Экономика

Что даст России китайский «Полярный шелковый путь»?

Китай решил создать «морской экономический коридор между Китаем и Европой через Северный Ледовитый океан», следует из первой Белой книги по политике Китая в Арктике, опубликованной Госсоветом КНР в минувшую пятницу. Эту инициативу КНР хочет реализовать вместе с другими государствами в рамках проекта «Полярный шелковый путь». Что задумал Китай, и нужно ли это России? Рассказывают эксперты.

 


Сергей Санакоев, президент АНО «Российско-китайский аналитический центр»:

– Подразумевается полное взаимодействие по Севморпути (далее СМП – прим. ред.). Нужно учитывать китайский менталитет – они не могут так вот сразу сказать, что все, предложение России по СМП полностью принято. Им необходимо показать, что они тоже свой вклад внесли. Я уверен, что речь будет идти о некой конвергенции, о возникновении новых идей относительно СМП.

Надо обратить внимание на то, что изначально это было наше предложение. Первый разговор на эту тему состоялся между главами РФ и Китая в феврале 2014 года, во время Олимпийских игр в Сочи. И уже в апреле было внесено предложение об эффективном использовании с точки зрения сухопутного пути уже существующей Транссибирской магистрали, а с точки зрения морского пути – СМП. Мы три года этого добивались. И решение китайцев относительно «Полярного шелкового пути» лично я воспринимаю как конструктивный результат нашей работы.

Китайцы вполне могут использовать не только свои морские суда, но и свои ледоколы – мы же не говорим, что СМП закрыт для ледоколов других стран. Пусть будут и китайские. СМП – это, прежде всего, конкретная навигация в наших территориальных водах. Нам в любом случае это выгодно. Если у Китая будут соответствующего класса ледоколы, то почему бы их не использовать вместе с нашими ледоколами?

 

Михаил Ремизов, президент Института национальной стратегии России:

– У нас есть зона разногласий и рисков во взаимодействии с Китаем в полярном регионе и есть область взаимодополняющих интересов.

О зоне разногласий. Для России важно сохранить статус Северного морского пути как национальной транспортной артерии. Это в том числе и правовое регулирование прохождения судов по СМП. Сам этот режим зависит от того, сохранится ли климатический, ледовый режим. В случае таяния льдов, если более шести месяцев в году море путь будет свободно ото льда, этот правовой режим меняется в соответствии с Конвенцией о морском праве. Но есть и другие правовые моменты, касающиеся СМП. Россия видит его как транспортную артерию; другие государства, в том числе неарктические, как свободную для международного судоходства зону, лежащую за пределами 200-мильной российской зоны.

Второй момент касается режима природопользования в центральном районе Северного Ледовитого океана. Россия и большая часть арктических государств ратуют за более ограниченный режим, чем неарктические государства. Но это будет иметь значение в перспективе.

Реально использовать арктический маршрут без участия России практически невозможно. Необходима портовая инфраструктура, ремонтная, спасательная инфраструктура. Российская космическая группировка может обеспечивать оптимизацию маршрута, в том числе за счет указания мест с более тонким ледяным покровом. Ледокольный флот РФ может обеспечивать проводки. Китай строит свои ледоколы, но Россия свое лидерство в части ледокольного флота непременно сохранит.

На практике, если Китай будет реально ориентирован на увеличение грузопотоков через СМП, то это может стать хорошим шансом для дальнейшего развития инфраструктуры и ее окупаемости. Мы в любом случае должны будем ее развивать и сами: у нас объемы перевозок вырастают в разы благодаря запуску «Ямал СПГ», который уже в зиму 2014 года дал четверть загрузки СМП. Предполагается, что с запуском проекта на полную мощность ежегодные объемы экспорта СПГ и газоконденсата составят в 2021-2038 годах 17,6 млн тонн. Перевозить эти объемы будет флот из 16 арктических танкеров-газовозов при поддержке ледоколов «Росатомфлота». Также серьезный объем перевозок обеспечит «Газпромнефть» после запуска Новопортовского месторождения.

Развившись в инфраструктурном плане на нашем внутреннем заказе, СМП станет еще более привлекателен и для глобальных транзитных перевозчиков, главным из которых может стать Китай. В одиночку, на одном лишь своем внутреннем заказе Россия этого никогда не окупит, и сотрудничество с другими государствами, в том числе с Китаем, создает для нас больше возможностей, чем угроз.

В СМИ мелькали сообщения о том, что китайцы хотят проложить свой путь, который будет проходить выше, чем СМП, ближе к полюсу. Но развить удобную береговую инфраструктуру, включая, кстати, спасательную инфраструктуру, ремонтную инфраструктуру и другие элементы сопровождения, им будет крайне сложно. Конкурентоспособность Северного морского пути будет значительно выше, если мы будем комплексно и настойчиво развивать инфраструктуру СМП, в том числе затягивая на себя китайский транзит.

Идея создать в высоких широтах, в оторванности от берега, в суровых климатических условиях новый путь, который не будет нуждаться в российском сопровождении, мне кажется утопией. Даже при наличии у Китая собственной ледокольной проводки слишком отрываться от береговой линии в такой ледовой обстановке – достаточно проблематично. И только климатические изменения могут внести коррективы в эти планы: никто толком не знает, будет ли дальше продолжаться таяние льдов и до каких пределов оно дойдет.

 

Рустам Танкаев, генеральный директор «ИнфоТЭК-Терминал»:

– Большая часть полярных областей принадлежит России. И в обход России строительство каких-либо морских путей, как «шелковых», так и иных, невозможно. Поэтому речь, по всей видимости, идет о международном сотрудничестве.

Единственный в мире коммерческий полярный маршрут – это Северный морской путь. В настоящее время он очень интенсивно развивается. В РФ создан самый большой в мире ледокольный флот. Огромная верфь «Звезда», например, строится в бухте Большого Камня, под Владивостоком, и эта верфь в значительной степени комплектуется оборудованием из Китая. В частности, там установлен кран, который может поднимать до 12 тысяч тонн груза для того, чтобы монтировать крупные суда и платформы для ведения полярных операций. Когда была запущена первая очередь этой верфи, Китай активно вел переговоры о сотрудничестве, руководитель их делегации даже пошутил, что Китай вполне готов приобрести полностью весь проект «Звезда». И нам, и китайцам при этом понятно, что никто его продавать не собирается.

Китай очень активно участвует во всех российских полярных операциях. В 2017 году у нас объем товарооборота по СМП превысил рекорд советских времен, достигнув 7,5 млн тонн. И будет расти дальше.

В последние годы площадь Северной полярной шапки сократилась с 5,5 млн кв. км до 3,5 кв. км. СМП освобождается ото льдов. Период навигации очень сильно увеличился, сделав проект безусловно коммерческим. Если по СМП измерить путь от любых двух точек Европы и Китая, например, от Шанхая до Лондона, то протяженность маршрута будет на 35% короче, чем если идти через проливы Красного моря. Чем меньше расстояние – тем меньше затраты на фрахт судов и на топливо. Китаю крайне важно поставлять товары в Европу, и арктический путь здесь незаменим.

Что касается других достоинств, то на СМП нет никаких проливов, за проход по которым нужно платить, нет никаких других поборов, и нет никаких пиратов, которые в южных морях очень даже свирепствуют. Предполагается, что в ближайшие годы товарооборот по СМП дойдет до 40 млн тонн в год и даже может достигнуть 80 млн в год. Это значит, что за обслуживание судов, ремонт и бункеровку российский бюджет будет получать сумасшедшие деньги – это золотое дно, даже без всяких плат за проход. На треть наш госбюджет будет обеспечиваться доходами от СМП. И вполне естественно, что китайцы хотят присоединиться к этому чрезвычайно вкусному пирогу.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы