Экономика

К чему приведут торговые войны между Китаем и США?

Китай поднял пошлины на 128 видов американских товаров в ответ на введение пошлин со стороны США на ввоз алюминия и стали. К чему приведет торговое противостояние двух стран, выиграет ли от этого Россия? На эти и другие вопросы отвечает директор Центра стратегических исследований Китая РУДН Алексей Маслов.

 


– Сейчас пока принятые пошлины ни на чем не сказались. Реальный эффект будет понятен приблизительно в течение года. В чем суть проблемы? Китай за последние 3-4 года методично ставит под контроль целые области мировой экономики, в том числе и области, связанные со сталелитейной промышленностью, алюминиевой промышленностью. И считается, что Китай контролирует до 40% мировых алюминиевых рынков. Зависимость США от Китая, конечно, опасна для американцев. Это одна из причин, по которым Трамп объявил торговую войну.

По Китаю наносится серьезный удар. Например, ряд заводов на северо-востоке Китая сократит производство – по приблизительным подсчетам, минимум на 15%. Это очень много для таких заводов. Они дотируются правительством Китая для того, чтобы была возможность продавать сталь, алюминий и ряд изделий из них по демпинговым ценам. Это, в свою очередь, необходимо для захвата ключевых рынков в Европе и в США. Косвенные потери Китая составят около 6 млрд долларов – и это лишь недополученная прибыль, не считая прочих потерь.

Для сравнения приведу другие цифры. Так, например, товарооборот Китая с США сегодня составляет около 600 млрд долларов, товарооборот Китая с Россией – 89 млрд долларов, товарооборот Китая с Японией – около 300 млрд долларов. И даже после сокращения всех поставок, США будут продолжать являться самым крупным торговым партнером Китая с оборотом примерно 530 млрд долларов, что больше, чем товарооборот Китая с объединенной Европой.

Меры ударят и по США, поскольку американцы не производят в достаточном количестве ни алюминия, ни стали. Зато людей, которые задействованы в производстве изделий из этих металлов, в совокупности около 6 млн человек, и все это ударит по ним через сокращение производства, пусть даже и временное. Косвенный ущерб будет довольно значительным: хотя товарооборот с Китаем и США сейчас падает всего на 10%, это около 60 млрд долларов.

Есть еще большая проблема: китайская экономика не может быстро подготовиться к ответным мерам. Китай, как известно, ввел пошлины на ввоз более чем 120 наименований товаров. Прежде всего, это свинина и фрукты. Сам Китай практически перестал производить их за последние 5-7 лет в связи с расширением индустриального производства. Если говорить грубо, заводы съели пашни. Сегодня Китай должен срочно искать себе новых поставщиков свинины, которая очень популярна в стране. Географически страна окружена крупными мусульманскими государствами, и оттуда свинины поставляется очень мало. Сейчас Китай пытается переключиться на рынки Вьетнама, других стран Юго-Восточной Азии, но сделать это быстро довольно сложно. Страна также будет страдать от недостатка фруктов, например, фиников, которые поставляются США или же по американской квоте. Здесь Китай будет стараться переключиться на Вьетнам или на Перу, но дело в том, что себестоимость американских продуктов в связи с дотациями, в том числе и на сельское хозяйство, значительно ниже. То есть будет прямой и косвенный подъем цен на эти продукты в Китае – приблизительно на 10%. И это лишь начало войны. Как результат полномасштабной торговой войны возникает возможность закрытия ряда производств или сокращения ряда производств, безработица. А для Китая, который сейчас активно развивается, это может стать довольно существенным социальным ударом.

Что еще может случиться? Может возникнуть «эффект домино». США выдвинули разные обвинения против Китая – тут и кража технологий, и антидемпинговые меры. Неоднократно звучали обвинения в адрес Китая, что Китай пытается просто поставить под контроль целые сектора американской экономики. Китай, действительно, пытается вторгнуться в экономики других стран, например, Европы, Латинской Америки, Африки. Если во всех этих государствах будет введен ряд ограничительных мер либо на продукцию из Китая, либо на инвестиции, то есть на покупку активов других стран, то тогда уже начнется полномасштабная торговая война.

В отношении России дело обстоит двояким образом. С одной стороны, казалось бы, возникает большой избыток продуктов, например, стали, которую мы могли покупать в Китае. Но поставки готовой продукции из Поднебесной торпедируют наше производство, нашу отечественную индустрию. Нам выгоднее не брать в Китае готовые товары, а проводить совместное инвестиционное развитие с Китаем и продавать в третьи страны продукцию.

Теоретически поставлять свинину в Китай может и Россия, особенно, скажем, Забайкальский край, где есть некоторый переизбыток свинины. Но есть некий момент по логистике. Китай несколько лет назад окончательно завершил сделку по приобретению мировой логистической компании Cofco. Это компания-перевозчик, но при этом является еще и агрегатором: Китай не покупает, допустим, подсолнечное масло у каких-то отдельных компаний, а он обращается в Cofco, которая агрегирует большие партии. Эта компания для поставок продукции в Китай в основном работает на территории США, поэтому там все отработано значительно лучше, чем в случае поставок из Китая в Россию.

Также Китай предъявляет довольно жесткие гигиенические требования, и как раз большинство пищевой продукции из России не проходит по так называемому гигиеническому сертификату. Это касается как мясной продукции, так и муки, изделий из муки, российского меда. Продать товар в Китай не так просто. К тому же есть и другие поставщики. Например, сегодня большая часть растительного масла идет в Китай из Румынии, а не из России, потому что там хорошо налажена логистика поставок.

Подчеркну отдельно: меры против Китая были объявлены тогда, когда страна начала крайне активно выходить за рубеж, в частности, начала развивать свой проект «Один пояс – один путь». Китай стремится создать вокруг себя «Сообщество стран общей судьбы». Это страны, которые признают авторитет и лидерство Китая и предоставляют ему свои ресурсы и свои дороги для перевозки продукции. И США прекрасно понимают, что Китай собирает вокруг себя лагерь стран, которые будут составлять и торговую, и политическую антиамериканскую коалицию.

Трамп прав – торговая политика Китая агрессивна. И более того: на этом все и стоит. Решить китайские экономические проблемы только внутри страны невозможно. Единственный способ – это выход Китая за рубеж и переподчинение в своих интересах энергетики, логистики, торговли. Китай активно вторгается в Европу и особенно в Латинскую Америку. Для представления о масштабах вторжения: большая часть аргентинской сои, более 70%, поставляется в Китай. Чилийские продукты в основном поставляются в Китай, также как и перуанские продукты. Все эти страны очень зависят от Китая.

Трамп также обвиняет Китай в воровстве технологий. Но мне кажется, что Трамп пользуется устаревшими сведениями. Китай в 90-е годы, в начале 2000-х, действительно, в прямом смысле воровал многие технологии. Но сегодня Китаю проще закупить эти патенты. Дело в том, что патентное право в Китае региональное. То, что вы запатентовали, например, в США или в России, не защищено патентом в Китае. Это значит, что на китайском рынке можно запатентовать и ваше название, и вашу технологию, и вашу торговую марку и выдавать ее за китайскую, не нарушая никакого другого законодательства. Этим и пользовался Китай. А теперь многие компании – американские, даже российские – сначала патентуют свою продукцию в Китае, а потом уже начинают ее продавать.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы