Политика

Азербайджану пора слезать с нефтяной иглы

Рост ВВП Азербайджана в 2018 году ускорится до 1,5%, подсчитали аналитики Moody`s Investors Service. В этом поможет диверсификация экономики, но прогресс «будет медленным и основан на государственных средствах». По оценкам агентства, через 20-25 лет это государство может столкнуться с истощением запасов нефти на имеющихся месторождениях. Что представляет собой азербайджанская экономика сейчас? Рассказывают эксперты.

 


Рустам Танкаев, ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников, генеральный директор «ИнфоТЭК-терминал»:

– Азербайджан – маленькая страна, нефть и газ являются для него основными предметами торговли. Это старейшая в мире страна, которая добывает нефть. Добыча здесь ведется еще с античных времен. Запасы нефти в том секторе Каспийского моря, который однозначно принадлежит Азербайджану, фиксированы. Ничего нового они здесь открыть не могут. Единственная возможность у страны – провести демаркацию (демаркация – проведение государственной границы на местности – прим. ред.) по договоренности с Ираном. Но взгляды Ирана и Азербайджана на этот вопрос не совпадают, договориться они не могут. Любые попытки начать разведку в спорном секторе шельфа Каспийского моря приводят к тому, что Иран поднимает боевую авиацию, и азербайджанцам приходится бежать оттуда сломя голову. Последнюю такую попытку предпринимала компания BP, которая является доминирующей нефтедобывающей компанией в Азербайджане.

Добыча нефти в Азербайджане будет постепенно уменьшаться. Существуют методы, которые позволяют увеличить конечные коэффициенты извлечения нефти и, таким образом, увеличить извлекаемые запасы. Надо полагать, что Азербайджан будет все больше и больше привлекать эти методы. Также как сейчас это делает, например, Саудовская Аравия. Но никаких крупных перемен в нефтяном балансе Азербайджана ожидать не приходится.

Дело еще и в том,  что в спорном секторе шельфа Каспийского моря больших запасов нет и быть не может. В том направлении, на юг Каспия, коллекторские свойства главного нефтеносного горизонта очень быстро ухудшаются. И на территории Ирана, например, в этой толще никаких извлекаемых запасов просто нет. И судя по структурным изменениям, больших запасов там не найдешь.

Азербайджану уже очень скоро надо будет переходить к производству каких-то других товаров. У них неплохо обстоят дела с сельским хозяйством, большое количество сельхозпродукции отправляется на экспорт, в том числе и в Россию. У них есть какая-то промышленность – это не Украина, которая свою промышленность уничтожила полностью. Есть и определенный потенциал развития, поскольку в стране осталось много грамотных специалистов.

Конечно, изменения необходимы. Азербайджану придется встраиваться в какие-то современные технологические цепочки, об этом много говорит руководство страны. Но принципиально важных шагов в экономике никто пока не делает. И в этом Азербайджан похож на Россию.

 

Константин Прядко, руководитель направления исследований в области инвестиций научно-исследовательского центра «Неоэкономика»:

– Сложно говорить о какой-то последовательной экономической стратегии властей Азербайджана. Скорее дело в наличии природных ресурсов в стране. У них достаточно разведанных ресурсов, нанесенных на карту, и при этом достаточно гибкая политическая линия: азербайджанцы стараются сотрудничать со всеми крупными игроками, ни с кем не вступают в конфликты. По углеводородам прочно занимают свою позицию, хоть и достаточно скромную.

Преимущества Азербайджана перед Россией состоят в том, что у них ресурсы распределены не по такой огромной территории, как у РФ, и количество населения у них в разы меньше. Соответственно, той доли углеводородов, которую они добывают, вполне достаточно для того, чтобы поддерживать стабильный порядок в стране и даже развиваться.

Основной торговый партнер Азербайджана – это Италия, на втором месте стоит Турция, и обе они главным образом приобретают сырье. 60% экспорта Азербайджана – это нефть, а еще 25% – нефтепродукты. Вряд ли тут можно говорить о каких-то усилиях в построении экономики со стороны властей.

 

Тимур Нигматуллин, аналитик АО «Открытие брокер»:

– Азербайджан – маленькое государство с населением всего 10 миллионов человек. По сути, это микромодель России в начале 2000-х годов – в своем экономическом укладе. И с точки зрения ВВП, и с точки зрения структуры экспорта. Это сырьевая экономика, которая зарабатывает на экспорте нефти с классической «голландской болезнью» – в стране высокая инфляция. Доля углеводородов в структуре экспорта доходит до 85%.

По макроэкономическим показателям: к текущему моменту в Азербайджане безработица 5,1%, инфляция 13% и нулевой рост ВВП. Страна в значительной мере зависит от цен на нефть.

Уход от сырьевой экономики очень сложен – им же нужно что-то экспортировать. Мировая практика показывает, что лучший выход в такой ситуации – это переход к инфляционному таргетированию. Чтобы снижение цен на нефть не приводило к всплеску инфляции. Но такая экономика, с высокой долей сырьевого экспорта, в любом случае страдает из-за инфляции. Если нефть дорожает, ЦБ начинает скупать валюту, чтобы пополнить резервы и на рынке появляется больше национальной валюты, и это беда. В плохие годы, при падении цен на нефть, инфляция растет из-за того, что дорожает импорт.

Чтобы слезть с инфляции – нужно таргетировать. Это означает низкий экономический рост на протяжении нескольких лет, падение реальных доходов – как у нас сейчас. Это большая проблема, и страны редко решаются на такой шаг.

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы