Экономика

Черноморское экономическое сотрудничество оказалось пустышкой

Программа Черноморского экономического сотрудничества (ЧЭС), инициированная 26 лет назад, так и не сумела обеспечить должный уровень экономической интеграции стран Причерноморья. При всей декларативной поддержке Организации черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС), Россия, будучи крупнейшим участником этого объединения, мало что может сделать для ее полноценного функционирования. Тон в черноморском регионе задает Евросоюз, ставший непосредственным черноморским игроком после присоединения Румынии и Болгарии к ЕС в 2007 году. Подробнее об этом рассказывает эксперт по работе со странами Ближнего Востока и Северной Африки Павел Гулькин.

 


В июне 2017 года отмечалась памятная дата – 25-летний юбилей подписания договора о Черноморском экономическом сотрудничестве в 1992 году. Хотя организационно структура, объединяющая причерноморские государства, была создана лишь семь лет спустя, в мае 1999 года. Сегодня в Организацию черноморского сотрудничества входят 12 стран-членов, 17 наблюдателей – отдельных стран, международных, региональных и нерегиональных организаций, получивших статус «секторальных партнеров».

Еще в период образования ОЧЭС в среде международных экспертов не было единодушного мнения относительно целесообразности кластеризации черноморского региона. И четверть века назад, и сегодня многие считают, что масштаб разнородности экономик, культур, территориальных размеров и интересов не дает оснований считать Причерноморье сколько бы то ни было целостно-обособленным пространственным образованием. Отсюда их мнение, о том, что регион, территория которого составляет около 20 миллионов квадратных километров, а население – около 350 миллионов человек, является искусственной геополитической конструкцией. Другие эксперты придерживаются противоположной точки зрения, полагая, что существовавшие на протяжении веков связи и скрепы между государствами, имеющими выход к Черному морю, со временем возобладают над сиюминутными противоречиями. По их мнению, созданный причерноморский союз направлен в будущее и поэтому имеет полное право на существование в настоящем.

Концептуальные разнотолки не помешали странам-участникам ЧЭС принять в 1999 году «Босфорское заявление», в котором декларировалось, что Черноморское экономическое сотрудничество должно обеспечить на Черном море «мир, стабильность и процветание, а также более высокий уровень интеграции его участников в мировую экономику». В процессе своего становления ОЧЭС обзавелась соответствующим исполнительным бюрократическим аппаратом – Секретариатом, и структурами интеллектуального и финансового обеспечения – Международным центром черноморских исследований (МЦЧИ) и Черноморским банком торговли и развития (ЧБТР). По аналогии с организационной структурой ЕС причерноморские страны также создали Парламентскую ассамблею черноморского экономического сотрудничества. Для реализации своей основной цели – региональной черноморской интеграции – в рамках ОЧЭС действуют 18 отраслевых рабочих групп. Помимо этого вокруг ОЧЭС создана целая сеть разного рода комитетов, ассоциаций, комиссий и центров, курирующих отдельные стороны и аспекты причерноморского партнерства.

 

Россия и ОЧЭС

В мае 2017 года во встрече глав государств и правительств стран-участниц ОЧЭС в Стамбуле, посвященной 25-лентнему юбилею организации, принял участие председатель правительства РФ Дмитрий Медведев. В своем выступлении он отдал должное благим намерениям и усилиям стран-участниц запустить процесс «превращения региона в зону стабильности и процветания» и «извлечения из нашего морского соседства реальной пользы для наших экономик». Но в содержательной части своего выступления премьер признал, что за весь четвертьвековой период существования этой региональной структуры ей мало что удалось сделать на практике для вывода причерноморского сотрудничества на достойный уровень. Изначально вызывавший большие сомнения у специалистов помпезный флагманский проект строительства кольцевой автодороги вокруг Черного моря в нынешней политической ситуации вряд ли может быть реализован по понятным причинам.

«По части взаимного товарооборота [...], – констатировал российский премьер, – цифры пока довольно скромные». По его словам, «общий объем торговли стран ОЧЭС продолжал снижаться». Чиновники такого ранга не могут позволить себе категоричности и резкости в суждениях, однако официальная статистика говорит о том, что взаимная торговля между российским Причерноморьем и другими странами черноморского бассейна на общем фоне ничтожна.

Товарооборот между Краснодарским краем и пятью его черноморскими соседями (Абхазией, Болгарией, Грузией, Румынией и Украиной) в 2016-2017 годах составил всего $495 и $576 млн соответственно. Примерно на такую же сумму – около $0,5 млрд – Российская Федерация в 2017 году только в Египте закупила фруктов и овощей. При этом удельный вес Причерноморского региона в совокупном товарообороте Кубани за эти годы снизился с 5,3% до 4,9%. Прирост же товарооборота между краевыми экспортерами и дальнем зарубежьем пришелся на страны Средиземноморья, прежде всего, на Ближний Восток. Доля других средиземноморских стран за эти годы также сократилась, увеличившись при этом в абсолютном выражении на общем фоне роста объема внешней торговли с $9,4 до $11,7 млрд. Особенно показателен пример нашего ближайшего черноморского соседа – Украины. По данным Государственной службы статистики Украины, в 2017 году она значительно нарастила товарооборот с Россией. Москва вернула себе статус одного из крупнейших торгово-экономических партнеров Киева, поставив в Незалежную товаров на сумму $7,2 млрд. Это на 39,9% больше показателей 2016 года. При этом товарооборот между Краснодарским краем и Украиной вырос только на 28%, с $272 млн в 2016 году до $348 млн в 2017 году, что несколько меньше общестрановых темпов прироста.

По словам Дмитрия Медведева, для развития региональной инфраструктуры нужно развивать современные технологии, такие как IT-инфраструктура, развивать интенсивность транспортных коммуникаций, включая судоходство в Черноморском регионе, в том числе за счет новых маршрутов, за счет паромных, мультимодальных перевозок. Но на все на это у причерноморских стран элементарно не хватает собственных инвестиций. Ресурсов опорного регионального банка – ЧБТР – явно недостаточно для запуска полномасштабных проектов, тем более что этот банк работает в основном на межбанковском рынке. Выход председатель правительства РФ усмотрел в расширении «взаимодействия с международными и региональными организациями, с банками, фондами», чтобы «формировать на их основе полноценное развернутое партнерство».

Подобный вывод выглядел бы совершенно естественным и логичным в ситуации явной пробуксовки черноморской региональной интеграции, если бы не проклятая реальность. Проблема заключается в том, что, будучи крупнейшим участником ЧЭС по показателям численности населения и территории, наша страна не обладает соразмерным экономическим влиянием на черноморские дела. Не является самым влиятельным игроком и вторая по размеру населения и территории черноморская держава – Турция.

Основной тон в ОЧЭС задает ЕС. После присоединения в новогоднюю ночь 2007 года к Евросоюзу Румынии и Болгарии Черное море, по сути, превратилось во внутренний водный бассейн объединенной Европы. И будучи несоизмеримо богаче всех прочих участников ЧЭС, европейцы проводят в регионе последовательную политику по насаждению собственных экономических и хозяйственных стандартов и правил, щедро обеспеченную финансовыми ресурсами. Это происходит параллельно с процессом аккуратного вытеснения России из создаваемых ими региональных организаций и инициатив, вроде «Черноморской синергии» и «Восточного партнерства».

Достаточно указать на то, что в программе «Черноморского трансграничного сотрудничества», через которую перетекают основные финансовые потоки из ЕС в государства Причерноморья, Россия попросту не фигурирует. Эта программа распространяется лишь на Болгарию, очень черноморскую страну Грецию, Грузию, Молдавию, Румынию, Украину и даже Армению. Попытки использовать в своих интересах Черное море предпринимают и другие внешние тяжеловесы – США, Китай и даже Япония. И их поползновения очень далеки от черноморской региональной интеграции в том виде, в котором ее желала бы видеть Россия.

 

Фото: pixabay.com

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры: