Премьер-министр России Дмитрий Медведев утвердил перечень продукции, товаров, работ и услуг, экспорт которых будет поддерживаться федеральными органами в приоритетном порядке. Поможет ли это нашему несырьевому экспорту?
Даже в Германии идут дебаты о социальной справедливости, что связано с отсутствием роста реальных зарплат. Миграционный кризис «расслабил» экономику, и это привело к увеличению дополнительных расходов. Директор и коммерческий директор Гамбургского института мировой экономики (Hamburgisches WeltWirtschaftsInstitut), профессор Хеннинг Вёпель рассказал в интервью ПРОВЭД об экономической ситуации в ФРГ и актуальных проблемах страны.
Может ли Россия производить что-то помимо нефти? Как мы вообще подсели на нефтяную иглу? Как с нее слезть и в каком направлении двигаться? Об этом и не только рассказывает экономист Дмитрий Прокофьев.
Россия, Китай и Индия относятся к тем странам, которые создают наибольшее число несправедливых препятствий для европейских экспортеров, заявила ранее член Еврокомиссии по торговле Сесилия Мальмстрем. Что мешает европейцам в РФ?
Нам то и дело говорят с трибун, что власти предпринимают множество мер для поддержки, оптимизируют ресурсы и налоги и всеми силами стараются сделать Россию благоприятной для малого бизнеса. Ведь в нашем ВВП доля малого и среднего бизнеса не имеет и 20%, в то время как в других странах она превышает 50%. Но пока получается все наоборот.
Россия нарастила экспорт овощей в первом полугодии, особенно отличились томаты, поставки которых выросли в разы, пишут «Известия» со ссылкой на Минсельхоз. В базе данных ФТС России информация представлена пока только за первые пять месяцев 2017 года, но и эти цифры уже дают представление о том, кому пришлись по вкусу наши овощи, в частности, помидоры.
Белорусским производителям уже давно удается делать то, что нашим аграриям пока не под силу. Страна, площадь которой в 82 раза меньше России, не только полностью обеспечивает свое население картофелем, но и поставляет в полтора раза больше картофеля за рубеж. Почему?
Без преувеличения можно сказать, что владельцы малого бизнеса – главные герои американской экономики. За счет их усилий, предприимчивости и здоровой тяги к риску генерируется примерно половина той части ВВП, которая приходится на частный сектор. А потому неудивительно, что государство старается оказывать этому сегменту бизнеса максимальную финансовую и административную поддержку. Какую именно?
Торговля в храме – свечи, иконы, книги – привычная для нас картина. Так почему же церковь не платит налоги? О налогообложении религиозных организаций в России и за рубежом рассказывает ведущий юрисконсульт департамента налоговой безопасности, международного планирования и развития КСК групп, член Палаты налоговых консультантов Павел Мартынченко.
Спецпроект
Малое винодельческое предприятие «Кантина» – одно из 20-ти  развивающихся в Ростовской области. Оно вполне способно перерасти в более крупное производство и давать до 70 тысяч бутылок вина в год. Почему этого не происходит, и как сегодня выживают виноделы, рассказываем в рубрике «Наш производитель».
В России собираются ввести ЕГАИС на рынке табака. Поможет ли это сократить объемы нелегальной продукции, и кто заплатит за новые расходы бизнеса?
Евразийская экономическая комиссия начала работу по развитию в едином русле системы маркировки товаров средствами идентификации в Евразийском экономическом союзе. В комиссии признают, что это работа даже не нескольких месяцев. Но, глядя на разобщенность в подходах даже двух ведомств в одной стране – Минфина и Минэкономразвития, – сложно представить судьбу системы маркировки, унифицированной для пяти стран-членов ЕАЭС.
На полное импортозамещение продуктов нам нужно 10 лет или и того меньше, заявил ранее глава Минсельхоза Александр Ткачев. Эксперты отнеслись к таким прогнозам по-разному. Кто-то назвал это «шапкозакидательством», а кто-то немного увеличил сроки. Хватит ли нам когда-нибудь своих продуктов?
Польшу называют «европейским экономическим чудом». Как страна, не имеющая богатых природных ресурсов, смогла добиться таких результатов? О секрете польского успеха, и о том, можем ли мы повторить этот путь, рассказывает экономист Дмитрий Прокофьев.
Бане в Санкт-Петербурге 10 лет не давали дополнительного электричества под надуманными предлогами. Убытки у бизнеса – в десятки миллионов рублей. Объяснить происходящее в «Ленэнерго» толком не смогли.
В разных странах НДС называется по-своему, но суть одна и та же: этот налог платят потребители – он закладывается в стоимость товаров. Российской ставке НДС могут позавидовать многие. Напомним, она у нас – 18%. О самых высоких и самых низких ставках налога на добавленную стоимость рассказывает руководитель департамента налоговой безопасности, международного планирования и развития КСК групп Роман Шишкин.
Государство руками налоговой службы решило избавиться от серых схем на рынке экспорта зерна. Теневые бизнес-механизмы давали возможность посредникам наживаться на НДС, бюджет при этом потерял около 100 миллиардов рублей.
На сайте Евразийской экономической комиссии в разделе «Торги» появились извещения № 561, 562, 563 о конкурсах на проведение работ по созданию, модернизации и развитию подсистем и компонентов интеграционного сегмента интегрированной информационной системы ЕАЭС на общую сумму 1 млрд 36 млн 900 тыс. рублей.
Пока российские и украинские власти вводят друг против друга санкции, крымчане и украинцы активно торгуют между собой. Из Крыма на украинский рынок везут мясо и субпродукты, на полуостров из Украины – алкоголь. При этом Крым продает больше, чем покупает.
Какие ошибки или неточности допускают таможенные представители, обрекая грузовладельцев на новые траты? Как не нарваться на недобросовестного экспедитора? Благодаря чему некоторые посредники имеют возможность демпинговать, и всегда ли это говорит о неблагонадежности таких компаний? На реальных примерах рассказывает Наталья Проказова, коммерческий директор группы компаний «АРИВИСТ».
В России мало говорят о проекте «Троеморье» – и напрасно. Диверсификация поставок газа в Европу – это уже не шутки. Польша, Хорватия и еще с десяток стран скооперировались и решили строить свое газовое будущее вместе. Если бы не наши амбиции на политической арене, мы могли бы возглавить этот союз. Что мы упустили? Об этом и не только рассказывает экономист Дмитрий Прокофьев.