Экономика

Нефтяники и заправщики спорят об акцизах и «магии Сечина»

С 1 января в России выросли акцизы на нефтепродукты: с 10130 до 11213 рублей за тонну для бензина и с 6800 до 7665 – для дизельного топлива. На этом фоне глава «Роснефти» Игорь Сечин попросил Владимира Путина освободить от уплаты налога нефтезаводы и переложить эту обязанность на АЗС. 30 января представитель ФАС Дмитрий Махонин заявил, что рост акцизов не повлиял на стабильность топливного рынка, и предпосылок к росту розничных цен нет. Мы спросили председателя правления некоммерческого партнерства «Совет по товарным рынкам» Илью Мороза и исполнительного директора Российского топливного союза Григория Сергиенко, стоит ли ждать подорожания топлива в 2018 году и что думают участники рынка нефтепродуктов об инициативе Игоря Сечина.

 


Сечин действует в интересах экономики

Илья Мороз, председатель правления некоммерческого партнерства «Совет по товарным рынкам», генеральный директор ОАО «Солид-Товарные рынки»:

– ФАС крайне болезненно реагирует на сообщения о том, что участники рынка ожидают повышения цен. Как правило, это расценивается как элемент провокации, раскачивание рынка.

Профессиональные участники рынка смотрят на рынок максимально объективно, понимая, что на нем происходит и чего ждать. Оценка ситуации происходит не локально, на уровне завода или региона, анализ производится на макроуровне – что происходит с энергоносителями во всем мире. Что с рынком сырой нефти в Штатах, в Лондоне, в Сингапуре; баланс спроса и предложения на нефтепродукты на внешних рынках; что происходит на рынке газа, что с объемами переработки – все это очень тесно связано с внутрироссийским рынком. И если разница между внешними и внутренними ценами на нефтепродукты высокая, то неизбежно, как восход солнца, что нефтяные компании не смогут долго удерживать такую разницу. Товар либо уйдет на экспорт, либо будет сокращаться его производство.

 

Производитель всегда сравнивает, что ему выгоднее – оставить товар внутри страны или вывезти. Сегодня, продавая нефтепродукты в России, он теряет более 10 тысяч рублей на каждой тонне по сравнению с экспортом.

 

Разумеется, сейчас никому не выгодно отпускать розничные цены, потому что это очень сильно влияет на социальную напряженность. Во многом разница, которая существует между мировыми и внутренними ценами, связана с политическим влиянием на рынок, но в таком состоянии рынок долго находиться не сможет, ведь он всегда стремится к равновесию.

Розница очень долго просидела в убытках. Необходимо будет их компенсировать. Многие участники рынка рассчитывают на послабления: «Мы долго терпели, но выборы пройдут, и появится возможность компенсировать минуса». В прошлых периодах именно так и было.

Сечин действует не столько в интересах «Роснефти», сколько в интересах экономики. Утверждение о том, что перенос акциза на АЗС приведет к массовому уклонению от его уплаты – пережиток прошлого, когда не было административных возможностей, чтобы отследить, как платятся налоги. Сейчас на каждой автозаправке стоит онлайн-касса. Весь товаропоток учитывается, комар мимо не пролетит. Администрирование стало простым, автоматизированным и прозрачным.

Предложения Сечина имеют много плюсов. Это касается всего спектра участников рынка: и заправщиков, и трейдеров, и промышленных предприятий и всего агропромышленного комплекса. Если у нас появится возможность покупать товар не по 45 тысяч рублей за тонну, как сегодня, а по 30 тысяч, мы сможем очень сильно снизить нагрузку на финансирование, привлекаемое в банках.

Сегодня на бирже покупается товар, который еще только будет произведен недели через две, еще через две недели его нальют в железнодорожную цистерну, еще через неделю он приедет на нефтебазу, еще через какое-то время его перельют в бензовоз и отвезут на заправку. От момента сделки до момента, когда бензин польется в бак, пройдет два месяца. В эти два месяца авансируется налог. Если инициатива Сечина будет реализована, эта нагрузка уйдет. Переплачивать будет не нужно. Бюджет немного потеряет от этого, но стратегически выиграет за счет развития экономики.

То, что я сейчас говорил, я говорил и от лица розницы. Покупая товар без учета акциза и, продавая с налогом, участники рынка получат возможность снизить цены на рубль или два за литр, поскольку снизится нагрузка на дополнительное финансирование. Кажется, ерунда, но в масштабах страны и даже каждого хозяйствующего субъекта это колоссальные деньги. Речь идет о миллиардах.

Шансы на то, что предложение Сечина будет принято, достаточно велики. Практика показывает, что Игорь Иванович обычно доводит начатое дело до конца.

 

Магия Сечина не подействует на Силуанова

Григорий Сергиенко, исполнительный директор Российского топливного союза:

– С 1 января выросли акцизы, а с 1 июля их повысят снова. Так же будет в 2019 и 2020-м. Поэтому цены расти будут – от этого не уйти. Но когда и как этот эффект проявится – непредсказуемо. Как уже заявила ФАС, в нынешнем году рост цен на топливо не должен превысить уровня инфляции – 4%. Обычно, когда органы власти заявляют о пределах возможного роста цен, так оно и происходит. По сути, это прямое регулирование цен.

Наш союз объединяет примерно четвертую часть заправщиков России. Рост акцизов отражается на нас отрицательно. Чтобы компенсировать акциз, мы должны поднять розничные цены, а это не так-то просто. Наши АЗС конкурируют с АЗС нефтяных компаний, которые не ставят себе задачу получения прибыли в рознице.

Каждый участник рынка преследует свои цели. Сечин заинтересован в том, чтобы переложить уплату акцизов на заправщиков. Налоговый период при уплате акцизов – три месяца. Нефтепромышленник произвел топливо, продал его и по истечении квартала должен уплатить акциз в соответствии с Налоговым кодексом. Есть у него свои оборотные ресурсы или нет – это никого не волнует. Выпустил топливо за пределы завода – будь добр, уплати. Возьми кредит. Таков порядок.

Практика, когда акциз уплачивали заправки, уже была. В 2003-м, благодаря ЮКОСу, который пролоббировал эту идею через Думу, была введена такая схема. Но хитрый Ходорковский оговорил одно условие: акциз можно было уплатить в любом звене цепочки – на заводе, нефтебазе, оптовой продаже и на АЗС. Этот механизм он использовал для давления на администрации регионов для получения различных преференций. В итоге был раздрай. С 2004 года система была полностью изменена.

Что касается неумного предложения, которое мы обсуждаем, то надо понимать, что трейдер, торгующий на бирже, плохо представляет себе ценообразование в рознице. Я уже сказал, что нефтяным компаниям до лампочки, сколько заработают их заправки. Им ставят задачу – лить определенный объем, исходя из плановой структуры нефтяной компании.

 

Но независимая розница должна заработать. Заработать! Смысл ее деятельности в том, чтобы купить топливо на бирже по такой-то цене, добавить маржу и с учетом этой маржи продать. Если нефтяная компания не получает маржу на своей заправке, то независимая розница без этого жить не может.

 

Теперь представим себе: владелец заправки купит у нефтяной компании топливо без акциза. Потом он должен на уровне своей заправки поднять цены на величину акциза, а это 20% в цене бензина. Итак, АЗС придется поднять цены, чтобы уплатить акциз. К этому придется еще добавить маржу, чтобы компенсировать издержки и что-то заработать. Получается достаточно приличная сумма. А рядом – заправка нефтяной компании, которая на величину акциза цену поднимет, а на маржу – нет.

Что из этого получится? У независимого заправщика цены будут значительно выше в сравнении с конкурентами. Он ничего не заработает, и будет искать возможность любыми путями акциз уменьшить. Но если он не будет платить акциз, начнутся налоговые проверки. Спрашивается, зачем мне эта головная боль?

Думаю, ни Минфин, ни Налоговая служба не пойдут на это. Есть разница – контролировать 24 тысячи заправок или 30 крупных НПЗ. Кроме того, топливо для нужд МВД, Минобороны и других госструктур покупается не через АЗС. Снять с них акциз? Но когда на рынке появится подакцизное и безакцизное топливо, у одних будет густо, а у других пусто. Если отказаться от нынешней схемы, Минфин не соберет тех объемов средств, которые ему нужны для поддержания дорожного фонда. Поэтому, даже при всем магическом воздействии господина Сечина на нефтяную отрасль, Силуанов будет твердо стоять на своем и не согласится на это предложение.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы