Экономика

Сколько денег мы потеряли в Ливии?

Россия пытается вернуть утраченные позиции в Ливии. Процесс идет медленно и трудно, но обнадеживающие признаки восстановления стабильности и возобновления бизнеса – налицо. О том, сколько денег мы потеряли в Ливии и как возвращаемся в эту страну, рассказывает эксперт по работе со странами Ближнего Востока и Северной Африки Павел Гулькин.

 


Российские убытки

Устранение экстравагантного, но прозорливого ливийского лидера Муаммара Каддафи в октябре 2011 года в результате внутренних беспорядков и вмешательства международного сообщества ввергло некогда стабильную и благополучную Ливию в хаос. Страна раскололась, превратившись в настоящее гуляй-поле или «черную дыру», по выражению министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова. Все принялись воевать против всех за право доступа к единственному источнику национального богатства – нефти. Спустя несколько лет бардака и бедлама в бывшей столице Триполи образовалось Правительство национального согласия во главе с Файезом ас-Сарраджем. На востоке страны, в Тобруке, было создано региональное правительство маршала Халифы Хафтара. Правительство ас-Сарраджа признано ООН, а Хафтара поддерживает Национальная ливийская армия, Египет и Объединенные Арабские Эмираты. Однако их контроль над обширными пустынными пространствами Ливии весьма условен: в городах и местечках действуют разнообразные вооруженные племенные образования, отряды исламистов и просто бандиты, периодически конфликтующие между собой.

До «революции» 2011 года Ливия была одним из крупнейших военных и торговых клиентов России в Северной Африке. В сфере военно-технического сотрудничества в 2010 году Россия и Ливия подписали контракт на поставку различных видов вооружения из РФ на сумму €1,3 млрд. Сюда входили поставки 20 боевых самолетов, несколько десятков танков, двух дивизионов ракетно-зенитных комплексов «Фаворит», 40 зенитно-ракетных артиллерийских комплексов «Панцирь-С1». Планировался заказ на модернизацию более 140 танков и иного вооружения. Предполагалось, что Ливия станет первым зарубежным получателем отечественных истребителей Су-35 и закупит от 12 до 15 таких машин. Помимо этого, Ливия готовилась заказать партию из 10 боевых вертолетов Ка-52 на сумму $1 млрд. Ливийцы также выражали заинтересованность в приобретении подводных лодок типа 636, скоростных ударных ракетных катеров класса «Молния», ракетных комплексов залпового огня «Град» и новейшей ракетно-зенитной системы С-400 «Триумф». Общая стоимость оружия и систем вооружений, намеченных к поставкам в Ливию, оценивалась примерно в $4 млрд.

Перспективы участия российских компаний в области нефтедобычи и нефтепереработки в Ливии выглядели не менее впечатляющими. В октябре 2005 года «Татнефть» получила концессию Национальной нефтяной корпорацией Ливии на разработку нефтяного блока в районе Гадамес, а в декабре 2006 года выиграла права на три нефтяных блока в бассейнах Гадамес и Сирт. В 2011 году планировалось начать промышленную разработку ливийских месторождений. Но в итоге в марте 2011 года «Татнефть» прекратила все геологоразведочные работы и приостановила действие подписанных ранее контрактов из-за начавшегося вооруженного конфликта и иностранной интервенции. Персонал компании был эвакуирован. Общий объем инвестиций «Татнефти» в разработку ливийских месторождений составлял как минимум $193 млн.

В декабре 2006 года «Газпром» выиграл тендер на разведку, разработку и дальнейшую добычу углеводородов на блоке №19 на ливийском шельфе Средиземного моря. Права на разработку месторождения были предоставлены российской компании на срок до 30 лет. Стоимость проекта оценивалась в сумму свыше $200 млн. Инвестиции «Газпрома» по контракту по состоянию на 31 декабря 2010 года составили 11 млрд рублей. По тогдашнему курсу это более $361 млн, которые представляют собой чистый убыток компании.

В 2008 году ОАО «РЖД» и Управление по реализации железнодорожных проектов Ливии подписали контракт на строительство железнодорожного участка Сирт-Бенгази. Этот проект являлся частью национальной железнодорожной сети протяженностью 3170 км и стоимостью $12 млрд. Протяженность российской ветки составляла 554 км, а стоимость проекта оценивалась примерно в €2,2 млрд. Срок строительства должен был составить 4 года. Работы начались в августе 2008 года, а в 2009 году «Зарубежстройтехнология» уже проложила 14 километров рельсовых путей, собрала и установила 110 стрелочных переводов. Однако из-за беспорядков, вспыхнувших в феврале 2011 года, РЖД были вынуждены приостановить свою деятельность и эвакуировать персонал обратно в РФ. Осенью 2011 года тогдашний глава РЖД Владимир Якунин заявлял, что его компания не получила компенсацию на сумму 20 млрд рублей «за понесенные расходы и приобретение техники» в Ливии.

В сентябри 2008 года компания «Русал» подписала Меморандум о взаимопонимании по образованию совместного предприятия с Государственным фондом социального и экономического развития Ливии (ESDF) для реализации проекта строительства крупного энерго-металлургического комплекса в Ливии. Этот комплекс должен был включать в себя алюминиевый завод мощностью до 600 тысяч тонн в год и газовую электростанцию мощностью более 1500 МВт. Завод в Ливии должен был стать третьим по объему производства алюминия предприятием группы компаний «Русал» после Красноярского и Братского алюминиевых заводов. Этот проект, как и другие, не был реализован из-за событий 2011 года.

Стоит отметить, что все крупные российские инвестиционные проекты в Ливийской Джамахирии были получены российскими компаниями после списания задолженности Ливии перед Россией в объеме $4,5 млрд в апреле 2008 года.

 

Возвращение в Ливию

В условиях полнейшего развала страны и непрекращающейся разрухи говорить о возможности нормального ведения здесь бизнеса, казалось бы, не представляется возможным. Однако это не совсем так. Параллельно с европейскими и международными миротворческими группами в Ливии Россия создала собственную Контактную группу по урегулированию в этой стране при МИД РФ и Госдуме, которую возглавляет помощник главы Чеченской Республики Лев Деньгов. Его основной задачей является поддержание контактов со всеми участниками внутриливийского противостояния, защита и продвижение российских интересов. Эти интересы проистекают в первую очередь из заключенных с правительством уничтоженной Ливийской Джамахирийи гражданских и военных контрактов. А также соглашений, возобновленных или вновь подписанных новообразованными ливийскими структурами с российскими партнерами.

Несмотря на двоевластие и продолжающуюся неразбериху, в феврале 2017 года российская «Роснефть» подписала рамочное соглашение с Государственной нефтяной компанией Ливии (NOC) по инвестициям в энергетический сектор. Это соглашение предусматривает создание совместной рабочей комиссии для оценки возможностей в различных сферах. Стороны также подписали соглашение о добыче нефти. А в октябре того же года «Роснефть» начала закупать ливийскую нефть в объеме одной-двух отгрузок в месяц. Подробности соглашения и объемы закупок ливийская и российская сторона не разглашают.

В интервью РИА Новости в декабре 2017 года Лев Деньгов сообщил, что в бизнес-миссию РФ, которая отправится в Ливию в 2018 году, войдут представители РЖД для обсуждения перспектив возобновления контракта на строительство заброшенной железнодорожной линии Сирт-Бенгази и компенсации убытков, понесенных российской компанией. Это потребует доподписания и корректировки контракта на взаимовыгодных условиях. РЖД все это время с 2011 года не прерывали контактов с ливийскими партнерами и в настоящее время ожидают ответа от ливийской стороны на свои предложения.

В 2016-2017 годах Москву посещали как представители базирующегося в Триполи Правительства национального согласия, так и конкурирующего с ним правительства в Тобруке. Маршал Хафтар в 2016 году дважды посетил Россию, а в марте 2017 года в Россию приехал лидер президентского совета в Триполи Файез ас-Саррадж. Симпатии Москвы по общему убеждению склоняются в пользу Хафтара. Ас-Саррадж, несмотря на признание его легитимности ООН, воспринимается как западная креатура. К тому же его позиции внутри страны выглядят более слабыми и менее устойчивыми. Хафтар же, известный как непримиримый противник исламистов, во время своих посещений России встречался с министром иностранных дел Сергеем Лавровым, министром обороны Сергеем Шойгу и секретарем Совета безопасности Николаем Патрушевым. Подробности его переговоров с высшими российскими чиновниками неизвестны, однако по сообщениям арабских и англоязычных СМИ, какие-то предметные договоренности о поддержке Россией его правительства достигнуты были. Во всяком случае, 18 февраля в интервью египетской газете «аль-Яум ас-Саби’» Лев Деньгов дал понять, что Хафтар просил создать российскую военную базу в восточной части Ливии. В детали Лев Деньгов не вдавался, заявив, что этот запрос был направлен в Минобороны России.

Возобновление нормального делового сотрудничества между Россией и Ливией возможно только в условиях восстановления безопасности и стабильности в этой североафриканской стране. Москва хочет добиться этого за счет достижения согласия между маршалом Хафтаром и премьером ас-Сарраджем. Взяв на себя роль авторитетного арбитра в Ливии, Россия сможет расширить свое влияние в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, укрепить свое военное и экономическое присутствие в Средиземноморье и, наверняка, вернуть свои деньги.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы