Экономика

Реформ на горизонте не видно

В Санкт-Петербурге состоялась экспертная конференция «Политический пролог – 2018», на которой экономисты и политологи пытались предсказать ближайшее будущее страны и Северо-Западного региона. Реформ на горизонте они не увидели, зато разглядели рост – экономики, цен на нефть, безработицы и пенсионного возраста.

 


Северо-Запад внушает оптимизм

– В развитии нашего региона есть положительные моменты. В рейтинге инновационных регионов Питер – на первом месте, обгоняет даже Москву. В 2017 году в городе было введено в эксплуатацию 3,5 миллиона квадратных метров жилья. Увеличилось число туристов, посетивших Санкт-Петербург (7,5 миллиона человек, по данным городских властей – прим. ред.). Промышленность Северо-Запада одной из первых вышла из кризиса. В то же время Петербург – на 39-м месте по эффективности городского заказа. Адресная инвестиционная программа, то есть бюджет развития за 5-7 лет, не выполнена на 25-35%. Не построены многие объекты инженерно-транспортной инфраструктуры, в первую очередь – метро. Показатели многих государственных программ, на выполнение которых региону выделялись ресурсы, были нацелены на 2018 год. Некоторые из них будут пролонгированы, но какие именно – увидим во втором квартале, – отметил президент НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге Александр Ходачек.

Президент Российской ассоциации прибалтийских исследований Николай Межевич похвалил успехи торгового судоходства СЗФО. Рост грузооборота Северного морского пути в 2017 году составил 59%. На Балтике он был скромнее – 4,6%, но происходил на фоне сокращения перевалки грузов в портах стран Балтии. По оценке Межевича, Санкт-Петербург и Ленобласть в 2017 году динамично развивались, чего, однако, нельзя сказать о других регионах Северо-Запада: Псковской и Вологодской областях, Республике Коми. Хорошие перспективы – у Калининградской области, которая догоняет «передовиков».

– Важная задача – наладить паромную переправу, которая могла бы обеспечить регион всеми ресурсами вне сухопутных связей, – считает Межевич.

Три железнодорожных парома, связывающих анклав с портом Усть-Луга, планируют запустить к 2020 году. По данным Минэкономразвития, проект потребует вложения 14,1 миллиарда рублей.

 

От рецессии – к стагнации

Оптимистический настрой коллег разбавил Дмитрий Травин, руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета. По его мнению, макроэкономическая ситуация в этом году не будет благоприятствовать развитию Северо-Запада.

– В 2017-м мы достигли дна, которое так долго искал Улюкаев, и вышли из рецессии. Начался экономический рост, но профессиональные экономисты этому не особенно рады. Рост российской экономики по итогам прошлого года – 1,5%. Это вдвое меньше среднего по мировой экономике. Сегодня мы развиваемся теми же темпами, что Европа, но Европа – богаче. Развивающиеся страны нас догоняют. В Петербурге огромное количество китайских туристов, потому что Китай повышает уровень жизни у нас на глазах. А в России он практически не изменился после нулевых, – сказал экономист.

По словам Дмитрия Травина, рост российской экономики в 2017 году был связан с двумя моментами – небольшим повышением цен на нефть и восстановлением спроса населения и предприятий. «За время рецессии люди поизносились и вновь начали покупать. Но этот спрос не бесконечен», – добавил эксперт.

– Пару лет назад были серьезные надежды на импортозамещение. Да, какое-то импортозамещение есть. Например, алтайские сыры довольно неплохие. Но в целом оно не помогло экономике. Производители боятся, что, если санкции отменят, на российский рынок снова хлынут товары из Европы. Факторов, которые смогли бы обеспечить долгосрочный рост, в России нет, – заключил экономист.

– Надо успокоить сельхозпроизводителей – отмены санкций и легального датского сыра не будет, – поспешил разогнать «тучи» Николай Межевич.

 

Нефтяные «перспективы»

– Цены на нефть не рухнули до уровня 1998 года, как многие предрекали, но не оправдался и оптимизм тех, кто ожидал восстановления цены 140 долларов за баррель. Баррель сегодня стоит 60 долларов – это не позволяет нашей экономике ни рухнуть в бездну, ни расти. Ситуация может измениться, лишь если произойдет серьезный катаклизм на Ближнем Востоке, – полагает Дмитрий Травин.

– В 2018 году турбулентность в ближневосточном регионе будет усиливаться, особенно после признания Трампом Иерусалима столицей Израиля. России как посреднику это выгодно, – считает политолог Анар Садыхов.

По его словам, ситуация в Сирии не могла сказаться на нефтяных ценах – не тот объем добычи. А вот недавние события в Иране – массовые протесты, начавшиеся 28 декабря, – могли бы на них повлиять. Иран производит 4 миллиона баррелей нефти в сутки.

– Саудиты два года назад осознанно опустили цены, чтобы задавить «сланцевиков». Но это решение стало палкой о двух концах – доходы Саудовской Аравии упали на 250 миллиардов долларов. Им нужны деньги, поэтому они приватизируют национальную нефтяную компанию Saudi Aramco. Саудовцы хотят взять с рынка 1 триллион долларов, чтобы провести реформы. Аресты принцев (власти королевства недавно арестовали десятки принцев и миллиардеров, потребовав выкуп в размере 100 миллиардов долларов – прим. ред.) – тоже способ изыскать деньги. Нельзя не упомянуть исторический визит короля Сальман Бен Абдель Азиза Аль Сауда в Москву (результатом которого стали инвестиции в размере 3 миллиардов долларов – прим. ред.). Мы с саудитами сейчас – союзники. Но будут развиваться и партнерские отношения России с Ираном, Египтом и Турцией, на фоне ее конфликта с США из-за курдов, – отметил эксперт по Ближнему Востоку.

 

Безработица

– Главная проблема, с которой предстоит столкнуться в ближайшие годы, – занятость, – считает Александр Ходачек. – Хотя Россия имеет одну-две роботизированные производственные линии на десять тысяч рабочих мест, все же инновации будут вести к высвобождению персонала, как низко, так и высоко квалифицированного. В Санкт-Петербурге – один из самых низких уровней безработицы, потому что у нас очень велик теневой сектор экономики. Безработица в Петербурге носит структурный характер: люди не могут найти работу, соответствующую их квалификации и образованию. Но моногорода и крупные промышленные центры подвергаются этой опасности.

По словам президента НИУ ВШЭ, «государство должно реализовывать инвестпроекты и программы общественных работ в регионах».

 

Без перемен

Дмитрий Травин не ждет в ближайшие годы серьезных экономических преобразований. По его мнению, Владимир Путин давно отказался от каких-либо реформаторских планов.

– Может быть, в 2018 году произойдет два события – повышение пенсионного возраста и налоговая реформа. Реформа сведется к увеличению налогового бремени на экономику, хотя и не очень существенному. Ставки некоторых налогов снизят, а другие, наоборот, повысят, чтобы заткнуть дыры в бюджете. Государство пребывает в состоянии полной удовлетворенности самим собой и не прислушивается к рекомендациям экспертов.

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы