Экономика

Неуклюжее российско-иранское санкционное танго

В прошлом году в российско-иранских отношениях произошло несколько важных событий, которые можно было бы рассматривать как настоящий прорыв. В ноябре Минэнерго подписало соглашение о поставках в Россию иранской нефти в объеме 5 млн тонн. А в декабре Росэксимбанк заключил соглашение с четырьмя иранскими банками о выделении им «безлимитной» кредитной линии для финансирования сделок с РФ. Пока обе эти договоренности вызывают больше вопросов, чем проясняют ситуацию. О подробностях рассказывает эксперт по работе со странами Ближнего Востока и Северной Африки Павел Гулькин.

 


Сделка «нефть в обмен на товары»

Разговоры о поставках в Россию нефти из Ирана начались давно. Соглашение «нефть в обмен на товары», предусматривающее продажу России сырой нефти и приобретение на вырученные средства продовольствия и промышленных товаров из РФ, между странами было заключено еще в 2014 году. Первоначально сообщалось о предполагаемом объеме в 500 тысяч тонн нефти в день на сумму приблизительно в $70 млрд. Половину вырученных средств Россия должна была оплачивать Ирану деньгами, а вторую половину – российскими товарами. К лету 2017 года прогнозируемые объемы сократились в несколько раз: до 100 тысяч тонн нефти в день всего на сумму $45 млрд, причем наличная часть в $22,5 млрд должна была быть выплачена Ирану в евро.

Ожидалось, что соглашение вступит в силу в сентябре, однако глава Минэнерго Александр Новак объявил о нем лишь в самом конце ноября. «Да, действительно в ноябре месяце осуществлена уже первая поставка партии в объеме 1 миллион баррелей. Поставки идут не в Россию, а в другие страны. Россия здесь выступает оператором. И мы заинтересованы в этом, потому что половина средств от этой реализации продуктов идет на закупки российских товаров и услуг для Ирана», – сказал министр.

Оператором в российско-иранской бартерной нефтяной схеме было назначено Внешнеторговое объединение «Промсырьеимпорт» – компания, входящая в структуру Минэнерго, о которой практически ничего не известно, кроме ее официальных реквизитов и ФИО исполнительного директора. В перечне известных российских нефтетрейдеров Промсырьеимпорт никогда не значился, а его основным видом деятельности названо «содействие развитию предприятий металлургической и других отраслей промышленности».

Очевидно, что и структурирование российско-иранской нефте-товарной обменной схемы, и валюта контракта, и выбор в качестве оператора малоизвестной компании были предприняты с целью обхода возможных санкционных действий США. После частичной отмены санкций против Ирана в начале 2016 года страна получила возможность продавать свою нефть, однако конъюнктура на глобальном нефтяном рынке в это время не дала возможность Ирану нарастить валютные поступления от ее экспорта. Опасность же новых ограничений на торговлю нефтью никуда не исчезла. Новая американская администрация так же озабочена недопущением роста иранского влияния в регионе, как и предыдущие. Она по-прежнему считает Иран страной, поддерживающей терроризм.

По словам Александра Новака, Россия не будет являться конечным потребителем иранской нефти, а лишь трейдером. Куда будет физически поставляться иранская нефть, в каком виде и какими маршрутами доподлинно неизвестно. Министр нефти Ирана Бижан Намдар Занген еще в 2015 году заявлял, что программа «Нефть в обмен на товары» будет распространяться на Казахстан и Беларусь – страны, входящие в ЕАЭС. Однако станет ли в этих странах применяться независимая схема, аналогичная российской, либо поставки нефти в них будут осуществляться через российского оператора – большой вопрос.

Интенсивные переговоры о присоединении Ирана к ЕАЭС продолжались весь прошлый год, и в декабре 2017 года некоторыми иранскими официальными лицами даже называлась конкретная дата вступления Ирана в члены этой организации – февраль 2018 года. Россия, безусловно, была бы заинтересована в монополизации пропуска через Промсырьеимпорт всего объема иранской нефти по программе «Нефть в обмен на товары». Бартерные схемы вообще малопрозрачны и приносят своим участникам ощутимые прибыли, вне зависимости от их эффективности для государства. Так, во всяком случае, было с пресловутой иракской программой «Нефть в обмен на продовольствие», нагреть руки на которой сумели многие участники, включая российских и международных бюрократов.

 

Финансы для российско-иранского тандема

Важным дополнением к российско-иранской нефтяной сделке стало подписание в декабре 2017 года рамочного соглашения между Государственным специализированным Российским экспортно-импортным банком (АО «Росэксимбанк») и четырьмя ключевыми банками Ирана – Банком развития экспорта Ирана, банком «Парсиан», банком «Пасаргад» и банком «Сепах» о выделении «безлимитной» кредитной линии.

Согласно официальному пресс-релизу Росэксимбанка, «подписание Рамочных кредитных соглашений… является исторической вехой в торгово-экономических отношениях России и Ирана, а также еще одним признаком искренних намерений и взаимного доверия». «Важно воплотить в жизнь условия соглашений и приступить к работе над конкретными бизнес-проектами, которые будут реализованы на этой основе. С этой целью стороны подтвердили свою готовность к дальнейшей совместной работе», – отмечалось там.

Иранцы со своей стороны сообщают несколько больше подробностей, проясняющих механизм практической реализации достигнутого соглашения. По словам заместителя министра экономики Ирана Мохаммеда Хозы, который одновременно возглавляет иранскую Организацию по инвестициям, экономике и техническому содействию, заявки на финансирование в рамках выделенной кредитной линии уже подали несколько «проектов». Они будут рассмотрены и оценены Центральным банком Ирана и Министерством экономики. В случае одобрения эти проекты будут переданы российскому Росэксимбанку для проведения окончательной экспертизы. Как следует из сообщения влиятельной иранской Financial Tribune, воспользоваться кредитами смогут одобренные проекты в государственном и частном секторах Ирана. Российские экспортеры могут использовать выделенные средства для экспорта технической продукции и инженерных услуг в Иран. Продолжительность реализуемых российско-иранских проектов развития будет составлять 3-5 лет со сроком погашения выданных кредитов 10 лет. Соглашение было подписано в соответствии с положениями Шестого пятилетнего плана развития (на 2017-2022 годы). Министерства экономики, финансов и Центральный банк Ирана реализуют аналогичные соглашения в рамках программы привлечения иностранных инвестиций из разных стран. Аналогичные российскому кредитные соглашения подписаны с частными и государственными финансовыми институтами Австрии, Дании, Франции, Италии и других стран. Однако, по неофициальной информации, российское соглашение – самое крупное: объем лимита на Иран у Росэксимбанка может составить до $10 млрд.

И здесь, как и в случае с программой «Нефть в обмен на товары», выбор в качестве оператора с российской стороны был сделан в пользу не самого серьезного банка. Государственный Росэксимбанк наряду с Российским Агентством по страхованию экспортных кредитов и инвестиций (ЭКСАР) входит в группу Российского экспортного центра (РЭЦ) – дочернюю структуру ВЭБ. Банк предназначен для финансирования преимущественно несырьевого российского экспорта. Однако его назначение главным агентом российско-иранской торговли удачным признать нельзя.

Судя по результатам аудиторской проверки, проведенной Счетной палатой РФ по результатам работы банка в 2016 году, Росэксимбанк плохо справляется со своей главной задачей – финансового обеспечения отечественного несырьевого экспорта. Ни один из количественных показателей по поддержке экспорта, которые планировал банк самостоятельно, не был выполнен по итогам 2015 года. Начиная с 2016 года, показатель стратегии в части объемов кредитования экспортеров не являлся плановым ориентиром банка. Представленные руководством Росэксимбанка данные о результатах работы оказались, мягко говоря, некорректными, а имеющийся кредитный портфель характеризовался высокой концентраций ссудной задолженности. Некоторые из крупнейших клиентов имели проблемную кредитную задолженность, вызванную невозвратом валютной выручки, и в настоящее время проходят процедуру банкротства.

Согласно отчету Росэксимбанка за 2016 год, основные страны, в которых банк кредитовал проекты (Куба, Эквадор, Панама, Сингапур, Латвия, Беларусь, Казахстан), являются традиционными рынками, на которых успех российских экспортеров обеспечивался за счет традиционных исторических связей и политических договоренностей. Опыта работы на рынках стран Ближнего и Среднего Востока вообще, как и на очень непростом иранском рынке, в частности, Росэксимбанк не имеет. По результатам проведенного аудита Счетная палата рекомендовала не докапитализировать, как это ранее планировалась, банк в 2017 году. Поскольку даже имеющиеся в своем распоряжении ресурсы Росэксимбанк не сумел эффективно освоить. Наполнение же «неограниченной» иранской кредитной линии Росэксимбанка, видимо, предполагается осуществить за счет средств от реализации иранской нефти в рамках программы «Нефть в обмен на товары».

То, что в продолжительной и небеспроблемной истории российско-иранского сближения, наконец, тронулся лет нельзя не приветствовать. Однако назначение в качестве управляющих этим ледоходом малоизвестных и некомпетентных государственных контор надежды на его гладкое протекание не внушает. Для танго нужны двое, и было бы неплохо, если бы они оба хоть немного умели танцевать.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы