Экономика

Из-за чего растет мировая экономика?

Согласно предварительным прогнозам, рост мирового ВВП в этом году составит 3,5%, а в 2018 году – 3,7%. Напомним, в прошлом году этот показатель был равен 3,1%. Рост мировой экономики – это спекулятивный пузырь, который вот-вот лопнет, или объективный тренд? На этот и другие вопросы отвечает экономист Дмитрий Прокофьев.

 


Цифры – радостные или тревожные

Девять лет назад, когда мировую экономику сотрясал кризис, а эксперты и аналитики спорили о том, будет ли все так же плохо, как в 1929 году, или все будет еще хуже, никто не мог предположить, что спустя 10 лет фондовый рынок США побьет все мыслимые рекорды, а индекс Доу-Джонса окажется на исторических максимумах.

Впрочем, растут не только американские рынки. Как пишет Bloomberg, в этом году прирост показали 85% основных биржевых индексов, отслеживаемых по всему миру. Рынки развивающихся стран выросли на треть, рынки развитых стран – на одну шестую. Если же сравнить совокупную стоимость всех акций в 2009 году и в 2017-м, то можно увидеть, что стоимость выросла в три с половиной раза. При этом пик роста пришелся на последние годы: только в 2017 году капитализация мировых фондовых рынков прибавила $20 триллионов. Столько же – $20 триллионов – все акции в мире стоили в 2008 году, накануне кризиса.

Такой стремительный рост фондовых рынков вызывает опасения – кто знает, не надувается ли на бирже спекулятивный пузырь, не подкрепленный ростом экономики? Теоретически такое вполне возможно, ажиотаж на рынке часто предшествует биржевому краху. Так было осенью 1987 года, когда 19 октября индекс Доу-Джонса обрушился на 22% с рекордных 2700 пунктов и обесценил американские компании на 1,5 триллиона долларов. Так было в 1929 году, когда бум в американской экономике сменился Великой депрессией, парализовавшей мировую торговлю и промышленность. В конце 1990-х до России докатился долговой кризис рынков Юго-Восточной Азии, спровоцировавший обвальную девальвацию и дефолт. В 2008 году отечественный индекс РТС достигал 2400 пунктов, но после кризиса на рынке американской недвижимости рухнул, и сейчас едва достигает 1100 пунктов.

Не все так плохо, говорят в Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР): ситуация в мировой экономике улучшается. Согласно прогнозам ОЭСР, рост мирового ВВП ускорится с 3,1% в 2016 году до 3,5% в 2017 году и до 3,7% в 2018 году. Это должно произойти за счет США, Европы, а также Бразилии, экономика которой выходит из рецессии. По «странам» картина роста выглядит чуть иначе. По прогнозу МВФ, валовый внутренний продукт США должен будет вырасти на 2,2%, Евросоюза – на 2,3%, КНР – на 6,8%, Индии – на 6,7%. На постсоветском пространстве – также рост: ожидается, что Латвия, Литва и Эстония прибавят 3,5-4% за год, темпы роста в Казахстане составят 3,3%.

 

России подфартило

Экономический рост в мире тянет за собой цены на сырье, поэтому российская экономика должна показать рост – процента на полтора, поскольку увеличиваются объемы экспорта сырья. Напомним, по итогам первого полугодия текущего года российская экономика неожиданно показала ускорение темпов роста: уточненные данные статистики позволяют увидеть его действительную причину. Лидерами экономической динамики оказались оптовая и розничная торговля и ремонт автотранспортных средств и мотоциклов (+ 4,7% по сравнению со 2-м кварталом 2016 года) На втором месте – добыча полезных ископаемых (+4,6%). С ремонтом все понятно: вместо покупки новых машин чиним старые. С добычей полезных ископаемых тоже все ясно.

Но есть еще такой показатель, как доля вклада в произведенную валовую добавленную стоимость (ВДС). Он демонстрирует, какая отрасль внесла наибольший вклад в ускорение роста. На первом месте все та же оптовая и розничная торговля. Чем же таким мы так успешно торгуем? По итогам 2-го квартала оборот оптовой торговли составил 15 937,3 миллиарда рублей – в два раза больше, чем в рознице, при этом росла оптовая торговля в 10 раз быстрее, чем розничная.

Какова же была структура оборота оптовой торговли? По данным Росстата, наибольший вес (44,8%) в структуре оборота имели так называемые «несельскохозяйственные промежуточные продукты». Что же это за продукты такие? Топливо. Операции с ним составляют 35,2% всей российской оптовой торговли. То есть весь наш «экономический рост» – производная от нескольких крупных сделок российских торговцев топливом. Это очень верное свидетельство того, что российская экономика остается «сырьевой».

 

Повод для оптимизма

Эта маленькая иллюстрация важна для понимания оптимистического прогноза в отношении развития мировой экономики. Даже сравнительно несложный анализ информации позволяет инвесторам делать заключения о действительном, а не декларируемом положении дел в экономике той или иной страны. Если тридцать и даже двадцать лет назад для воздействия на рынки было достаточно заявлений политиков, то сейчас рынок все меньше обращает внимание на риторику, а смотрит только на дела.

В 2016 году произошло два совершенно неожиданных события – Brexit и избрание Дональда Трампа президентом США. Короткая паника инвесторов сменилась стойким оптимизмом. Несколько десятков лет назад события, аналогичные тем, которые происходят сегодня в Каталонии, вызвали бы биржевую панику. Сейчас бизнес, недовольный барселонскими сецессионистами, покидает Каталонию, однако это не вызывает катастрофы для компаний в организационном смысле. Фирма переносит место своей деятельности и уплаты налогов, но люди остаются работать на привычных для себя местах – благодаря современным системам коммуникации и управления информацией. Да, сложно, но не катастрофично.

Похожая ситуация происходит на рынке нефти: те, кто делал ставки на эскалацию конфликта в Сирии, были убеждены, что бомбардировки сирийской пустыни обернутся взлетом нефтяных котировок. Ничего подобного не произошло.

Инициаторы продовольственного эмбарго в России всерьез верили в крах европейского сельского хозяйства. Но отказавшись от российского продовольственного рынка, европейские фермеры нашли сбыт для своих продуктов в других странах (и в той же России, только через цепочку посредников).

В былые времена страха перед ядерным конфликтом на Дальнем Востоке хватило бы для обвала рынков, но сейчас рынки и инвесторы будто не замечают ни пусков северокорейских ракет, ни маневров американских авианосцев.

 

Что происходит?

Ответ на этот вопрос можно найти, как ни странно, в работах гениального российского экономиста Николая Кондратьева, создателя теории экономических циклов. Согласно идее Кондратьева, экономику двигают вперед не политики, а инженеры и ученые. Появление новой технологии, согласно Кондратьеву, всегда приводит к кризису, связанному с ростом издержек: необходимо переоснащать производство, преимущества новой технологии не всегда очевидны, возникают ошибки, связанные с недостатком навыков и знаний у персонала. Но когда происходит первый период адаптации, экономика начинает набирать скорость.

Примером того, как технологии меняют мир, может служить история появления криптовалют. Сейчас финансовые аналитики удивляются, почему центральные банки Евросоюза и Японии накачивают экономику своих стран деньгами, не опасаясь вспышки инфляции. Да потому, что банкиры понимают: с появлением криптовалют традиционные «эмиссионные деньги» превращаются в средство учета, а не накопления и гаранта ценностей. Технологии блокчейн позволят людям и организациям эффективно наладить обмен товарами и услугами, выстроить цепочку создания ценностей без использования финансового регулятора. Запрещать это бессмысленно, если люди захотят договориться между собой – они договорятся, а блокчейн поможет сделать это вне государственного контроля.

То же самое и с сырьем: нефть будет служить человечеству еще долго. Но электромобили изменят мир гораздо быстрее, чем это нам кажется. Уже сейчас китайские производители электромобилей обогнали по продажам Tesla Motors.

А мир, в котором все решают технологии, становится более прозрачным, понятным и предсказуемым. Никого не способна напугать громкая риторика, ничего невозможно спрятать в секретных сейфах. Мировым технологическим лидером, безоговорочно, являются США, а также их союзники. Не потому, что Америка «хорошая» или «плохая», а потому, что там смогли создать условия, которые являются привлекательными для тех, кто создает новое. И это понимание уравновешивает экономический мир и успокаивает инвесторов намного надежнее, чем все заявления, прогнозы или расчеты.

Кстати, теория Кондратьева предсказывала новый цикл экономического роста как раз в середине 2010-х годов, и он должен был быть связан именно с развитием информационных, биологических, когнитивных технологий и их конвергенции, а также с инновациями в денежном обращении. В общем, как сейчас и происходит.

И если Кондратьев был прав, мир ждет новая волна экономического расцвета. Не хотелось бы остаться в стороне.

 

Автор – экономист Дмитрий Прокофьев

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы