Таможня

Что не так с нашими постами на границе с Финляндией?

Каждые выходные, да, впрочем, и в будние дни тысячи петербуржцев устремляются за покупками в Финляндию. За дешевым сыром, сливочным маслом, рыбой, колбасой и множеством других вещей. Мы продолжаем голосовать рублем за финского производителя, хотя у нас вовсю идет импортозамещение, и причины вполне понятны – многих гораздо больше устраивают цены и качество финских продуктов, а не российских.

Обычно на то, чтобы съездить за покупками в Финляндию, у жителя города на Неве уходит часов двенадцать: три – на магазины, остальное – на дорогу и прохождение контроля. Но в этот раз наша поездка в Лапеенранту заняла целые сутки. Похоже, затариться перед праздниками поехал весь Петербург – ряды автомобилей и автобусов растянулись на несколько километров, причем в обе стороны. Магазины заняли все те же три часа, остальное – дорога и контроль…

Интересно, что самые большие пробки встретили нас как раз на подходе к российским пунктам пропуска. В чем причина, может, авария или сбой какой? «Таможенники Северо-Запада готовы к увеличению пассажиропотока», – прочитала я на сайте СЗТУ и грустно оглядела километровый ряд автомобилей перед нами. Все-таки хорошо, когда хоть у кого-то все идет по плану.

Было много времени на то, чтобы подумать о вечном, о доме и бутербродах с финским сыром, которые еще очень нескоро можно будет попробовать, ну и, разумеется, о наших пунктах пропуска. Почему, когда я прохожу границу у финнов, меня не терзают нервозность и чувство страха? Почему их таможню проходить не только быстрее, но даже приятнее? Хотя, казалось бы, разделяет две таможни всего пара минут езды. Или, может быть, мне просто кажется, что в чужом огороде трава зеленее? И все-таки нет, когда ты попадаешь на финскую таможню, разница сразу бросается в глаза.

Первым делом – само здание терминала и атмосфера в помещении. Здесь всегда чисто, работают электронные турникеты, а на полках стоят брошюры с таможенными правилами. Но что сразу чувствуется, так это тепло. Осенью, зимой, летом – неважно. В здании финской таможни исправно работает система отопления. Почему-то в российской таможне независимо от сезона температура явно ниже нормальной. Холод пробирает даже через куртку и шапку. Естественно, что в таких условиях отработать смену – подвиг. Наверное, поэтому таможенницы и пограничницы принимают документы с такими серыми и угрюмыми лицами, что становится действительно страшно. Дополняет атмосферу российской таможни полумрак и обшарпанный интерьер. Иногда кажется, что внешний вид поста не менялся с девяностых.

Кстати, интересный нюанс – на российском пункте пропуска кабинки, куда надо пройти для подачи загранпаспорта, всегда закрытые, а вот финны находятся в стеклянных кабинках лицом к пассажирам, и не только работают открыто, но и постоянно переговариваются о чем-то своем, часто даже смеются. Все это выглядит спокойно и непринужденно, и в отличие от нашей границы сам контроль проходит намного быстрее.

Нет, дело не в том, что финны шустрее нас, просто, если пассажиропоток большой, то работают все кабинки. Оформлением заняты сразу шесть человек, и даже оглянуться не успеешь, как уже прошел таможню.

А вот у нас даже гигантская пробка – это не всегда повод добавить сотрудников. Три человека на оформлении и очереди к кабинкам – это обычная практика. Как говорил Вовка из тридевятого царства: «А, ладно, и та-а-ак сойдет».

Но это еще мелочи. Хуже дела обстоят, если по какой-то причине после прохождения паспортного контроля не работают сами таможенники. Может тормозить сканер багажа, а может по каким-то причинам отсутствовать и сам сотрудник. Так или иначе, в небольшом закутке уже после кабинок перед линией «зеленного коридора» скапливается толпа, часто сразу с двух-трех автобусов. А это может быть порядка 100-150 человек.

На финской таможне мы ни разу не сталкивались с проверкой багажа – ни на въезде, ни на выезде. Хотя, наверное, он просто бывает реже. А вот в России – это нормальная практика. Под лозунг «С вещами на выход!» пассажиры хватают свои кутули, сумки и тележки и тащат их в здание терминала. Багаж часто прогоняется через рентген, особенно в конце года или квартала – мало ли какого нарушителя удастся выловить!

Сама проверка превращается в увлекательную игру на выживание, которая заставит заиграть в крови адреналин. В 2015 году наш Россельхознадзор ввел ограничение – физическое лицо в ручной клади может ввозить только до 5 килограммов продукции животного происхождения. А что такое пять килограммов? Несколько пачек масла, пара упаковок сыра и палка колбасы. Естественно, мало кто готов мириться с этим, и поэтому многие продолжают везти продукты на свой страх и риск.

Вопрос о том, почему именно пять килограмм и какую пользу несет это ограничение для нашей экономики – тема для научного диспута. Хотя, может быть, и лежит где-то в архивах небольшой опус «об экономической эффективности ввоза 5 килограммов колбасы для личного пользования».

Особенно опасна для государства российского свежая финская рыба, которая в изобилии продается в приграничных магазинах. Но даже если это соленая или даже копченая рыба, ее на границе тоже могут изъять. Не дай бог, в форели затаился опасный микроб, который только и ждет, как бы нанести ущерб нашей экологии.

А потом ведомства подсчитывают, сколько им удалось отнять. Пока только за ноябрь достижения такие: 1,2 тонны молочной продукции, 250 килограммов мясной и рыбной продукции, пишет Россельхознадзор.

Рано или поздно игра заканчивается, когда все пассажиры, ну или почти все, успешно проходят контроль и со вздохом облегчения садятся в автобус. Сыр не отняли, можно ехать дальше. Нет, погодите, еще не все. Осталась лишь маленькая формальность – пограничнику нужно зайти в автобус и поглядеть, у всех ли проставлены штампики в загранпаспорте. Вдруг кто-то едет зайцем?

Кстати, о штампиках – последние страницы в паспорте скорее напоминают розовые каракули на розовом фоне. По многим печатям невозможно определить даты и название. Жидкая краска долго сохнет и моментально размазывается, как только закрытый паспорт вручают вам в руки. Все это резко контрастирует с четкими черными печатями финнов с красными цифрами. Что удается увидеть пограничнику в полумраке автобуса – загадка, но будем думать, что у него инфракрасное зрение. Не просто же так «ради галочки», правда?

Когда мы, наконец, покинули обитель государственного контроля, была уже почти полночь, и до Петербурга нас ждала увлекательная трехчасовая поездка. Спасал интернет и новости. И пока мы ехали по освещенной дороге вдоль Сайменского канала, я прочитала новость о том, что она через два дня будет закрыта для автобусов. Причина – опасность дороги. Теперь всю зиму и до 31 марта автобусам нужно будет проезжать через два других пункта – «Торфяновку» и «Светогорск».

Ну вот, теперь каждая поездка будет длиться сутками. Уже сейчас в самые оживленные дни автомобильные очереди начинаются еще в черте Светогорска.

Минтранс как-то не учел ни то, что в реальности посты с возросшей нагрузкой не справятся, ни то, что дорога через них еще длиннее и опаснее, а на трассах нет освещения, а сам путь состоит из подъемов и извилин. Но все делается для повышения нашей же безопасности, говорят чиновники.

А, может быть, так они хотят сократить число тех, кто едет за финскими продуктами?

 

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы