Экономика

В России преследуют миллион предпринимателей

В 2016 году Владимир Путин говорил, что в стране возбуждено 200 тысяч уголовных дел по экономическим статьям. Уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей Борис Титов сообщил, что сейчас возбуждено и «висит» порядка 1 миллиона таких дел. Его аппарат помогает незаслуженно преследуемым бизнесменам, однако добиться послабления меры наказания в минувшем году удалось лишь 44 предпринимателям.

 


Беспредел растет

По информации Генпрокуратуры РФ, самым распространенным видом преступлений, за которое чаще всего преследуют предпринимателей в России, остается мошенничество. С января по ноябрь 2017 года было зафиксировано 204 870 дел по этой статье (на 6,8% больше, чем годом ранее). При этом в 55-ти регионах число преступлений уменьшается, в 28-ми, наоборот, растет. Лидерство стабильно держит Южный федеральный округ (рост 4,7%), а также Саратовская (148,7%), Калининградская (112,7%), Нижегородская (57,1%) области, Санкт-Петербург (62,9%) и Югра (56,9%).

В 2016 году при аппарате Бориса Титова была создана группа для защиты бизнесменов. По словам омбудсмена по защите прав предпринимателей Александра Хуруджи, они ставили перед собой задачу освободить из-за решетки до конца 2017 года как минимум 50 человек. Но выполнить это не удалось.

– Беспредел, с которым нам приходилось сталкиваться в 2017-м, просто зашкаливал, это какой-то правовой нигилизм. Поначалу нам немного помог Пленум Верховного суда, давший пояснения по тому, что считать предпринимательской деятельностью, в каких случаях какая мера избирается. Но на практике по-прежнему мало что меняется – суды продолжают избирать для предпринимателей содержание в следственном изоляторе, – отметил омбудсмен.

По его мнению, в большинстве случаев дела выходят за рамки гражданско-правовых отношений в уголовную плоскость, и на скамье подсудимых оказываются люди по абсурдным обвинениям. Он привел в пример своего брата, которого два года назад сделали обвиняемым вместе с ним за компанию. С Александра Хуруджи суд снял обвинения в мошенничестве, а Сергей после этого еще год оставался в розыске. Он обвиняется по ст. 173 ч.1, по ней максимальное наказание – 50 тысяч рублей, а ему было выбрано заключение под стражу, которое после мучительных опровержений заменено на подписку о не выезде.

– У меня ощущение, что у каждого правоохранителя есть свой процессуальный кодекс и каждый его трактует, как ему заблагорассудится. При этом совершенно безнаказанно, – добавил собеседник.

 

Сорок на миллион

Аппарату Бориса Титова удалось за прошлый год изменить меру пресечения на более мягкую 44-м предпринимателям. Благодаря вмешательству следствие прекратило 46 дел, еще в 10 случаях суд выносил оправдательный приговор либо прекращал уголовное преследование. Это среди миллиона дел.

По словам адвоката, омбудсмена по вопросу экстрадиции, депортации, международного и федерального розыска Дмитрия Григориади, за каждого человека приходится буквально биться. Так, в конце декабря после 5 месяцев борьбы московский городскрй суд освободил предпринимателя Лидию Кожевникову, которая находилась под стражей полтора года.

– Это 39-й свободный человек за 2017 год. К нам обратились муж и жен, их арестовали вместе. С супругом, Алексеем Мироновым, было попроще – удалось его вывести на домашний арест, а жену держали в заложниках, склоняли оговорить себя, сознаться в 159-й. Подключили коллег из ОНК, врачи сделали медобследование, и с подозрением на онкологию добились освобождения по гуманитарным соображениям. Очень повезло, что дело попало той же судье, которая освобождала Алексея – у судьи оказалась принципиальная позиция и строгий подход к закону. Сейчас семья на свободе, они могут полноценно доказывать свою невиновность, – рассказал Дмитрий Григориади.

Удивительна история казанского директора строительной компании «Фон» Анатолия Ливады, который, находясь в СИЗО, продолжает сдавать новые дома. В 2013 году у компании начались финансовые проблемы, и руководителя обвинили в мошенничестве, поместили в СИЗО. За 10 месяцев, которые он был под стражей, из 6-ти незавершенных блок-секций были сданы в эксплуатацию 4. Предпринимателю 64 года, он состоит на учете в онкодиспансере, имеет проблемы с сердцем, со зрением и нуждается в наблюдении у врачей-специалистов. Однако суд продлевает ему меру – заключение под стражу.

– Я недоволен тем, что происходит в отношении застройщиков. Такое впечатление, что в попытке показать дольщикам, что власти не бездействуют, избирается самый худший путь. Причем для людей, которые сами пытаются решить проблему, например, подписывают соглашения с банками. После их ареста стройка полностью останавливается. Я считаю, что все хотят как-то прикрыться, обосновать свое участие в решении вопроса дольщиков, а приходят к обратному результату, – прокомментировал Александр Хуруджи.

 

Реформа и возвращение

Бизнес-омбудсмен Титов раз в год готовит президенту большой доклад с детальным анализом ситуации и предложениями, однако удается отстаивать права лишь отдельных предпринимателей, а системных решений нет.

Борис Титов предлагает провести уголовную реформу. Уполномоченный считает, что необходимо декриминализировать статью 171 УК РФ (незаконное предпринимательство), изменить подход к проведению экспертизы по уголовным делам, демонтировать «клетки» для обвиняемых в залах судебных заседаний и многое другое. Он также выступает за обновление судейского корпуса и ужесточение наказания для следователей, сажающих людей по надуманным обвинениям. Существует решение об уголовной ответственности для них до 10 лет, подписанное Владимиром Путиным, но на деле оно не применяется.

Параллельно в аппарате бизнес-омбудсмена идет работа по нескольким направлениям. Например, разрабатывается проект о мерах по освобождению престарелых предпринимателей, содержащихся в СИЗО. Подготовлена корректировка списка болезней, по которым должны освобождать из-под стражи. Правозащитники говорят, что сейчас он таков, что надо быть только мертвым, чтобы этим воспользоваться. Важное направление – возвращение на родину предпринимателей, уехавших за границу из-за преследования, за исключением олигархов и криминальных преступников.

– За ними не только финансовый капитал, который важно вернуть в страну, но и людской капитал. Это ученые, талантливые люди, которые многого добились, но не научились защищаться от правоохранителей, конкурентов, рейдеров и вынуждены были уехать. Они просят только одного: чтобы рассматривали их дело объективно и по закону, что по Конституции каждый должен иметь априори. Они готовы вернуться и дальше работать, – отметил Александр Хуруджи.

Сейчас для работы с ними на Кипре и в Лондоне созданы специальные отделения. На днях Дмитрий Григориади встретился с россиянами, уехавшими на Кипр.

– Кто-то из них с губернатором в регионе повздорил, у кого-то силовики все отобрали и поставили в розыск, некоторых «заказали» компаньоны. Все хотят домой, хотят быть полезными своей стране. Многие говорят так: «Я невиновен, но готов признать вменяемое деяние, выплатить все, что требуют, и просить помилование за то, чего не совершал», – рассказал Дмитрий Григориади.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы