Экономика

Пошлина в 53% на российскую сталь: пострадаем ли мы от планов Трампа?

Дональд Трамп выразил готовность повысить пошлины на импорт стали. Если это решение будет принято, то при ввозе на американский рынок стали из России, Бразилии, Китая, Египта, Индии и ряда других стран могут начать взымать пошлину в размере 53%, для остальных государств озвучивают цифру в 24%. Как это может отразиться на российских поставщиках?

 


Анастасия Мишанина, сотрудник управления коммуникаций компании «Северсталь»:

– США для «Северстали» не приоритетный рынок. В 2017 году мы продали туда около 2% всей стали. Если пошлины все-таки будут введены, то мы сможем перенаправить эти объемы в другие страны.

С другой стороны, мы считаем, что любые торговые войны наносят ущерб деятельности участников рынка, причем со всех сторон, и в конечном итоге наносят ущерб мировой экономике в целом.

Пошлины еще не введены, окончательное решение еще не принято. Министерство торговли США предложило три сценария по введению пошлин с разными цифрами. Окончательное решение будет принято в апреле. Посмотрим.

 

Владимир Васильев, главный научный сотрудник Института США и Канады:

– Трамп неоднократно заявлял на уровне администрации, что США будут коренным образом менять свою торговую политику. Изменения эти связаны с тем, что США в течение уже многих десятилетий имеют хронический дефицит торгового баланса – 500-600 млрд долларов ежегодно. Эту ситуацию пытается сегодня изменить Трамп.

Положение с торговым балансом США связано с отказом от политики свободной торговли. Политика свободной торговли и максимальное освобождение от пошлин было декларировано Америкой в начале 90-х годов, после окончания «холодной войны». Апофеозом этой политики стало создание ВТО, которое провозгласило, что торговые пошлины, тарифы, прямые и косвенные методы регулирования должны отойти в прошлое. Отныне перед нами система свободного рынка. Спустя примерно 25 лет это привело к тому, что остальные страны по большей части товаров и услуг переиграли США.

Протекционизм – отказ от принципа свободной конкуренции, и Трамп как раз сторонник перехода к нему. Пока администрация Трампа ограничивалась только словами, потому что переход к протекционизму означает, по сути, переход к периоду торговых войн. Другие страны в качестве ответных мер могут также ввести систему тарифов, пошлин и квот – то, что доминировало в системе мировой торговли в 60-е или 70-е годы. США пока исходят из своих интересов – им нужно защитить свой рынок, уменьшив импорт. Но как поведет себя мировая экономика в условиях реальных торговых войн – сказать сложно.

В середине 90-х администрация Буша вводила режим пошлин на сталь и алюминий из европейских стран. Но очень быстро от него отказались. Во-первых, европейские страны быстро ввели ряд контрмер в отношении американских товаров. Во-вторых, против этого выступили многие крупные американские корпорации: повышение цен на импорт стали означает автоматически подорожание продукции из стали. Например, против была автомобильная промышленность США, строительная индустрия и некоторые другие отрасли экономики, которые используют сталь как полуфабрикат для своей продукции. Дальше эта цена начинает перекладываться уже на американского потребителя.

Американцы исходят из того, что ограничение импорта приведет к росту производства собственной стали. Но мощное расширение американских отраслей по производству стали – процесс длительный.

Основная проблема – как эта система протекционистских мер будет действовать, насколько она вообще возможна сейчас, когда мир пришел к выводу, что от всех видов торговых войн надо отказаться. Не случайно, администрация пока только лишь намерена ввести пошлины. Может оказаться, что из-за введения пошлин США понесут большие потери, чем в условиях импорта стали.

Администрация Трампа у власти уже больше года. О введении пошлин заговорили почти сразу после избрания Трампа. Ввести пошлины – очень просто, буквально росчерком пера. Но в США бояться серьезных экономических последствий этого шага, и потому не спешат с его введением. Это коренное изменение принципов международной торговли.

России надо искать другие рынки сбыта стали. Возможно, это Индия, Китай и некоторые другие государства. Экспорт стали в США дает России возможность получать выручку в твердой валюте – в долларах. Смена потребителей нашей стали означает выручку уже не в долларах, а в иной валюте. Экспортный потенциал сохраняется, но валюты будут «мягкие».

Чтобы компенсировать потери от экспорта стали, Россия может ограничить импорт из США, ввести импортные пошлины. Но это как раз и означает начало торговой войны. Современный мир от этого уже отвык.

 

Богдан Зварич, старший аналитик ИК «Фридом Финанс»:

– Введение заградительных пошлин приведет либо к повышению стоимости стали иностранных производителей, либо к снижению рентабельности их поставок в США. В результате за счет более дешевой стали американские компании, производя сталь внутри страны, смогут отыграть у иностранных компаний внутренний рынок.

Наши экспортеры продолжат искать пути доставки стали в США, одновременно будут искать новые рынки сбыта. Вполне возможно, что дополнительный спрос могут организовать страны Юго-Восточной Азии, экономики которых демонстрируют позитивные сдвиги.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы