Экономика

Олег Шеин: «В России крайне низкое налогообложение капитала»

В правительстве и Госдуме спорят о налоговой реформе. В конце марта вице-премьер Аркадий Дворкович заявил о целесообразности повышения ставки подоходного налога с 13 до 15%. Парламентарии из КПРФ внесли законопроект о прогрессивной шкале НДФЛ, неожиданно получивший одобрение комитета по бюджету. В СМИ то и дело появлялись сообщения со ссылкой на правительственные источники о подготовке громких фискальных новаций: повышения ставки налога на добавленную стоимость до 22%, отмены льгот по НДС для социальных товаров, введения вдобавок к НДС налога с продаж и так далее. Высокопоставленные чиновники высказывают противоположные мнения и апеллируют к президенту как последней инстанции. 11 апреля Дмитрий Медведев, отвечая на вопрос депутата от фракции «Справедливая Россия» Олега Шеина, высказал скепсис по поводу прогрессивной шкалы НДФЛ. По мнению главы правительства, она ударит по среднему классу и приведет к уходу капитала в тень. Однако, отметил премьер-министр, решение по этому вопросу будет принимать новый состав правительства. Олег Шеин в интервью ПРОВЭД рассказал о том, что стоит за разгоревшейся в последнее время полемикой о налогах.

 


– В чем, по вашему мнению, главная проблема российской налоговой системы?

– В России крайне низкое налогообложение капитала. Если мы посмотрим на страны «первого мира», то увидим, что средняя налоговая нагрузка по отношению к ВВП составляет там порядка 45%. В России она была 35% в 2010-м году, а сейчас – 32%. По плану правительства, к 2035 году предполагается сокращение налоговой нагрузки на экономику до отметки в 28%.

– Это хорошо или плохо?

– Вы, наверняка, знакомы с публикациями, говорящими что, скажем, на медицину необходимо тратить не менее 7% ВВП, на высшую школу – 1% и так далее. Эти цифры возникли не случайно. Сто лет назад, в эпоху до Первой мировой, налоговая нагрузка составляла порядка 10%. Этих денег хватало на тюрьмы и армию, но не на образование, здравоохранение или культуру. ХХ век был веком экспроприации капитала, в том числе через резкое, четырехкратное, увеличение налоговой нагрузки.

– Почему именно сейчас разгорелась дискуссия о налогах?

– Сегодня много рассказывают о том, что американский и европейские бюджеты должны много денег. Но они должны не другим государствам, а корпорациям. В России имеет место то же самое, но в более гротескной форме. Налоговая нагрузка на капитал сокращается. Вместо этого государство берет у бизнеса в долг.

В 2014 году долговая нагрузка российского бюджета составляла порядка 12 триллионов рублей. На сегодняшний день она достигла отметки 18 триллионов и превысила собственные доходы бюджета. Бюджет не собирает налоги, а берет в долг у корпораций. Поэтому мы видим огромные налоговые преференции крупному бизнесу. В последние полтора года парламент принимает такие законы пачками. Чуть ли не на каждом заседании Думы одобряются налоговые скидки. Последнее такое решение было вынесено на прошлой неделе, когда была предоставлена налоговая льгота нефтяным компаниям на сумму порядка 30 миллиардов рублей. Мотивируется это, естественно, заботой о развитии бизнеса. Якобы речь идет о поддержке малорентабельных месторождений. Если себестоимость добычи нефти составляет 17 долларов США за баррель и выше, то идет налоговый вычет или устанавливается льготная ставка по налогу на добычу полезных ископаемых. Однако есть очевидные «ножницы цен»: стоимость барреля – 70 долларов при себестоимости – семнадцать. Понятно, что есть еще расходы на транспортировку, но все отлично понимают, что собственники нефтяных компаний живут гораздо лучше, чем обычные работники в Российской Федерации.

Процесс освобождения крупного бизнеса от налогов идет так быстро, что налоговое бремя отчасти пытаются перенести на обычное население, например, через увеличение косвенных налогов. В частности, правительство обсуждает идею повышения НДС, который, в отличие от налогов на прибыль, платит конечный потребитель. Другим направлением, бесспорно, является история с подоходным налогом, ставку которого предлагают повысить с 13% до 15%.

Наши разногласия с Медведевым носят идеологический характер – никакого позитивного ответа я от него и не ждал. Я сказал Медведеву: «Ваш Дворкович хочет поднять ставку налога с работников. Не лучше ли, а) ввести прогрессивную шкалу, б) отменить налоговые льготы в отношении компаний, использующих «серый» труд, неофициальную занятость?». Ведь бизнес, получая 10 триллионов рублей налоговых льгот ежегодно (есть компании, освобожденные от налогов до 2095 года!), при этом вовсю использует неофициальный труд. Недавно руководитель актуарного отдела Пенсионного фонда заявил, что регулярные пенсионные взносы в России платят 45 миллионов человек, а работников в стране – 77 миллионов. Это значит, что 30 миллионов человек находятся в сфере «серой» занятости и не отчисляют пенсионные взносы.

– Каковы перспективы введения в России прогрессивного налогообложения и политики перераспределения доходов в целом?

– Правительство отметает идею прогрессивной налоговой шкалы, хотя последний законопроект, внесенный «Справедливой Россией», был более чем комплиментарным. Он затрагивал всего 20 тысяч человек на всю страну. Правда, эти 20 тысяч человек получают 4 триллиона рублей ежегодно.

Сейчас мы вносим законопроект, направленный на то, чтобы убрать все налоговые льготы в отношении «серых» компаний, отсекать их от госзаказов и госзакупок. Почему фирмы, использующие неофициальный труд и убегающие от налогов (тем самым, кстати, использующие механизм недобросовестной, демпинговой конкуренции) могут подать заявку на госзаказ и получить его? С какой стати? Ответа от Медведева не прозвучало, и, я считаю, что доказать свою правоту им будет крайне тяжело.

– Не станет ли новая волна санкций оправданием для введения новых льгот для крупного бизнеса и сокращения социальных программ?

– Оправданием подобной политики может стать все что угодно. Но мы должны смотреть не на пропагандистскую шелуху, а на содержательные процессы. А содержательно важно отметить, что бизнес в России живет в налоговом раю. Понятно, мы говорим не про ИП. Но все доходы консолидированного бюджета от малого бизнеса (а это не только ИП, но и компании с оборотами до 80 миллионов рублей в год) составляют всего 2%. Применительно к местным бюджетам эта доля выше, но, говоря об общей бюджетной модели РФ, необходимо признать, что доля малого бизнеса в ней ничтожна и налоговых льгот у него мало. А вот крупный капитал получает гигантские преимущества.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы