Экономика

Проект «Троеморье» – упущенный шанс России

В России мало говорят о проекте «Троеморье» – и напрасно. Диверсификация поставок газа в Европу – это уже не шутки. Польша, Хорватия и еще с десяток стран скооперировались и решили строить свое газовое будущее вместе. Если бы не наши амбиции на политической арене, мы могли бы возглавить этот союз. Что мы упустили? Об этом и не только рассказывает экономист Дмитрий Прокофьев.

 

Красавица из Хорватии

История «Инициативы трех морей» («Baltic-Adriatic-Black Sea», BABS), или проекта «Троеморье», насчитывает почти год. Проходивший 25-26 августа 2016 года в хорватском Дубровнике форум собрал представителей 12 стран-членов Евросоюза, расположенных в треугольнике Адриатического, Балтийского и Черного морей. К дискуссии присоединились Албания, Македония, Черногория, Косово, Турция, а также довольно далекие от данного региона США и Китай. Ни Россия, ни Украина, также обладающие выходом к морям, к участию в данном мероприятии приглашены не были.

К слову сказать, далеко не все страны-участницы были представлены своими лидерами. Звездой форума 2016 года была красавица Колинда Грабар-Китарович, президент Хорватии. Именно она еще в декабре 2015 года озвучила инициативу запуска проекта «Адриатика – Балтика – Черное море» по координации работы газораспределительных и газотранспортных мощностей с участием Хорватии, Чехии, Венгрии, Словакии, Словении, Болгарии, Румынии, Эстонии, Латвии, Литвы и Польши.

Как говорила сама Грабар-Китарович, первоначальная идея проекта «Троеморье» заключалась в повышении надежности энергоснабжения в регионе за счет диверсификации поставок газа. Дипломатическое слово «диверсификация» не должно никого обманывать – речь, разумеется, шла о наступлении на восточно-европейскую монополию «Газпрома». Вкладом Хорватии в эту диверсификацию должны были стать СПГ-терминал на острове Крк и Ионически-Адриатический газопровод. Польша со своей стороны могла предложить СПГ-терминал в порту Свиноуйсьце, который с 2015 года получает сжиженный газ из Катара.

В более широком плане «Троеморье» следовало понимать как своеобразный неформальный клуб региональных государств, объединенных идеей лоббирования общих интересов в Брюсселе: энергетика, экономика, безопасность границ, субсидии ЕС и тому подобное.

 

Horv 1

Президент Хорватии Колинда Грабар-Китарович

 

Российское спокойствие

Но тогда, летом 2016 года, «Инициатива трех морей» не вызвала большого ажиотажа. Российские телевизионные комментаторы европейской политики привычно обругали хорватского президента в запредельных выражениях, но этим и ограничились. А эксперты газовой отрасли отнеслись к проекту и вовсе без ажиотажа. Двенадцать государств «Троеморья» (почти все сильно зависят от импорта из России) потребляют в год около 40 млрд кубометров газа, говорили они. Польский терминал может принимать 5 млрд кубометров в год, не бог весть какая конкуренция. Возможно, к 2020 году этот показатель увеличится до 7,5 млрд кубометров, но строительство новых терминалов пока не планируется – даже этот строили больше десяти лет.

Как отмечал один из ведущих российских экспертов по проблемам Восточной Европы, публицист Максим Саморуков, в Хорватии проект СПГ-терминала на острове Крк обсуждают аж с 1990-х годов. С 2008 года обсуждают предметно, уже с конкретными инвесторами. Но пока даже строительство не начато – окончательное решение должно быть принято только в начале 2018 года, причем в прошлом сроки уже не раз переносились. Вместе с переносами уменьшалась и мощность терминала. Поначалу говорили о 10 и даже 15 млрд кубометров в год. Потом о шести, потом о трех, сейчас речь идет о 2,6 млн кубометров.

Это не говоря уже о том, что полякам не удалось добиться от Катара, где они закупают сжиженный газ, цен более низких, чем у «Газпрома». Мало того, долгосрочное соглашение с Катаром на поставку 1,4 млрд кубометров в год было заключено на условиях «бери или плати». И в тот период, на который терминал отстал от запланированного срока открытия, Польше приходилось выплачивать катарцам разницу между ценой в контракте и ценой, по которой Катар смог продать этот газ на рынке, хотя никаких реальных поставок в строящийся терминал в это время еще не было. Так что причин особенно переживать по поводу «Троеморья» в России не видели. Да и американский внешний рынок сжиженного газа по российским меркам не представлялся особенно большим – в 2016 году у них действовал всего один терминал, откуда за прошлый год экспортировали 4,4 млрд кубометров газа.

 

Как Дональд Трамп за три моря ходил

Все изменилось на прошлой неделе, когда на второй по счету форум «Троеморья» прибыл сам Дональд Трамп. Поляки не ожидали такого гостя, и им пришлось срочно переносить мероприятие из Вроцлава в Варшаву.

«Ваши храбрые народы победили коммунизм, но инфраструктура в Центральной и Восточной Европе остается пережитком советской эпохи», – заявил Трамп, уточнив, что речь идет в том числе и о газопроводах из России. «Мы не позволим другим странам использовать энергоресурсы, чтобы шантажировать вас, и мы не допустим, чтобы на рынке был монополист», – добавил президент США, недвусмысленно намекая на тот же «Газпром», обеспечивающий больше 50% поставок в страны бывшего «Варшавского пакта».

«Критически важно, чтобы ваши страны продолжали диверсифицировать источники поставок энергоносителей», – отметил Трамп. В чем может выразиться диверсификация? Трамп сказал, что «аплодирует» решению Австрии, Венгрии и Болгарии протянуть по своей территории Трансанатолийский газопровод. Это конкурент «Турецкого потока», одобренный Еврокомиссей, он будет снабжать ЕС газом с азербайджанского месторождения Шах-Дениз в Каспийском море. Ключевое слово здесь – Австрия. Эта нейтральная страна – первый и ключевой партнер России на рынке ЕС, покупающий российский газ с 1968 года и распределяющий его через Центрально-Европейский хаб в Баумгартене. Именно Австрия держит в руках «ключи» от главной газпромовской трубы.

К огорчению функционеров «Газпрома» слова Трампа подкрепляются делами. Поставки американского СПГ на экспорт, которые в «Газпроме» объявили в 2013 невозможными, выросли с начала прошлого года в 5 раз – и составили почти 5 млрд кубометров по итогам первого квартала.

План американского Минэнерго предполагает их дальнейший рост еще вдвое – к концу 2019 года Штаты планируют экспортировать 30 млрд кубометров в год. К 2021-му году, как планирует ведомство, будет построено еще 4 терминала по экспорту сжиженного газа на Восточном побережье США, после чего объемы поставок увеличатся в разы. Уже сейчас, по данным Минэнерго США, газ уходит на экспорт по 130-210 долларов за тысячу кубометров (против 170 долларов, которые в бюджет-2017 заложил «Газпром»).

Разумеется, США планируют поставки не только в Европу. По данным Bloomberg, договоренность о поставках в Китай американского СПГ была достигнута на переговорах Си Цзиньпина и Дональда Трампа еще в апреле. В мае Минторг США объявил о подписании двустороннего торгового соглашения, которое расширит доступ американским энергокомпаниям на китайский рынок.

 

Tra 3

Президент США Дональд Трамп

 

Упущенный шанс

Но вернемся в Европу, к «Инициативе трех морей». На самом деле история проекта «Троеморье» представляет собой впечатляющий пример того, как должны выглядеть «мягкая сила», «интеграционная политика» и «отстаивание национальных интересов». Вопреки мрачным фантазиям российских телеаналитиков, «Троеморье» не имеет политического и тем более геополитического характера. Инициатива «Троеморья» включает в себя страны с очень разными экономическими и политическими интересами. Здесь нет заявок на создание какого-то отдельно союза внутри ЕС. В состав «Троеморья» входят страны, которые принадлежат к еврозоне и которые к ней не принадлежат, то же самое касается «Шенгена». Страны «Троеморья» по-разному видят политику ЕС в отношении России, в том числе в вопросе санкций.

Впрочем, Евросоюз «не боится» подобных проектов. ЕС уже сейчас «окружен» несколькими кольцами сателлитов  –  членами Северного партнерства (проект ЕС по развитию связей между странами Северной Европы, Балтии и Россией), Восточного партнерства (аналогичный проект для улучшения связей ЕС с шестью странами бывшего СССР  – Украиной, Молдовой, Азербайджаном, Арменией, Грузией и Белоруссией), DCFTA (три зоны свободной торговли, созданные между ЕС и Украиной, Молдовой и Грузией соответственно) и прочими –  фактически государства могут выбирать уровень ассоциации.

«Троеморье» сплачивает страны Восточной Европы в вопросах гораздо более важных, чем политические – в вопросах развития технологий, в плане модернизации железнодорожных и автомобильных сообщений, а также в плане модернизации и создания энергетической и цифровой инфраструктуры.

Европейский союз, как экономическая организация, обязан искать себе новые зоны развития  – «старой Европе » нужны новые рынки, новые трудовые ресурсы, новые территории и так далее. В Западной Европе тяжело строить производства, она очень насыщена инфраструктурой. А Восточная Европа –  огромный полигон, который надо насыщать капиталом, инфраструктурой, бизнесом.

В настоящее время лидером «Троеморья» является Польша – она представляет собой самую большую страну региона, если речь идет об экономическом и демографическом потенциале. Польша – это шестая, а если Великобритания действительно выйдет из Евросоза ЕС, то это пятая по величине страна ЕС. В 2018 году Варшава будет заседать в Совете Безопасности ООН как его непостоянный член. Иначе говоря, Польша рассчитывает быть голосом региона в глобальных вопросах.

На ее месте могла бы быть Россия – если бы ставила экономические вопросы впереди политики…

 

Автор – экономист Дмитрий Прокофьев

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы