Таможня

Нужны ли импортерам СВХ?

На прошедших недавно в рамках выставки «Таможенная служба – 2017» дискуссиях из уст руководителей таможенной службы неоднократно звучала мысль, что в новой конфигурации таможенного оформления будет переосмыслена роль посредников в околотаможенном бизнесе. Ситуация, при которой таможенное декларирование будет осуществляться в 16-ти ЦЭДах, а 64% декларационного массива вообще выпускаться в автоматическом режиме, вызывает беспокойство у предпринимателей, оказывающих услуги в сфере таможенного дела. ФТС между тем провозгласила принцип «равноудаленности», а точнее сказать, невмешательства в коммерческие вопросы между участниками ВЭД и посредниками, внезапно обеспокоившись созданием равных условий для всех.

Все это по меньшей мере удивительно. Ведь институты таможенного представителя (брокера) и СВХ таможенной службой взращивались, холились и лелеялись годами как необходимый элемент таможенного администрирования. Декларанты-брокеры всегда были вхожи в начальствующие кабинеты, а сами таможенники и по сей день зачастую кормятся с руки владельцев терминалов, на которых они несут свою службу. Неслучайно все общественные организации, с которыми взаимодействует ФТС, включая ею же созданные советы и площадки, сегодня преимущественно состоят из представителей этой части бизнес-сообщества. И, может быть, формируемые на этих площадках экспертные мнения зачастую отражают вовсе не интересы непосредственных участников ВЭД (импортеров и экспортеров), а этой привилегированной и неоднозначной касты.

Внедрение информационных технологий, перенос оформления в ЦЭДы, физическое разделение документального и фактического таможенного контроля фактически нивелируют роль таможенных представителей. Хотя не факт, что ситуация поменяется в корне прямо завтра. Сдерживающим фактором для установления непосредственных взаимоотношений между таможней и участником ВЭД все еще являются не слишком сложный процесс таможенной очистки, строгость взыскания за ошибки, а также дороговизна программного обеспечения. И надо признать, сегодня ФТС мало что делает в этом направлении.

С СВХ немного запутанней. Основной их задачей на сегодня, как ни странно, является товарный залог. Товар должен находиться под таможенным контролем до выпуска – это пока что аксиома. Однако нет сомнений в том, что с развитием категорирования участников ВЭД, совершенствованием механизмов уплаты таможенных платежей, настройкой эффективного взаимодействия с налоговыми органами, а также прочими факторами, физическое удержание грузов станет не актуальным.

Напомним, уже сегодня львиная доля грузов оформляется «с колес», без помещения на СВХ, а взимание платы за нахождение товаров в зоне таможенного контроля импортеры называют навязанной услугой, с которой заместитель руководителя ФТС Тимур Максимов, выступая в рамках упомянутых мероприятий, пообещал разобраться. При этом сроки таможенного оформления сократились до полутора-двух часов, а в случае автоматического выпуска срок идет уже на минуты.

Более того, автоматический выпуск деклараций в отношении 64% товарных партий ставит под сомнение целесообразность не только размещения товаров на СВХ, но и процедуры таможенного транзита во внутренний таможенный орган. Мы сегодня уже подошли к тому, что «автовыпуск» занимает в разы меньше времени, нежели оформление доставки. Было бы логично в отношении безрисковых поставок вовсе отказаться от привычных процедур в пункте пропуска при условии, что информация о выпуске предварительно поданной декларации на товары будет находиться в пункте пропуска на момент пересечения товаром границы. Технически это не намного сложнее технологии так называемого «удаленного выпуска». Если говорить о досмотровых операциях (а их доля, по заверениям таможенной службы, всего-то 3% при импорте), то как тут не вспомнить про приграничные ТЛТ, созданные в свое время в рамках концепции переноса таможенного оформления в места, приближенные к государственной границе.

Стоит напомнить и еще об одной малоприятной для ФТС функции СВХ: на большинстве из них в свое время были расположены таможенные посты, либо их ОТОиТК. Нахождение государственного органа на частной территории – само по себе коррупционный фактор, как ни крути. Увы, но этот симбиоз давно уже стал частью таможенной системы, разрушить которую – задача не из простых. И сегодня, похоже, в ФТС это начали понимать, взявшись за ЦЭДы. Но однажды сказавши «А», рано или поздно придется говорить и «Б»…

 

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы