Экономика

Как российские истребители и индонезийское масло повлияют на российские порты?

Россия и Индонезия в конце февраля заключили контракт на поставку 11 истребителей Су-35 в обмен на пальмовое масло. Переговоры по сделке шли четыре года. Зачем Москва отдала истребители по бартеру? И причем здесь судьба портов в Тамани и Новороссийске?

 


Согласно сделке, сумма которой оценивается в 1,1 млрд долларов, 11 истребителей Су-35 обменяют на партии пальмового масла, каучуковой крошки и другие индонезийские товары. Переговоры пришли к бартерному типу сделки в августе 2017 года, что сдвинули их с мертвой точки. Индонезия не хотела платить валютой и сама предложила расчет натурой.

По словам Алексея Удовенко, директора регионального представительства Малайзийского Совета производителей пальмового масла, особенность сделки между Россией и Индонезией в том, что в мировой практике редко используются бартерные сделки такого рода.

– В целом бартер – явление нередкое, но, в частности, эта сделка отличается тем, что включает поставку военной техники с одной стороны в обмен на растительное масло с другой. Тот факт, что разговоры о сделке велись не один год, подтверждает всю ее сложность. Каким образом обменять технику, которая имеет определенную стоимость, на рыночный товар, цена на который подвержена влиянию многих факторов и иногда может меняться в течение года вдвое? А такие случаи были в 2008 году, когда цена на пальмовое масло выросла с 500 долларов за тонну в 2007 до 1200 долларов в 2008-м, затем в том же 2008-м обрушилась с 1200 долларов до 500 и в 2011-м снова достигла максимума – 1300 долларов за тонну. Все понимают риски, связанные с таким колебанием цены, поэтому, прежде чем подписывать соглашение, должен был быть выработан механизм расчетов, – объясняет эксперт.

 

Подводные камни сделки

О том, что реально стоит за бартером, сказать сложно, поскольку экспорт высокотехничного оружия является закрытой для широкой аудитории темой. Но стоит обратить внимание на то, кому по бартеру может принадлежать пальмовое масло.

– До нынешнего момента крупнейшим импортером пальмового масла в Россию является компания «Эфко». Компания заключала коммерческие соглашения на поставку и дальше использовала масло в производстве спецжиров. Куда правительство денет этот объем продукта, к которому оно не имеет непосредственного отношения, можно лишь догадываться, – отмечает Алексей Удовенко.

В 2017 году средняя цена рафинированного пальмового масла при экспорте из Малайзии составляла 670,50 доллара за тонну. Приблизительная сумма контракта между Россией и Индонезией – 1,1-1,4 млрд долларов. То есть в Россию поставят примерно 1,7 миллиона тонн масла.

– Но нужно учитывать, что сделка включает не только пальмовое масло, поэтому в реальности эти цифры, конечно же, буду меньше. Очевидно, что для России, которая в 2017 году завезла 891 тысячу тонн пальмового масла (по коду HS1511), речь идет минимум о годовом запасе, – считает Алексей Удовенко.

Одновременно хранить весь объем поставленного масла в России, с одной стороны, негде, с другой – не имеет смысла, поскольку растительное масло – портящийся продукт и в течение длительного срока хранения может потерять свое качество. Логичнее всего предположить, что масло будет накапливаться в Индонезии и отгружаться по мере необходимости судовыми партиями в порты России. И здесь возникает один очень интересный момент. Наиболее подходящим для приемки индонезийского масла является морской порт, действующий в Тамани. Именно через этот порт сейчас идет основной поток пальмового масла. Кроме этого есть информация, что Новороссийский морской торговый порт заключил меморандум о взаимодействии с Cargill и ПКФ «Профит» (представляет интересы группы НМЖК, производящей продукты питания, промышленные маргарины и ингредиенты, и международного зернотрейдера Wilmar International) при строительстве терминала по перевалке растительных масел в порту Новороссийска.

– Это очень важный момент, поскольку расстояние между Новороссийском и Таманью порядка 100 километров. Wilmar International является одним из самых крупных и самых агрессивных игроков на рынке. Если двум крупнейшим компаниям Cargill и Wilmar удастся реализовать этот проект, судьба терминала в Тамани, которым управляет компания «Эфко», вызывает вопросы. Российский масложировой рынок могут ожидать крупные перемены. Если предположить, что в Индонезии найдется компания (или несколько), готовая поставлять пальмовое масло в Россию под государственные гарантии, и в России найдется компания, готовая выкупать пальмовое масло, поступающее из Индонезии, тогда очевидным становится интерес двух гигантов масложирового рынка – Cargill и Wilmar International – в строительстве терминала в Новороссийске. Но это лишь мои предположения, – отмечает Алексей Удовенко.

 

За наши истребители дадут «плохой» продукт?

Основная часть – примерно 85-90% – пальмового масла, которое импортируется в Россию, потребляется российским масложировым комплексом в производстве жиров специального назначения. В нашей стране многие люди считают пальмовое масло вредным продуктом. Алексей Удовенко, наоборот, считает пальмовое масло качественным продуктом. По его словам, отечественная продукция масложирового комплекса благодаря использованию тропических масел успешно конкурирует с западными образцами. Даже в условиях санкций благодаря качественным жирам специального назначения, производимым в России, растет и развивается вся пищевая промышленность страны.

– Стоит отметить, что на сегодня пальмовое масло на законном основании применяется в производстве заменителей молочного жира (ЗМЖ), который используется порядочными производителями при производстве молокосодержащей продукции в соответствии с Техническим регламентом «О безопасности молока и молочной продукции» (ТР ТС 033/2013). Покупатель может быть уверен, что там, где на этикетке в составе указан ЗМЖ (или пальмовое масло), продукт будет безопасным, качественным, соответствующим всем требованиям российского законодательства. В подозрительной цельномолочной продукции, напротив, может в составе оказаться все что угодно, ведь неумелая борьба с фальсификацией привела к тому, что набирает обороты новый тренд – использование аналога молочного жира, который по факту является смесью жировых отходов животного происхождения самого низшего сорта. Не зря фальсификатор скрывает этот факт, переводя стрелки на пальмовое масло, – резюмирует собеседник.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы