Экономика

Блокчейн в России: от угрозы терроризма к возможности обойти санкции

Блокчейн, который пару лет назад считался чем-то вроде экономического терроризма, сегодня может стать для России делом государственной важности. В зале Санкт-Петербургской торгово-промышленной палаты, где во вторник проходила конференция «День экспорта. Цифровая экономика», можно было встретить как двадцатипятилетних, так и пятидесятилетних, причем первые просвещали вторых.

 


Поможет ли блокчейн обойти санкции?

В среднем в день проводится 2 миллиарда транзакций в криптовалюте. Количество уникальных пользователей виртуальных денег оценивают в 2,9-5,8 миллиона человек, а число активных кошельков – в 5,8-11,5 миллиона. В 86% случаев биткоин используется для международных транзакций. Такие данные озвучил член правления Национальной ассоциации блокчейн-экспертов Александр Воскобойников. По информации главы Экспертного совета по цифровой экономике и блокчейн-технологиям в Госдуме Артема Кольцова, рынок ICO (первичное предложение монет, форма привлечения инвестиций в виде продажи инвесторам фиксированного количества новых единиц криптовалют) быстро растет: в 2016 его оценивали в 120 миллионов долларов, а по итогам первого полугодия 2017-го – уже в 1 миллиард.

Еще недавно криптовалюты рассматривались государством исключительно как угроза. В апреле 2016 года глава Следственного комитета Александр Бастрыкин назвал их средством финансирования терроризма и частью «гибридной войны против России». Но отношение чиновников постепенно начинает меняться. В условиях санкций блокчейн может стать средством привлечения инвестиций в российскую экономику. В конце октября Владимир Путин поручил правительству разработать к лету 2018 года порядок налогообложения и регистрации компаний, занимающихся майнингом. Однако перспектива легализации еще не делает «криптобизнес» безопасным занятием. Говоря о блокчейне, организаторы «Дня экспорта» несколько раз оговаривались, что они не призывают в него инвестировать. Тем не менее интерес владельцев фиатных денег (платежных средств, номинальная стоимость которых гарантируется государством) к криптовалютам – налицо.

 

Разрешить нельзя запретить

– В публикациях СМИ и заявлениях официальных лиц наблюдается несогласованность позиций. Мы слышим то о создании крипторубля (такое заявление сделал недавно министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров – прим. ред.), то о скором запрете криптовалют, – охарактеризовал ситуацию Артем Кольцов.

–  Сейчас гениальные российские ICO-проекты прячутся в других юрисдикциях, например, Эстонии или Сингапура, – констатировала в своем выступлении руководитель Первой Ассоциации блокчейн-экспертов Наталья Анушкевич.

По ее мнению, блокчейн может дать России возможность проводить международные проекты и привлекать иностранные инвестиции, игнорируя санкции Запада.

По словам Ильи Никифорова, управляющего партнера адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», в настоящее время действует негласная команда, запрещающая куплю-продажу за криптовалюту. Проекты в сфере блокчейн подпадают по статьи 159 (мошенничество) и 199 (уклонение от уплаты налогов) УК РФ. Вместе с тем, по мнению юриста, на вопрос о том, имеют ли смарт-контракты (компьютерные алгоритмы, предназначенные для заключения и поддержания коммерческих договоров в технологии блокчейн) юридическую силу, следует ответить: «Да». Россия является участником конвенции ООН об использовании электронных сообщений в международных договорах 2005 года. Ратифицировали ее, помимо нашей страны, лишь некоторые страны Африки, Азии и Океании. Россия оговорила условие, по которому конвенция не распространяется на сделки, для которых требуется нотариальное заверение и госрегистрация, однако специфика блокчейн позволяет обойти эти ограничения.

Оригинальный способ узаконить криптовалюту и ICO в рамках уже действующего законодательства предложила Наталья Анушкевич. По ее мнению, блокчейн имеет много общего с потребительской кооперацией.

– Блокчейн и потребкооперацию связывают общие принципы: децентрализация, самоорганизация, автономность, равенство участников. Соединение блокчейна с кооперацией даст новые возможности. Преимущество кооперативов в том, что они могут принимать юридических и физических лиц, в том числе – иностранных. Криптовалюта может быть внесена на баланс кооператива в качестве паевого взноса. Токен (единица стоимости, выпущенная частной организацией в системе блокчейн – прим. ред.) может быть удостоверением пайщика. Собранные криптовалютные средства поступят в паевой фонд. Кооперативные выплаты владельцам токенов не будут считаться прибылью, – отметила Наталья Анушкевич.

– В России – лучшее в мире законодательство о кооперации. Государство не имеет права вмешиваться в деятельность потребкооперативов. И оно поддерживает кооперацию в отличие от криптовалют. Удовлетворение нужд пайщиков не облагается налогами. Можно построить целый мир, ведь кооперативы это, по сути, оффшорная зона! – добавила эксперт.

 

Между «ржакой» и госзаказом

Звучали на конференции и более скептические голоса.

– 80% проектов, выходящих на ICO, никогда не будут реализованы. На рынке надувается пузырь. Это спекулятивная стратегия, – сказал член Национальной ассоциации блокчейн-разработчиков Роман Фомин.

– Философия бэкера (инвестора – прим. ред.) – это «ржака» и инновационность. Строительство многоквартирного дома в Купчино вряд ли его привлечет. Люди хотят менять мир. Поэтому 70% денег в ICO – это венчурный капитал, – отметил Артем Кольцов.

Вместе с тем, по данным, озвученным Александром Воскобойниковым, блокчейн становится все более востребованным в таких «реальных» сферах, как медицина, логистика, право, финансовый учет.

По мнению Артема Кольцова, у сотрудничества между блокчейн-сектором, государством и ведущими российскими корпорациями – большие перспективы. Например, речь может идти о разработке проектов по увеличению несырьевого экспорта и производстве специального оборудования для майнинга, в котором сегодня лидирует Китай.

 

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы