

Наша республика – это более 40% газетной бумаги и бумажных изделий, целлюлозы, 40% железорудных окатышей, 70% форели. Кроме того, у нас в Карелии прекрасный человеческий капитал. Наш опорный вуз – Петрозаводский университет – показывает успешные примеры коммерциализации разработок в области IT. Славится Карелия и туризмом. Республика принимает в год 800 тысяч только организованных туристов, а самодеятельных – под два миллиона. Нам есть что показать. Карелия и Ленобласть могут быть интересны корейским бизнесменам благодаря своему транзитному потенциалу. Мы могли бы косвенным образом способствовать сотрудничеству корейских компаний со скандинавскими рынками, – считает Дмитрий Кислов.

 

Кореец, помоги корейцу

Наиболее критично высказался президент Общероссийского объединения корейцев Василий Цо. По его мнению, патриотический долг корейских бизнесменов состоит в том, чтобы помочь русскоязычным соплеменникам, создавая рабочие места в России.

– Я представляю объединение, имеющее структурные подразделения и культурно-национальные автономии в 45-ти субъектах РФ и хотел бы обратить внимание на вопросы не столько экономического, сколько социального характера (хотя они тесно переплетены с бизнесом). Три-четыре года назад я гордился тем, что корейцы из России, в отличие от корейцев из Казахстана и Киргизии не ездят на заработки в Корею как гастарбайтеры. Но за последние два-три года корейская русскоязычная молодежь все больше уезжает в Корею, не учиться или повышать квалификацию, а крутить арматуру. Ведь в Корее среднемесячная зарплата – 2 тысячи долларов. Я думаю, что для Кореи это может создать проблему. Русскоязычные корейцы в Сеуле уже создают социальную напряженность, как и китайские корейцы. Это говорит о том, что с бизнесом в России – большие затруднения. Есть смысл создавать рабочие места здесь, в России, – заявил он.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы