Экономика

На переработку вместо свалки

Несмотря на то, что во всем мире переработка отходов считается прибыльным бизнесом, в России им занимаются пока немногие. Предприниматель из города Зверево Ростовской области не только создал успешное предприятие по переработке полимеров, но и нацелился превратить его во всероссийский центр.

 


Производственники творческие люди

– Раньше такие отходы забирали бесплатно, и была надежда, что предприятия по их переработке будут датировать. Так делается в цивилизованных странах: производители упаковки платят экосбор, государство часть средств направляет переработчикам. Ежемесячно мы перерабатываем более 100 тонн отходов, которые не попадают на свалки, их не сжигают и не закапывают в землю. Мы не только очищаем, но и экономим: даем полимерам вторую жизнь, сберегаем энергоресурсы. Только наше предприятие 1,5-2 тысячи тонн возвращает в полимерную индустрию, – рассказывает гендиректор ООО «Росполипласт» Игорь Никульшин.

14 лет назад 27-летний парень только искал свою нишу в бизнесе. До этого, как многие в 90-е, занимался «челночным» бизнесом, потом металлоломом, работал в автосервисе. На жизнь хватало, а вот капитал не создал, даже, наоборот, потерял, когда пошел учиться и одновременно женился. Но опыт, особенно организационный, пригодился.

– Я все время думал, чем заняться, а однажды открыл журнал, увидел на последней странице: «Покупаем ПВД агломерат». Это было для меня что-то космическое, позвонил ради любопытства, чтобы узнать, расшифровали: полиэтилен высокого давления, а агломерат – подготовленное к производству сырье. Меня это заинтересовало, стал изучать, даже приехал на какое-то производство, – вспоминает Игорь Никульшин.

На изучение ушло два года. Все узнал о полимерах, которых, как выяснилось, более 100 видов по маркам, составам. Привлекало то, что этот бизнес помогает сохранять экологию и что это производство, а не «купи-продай», чем занимался раньше.

– Это живой организм, требующий времени, внимания – как ребенок – и вложений, конечно. Я тогда еще не понимал, каких именно, но не жалею. Производственники — творческие люди, живущие своим предприятием, они больше радости испытывают от покупки нового оборудования, чем личного автомобиля, – говорит он.

 


 

Бизнес начал, имея на руках 19 тысяч

Из начального капитала были только деньги от продажи машины. Начинал с того, что собирал сырье, аренда помещений была дорогой, а жил начинающий бизнесмен тогда в Ростове, поэтому у одних дробили, у других готовили агломерат, третьим перепродавали его как продукт. На разных предприятиях он видел, как организованы отдельные этапы производства: подмечал недостатки, увидел будущих конкурентов, и понял, как будет работать сам.

Команда Никульшина – четверо молодых парней, с которыми он работает до сих пор, – на практике изучила все тонкости производства. Сами создавали оборудование, привлекая местных умельцев за небольшую плату; изучили особенности поведения разных материалов, опять же сами, без опытного химика-технолога.

Тут было над чем колдовать, ведь все полимеры разные: одни делаются из нефти, другие – из этиловых спиртов. Их нельзя смешивать друг с другом, а вот между собой даже желательно, но важно знать пропорции. Еще нюансы: чтобы восстановить свойства полимера, в него добавляют разные модификаторы, пластификаторы. Эксперименты, проводимые совместно с учеными, привели Никульшина даже к созданию собственного вида добавки, что подтверждено патентом.

Опыт, полученный на практике, помог не прогореть, а таких примеров хватало, когда по незнанию разорялись даже те, у кого были большие деньги. К 2003 году предприниматель созрел для создания своего предприятия.

– Я подумал, что где родился, там и пригодился, и решил приехать домой в уверенности, что там помогут, потому что знают. Тогдашний мэр Эдуард Бутенко отдал это помещение только для того, чтобы я его сберег от пожаров. Где-то год мы еще в нем экспериментировали, потом я открыл ИП и, собрав какой-то капитал, выкупил через аукцион помещение вместе с землей, – рассказывает Игорь Никульшин.

Сегодня у «Росполипласта» около 2000 квадратных метров производственных площадей и более 2,5 га земли. Они росли пропорционально доходам: заработали – докупили, пристроили, оборудовали. До 2014 года успели оснастить цеха импортным оборудованием. В собственности – 4 своих автомобиля, на них и еще на наемном транспорте развозится готовая продукция и завозится сырье. В месяц предприятие перерабатывает 150 тонн пластика, в год – 1600-1700 тонн, а также производит собственные изделия, ежемесячный оборот – 6-7 миллионов рублей. Создали более 40 собственных пунктов приема вторсырья по ЮФО, в том числе и в Крыму.

 

 

Пластик и в кризис деньги

Поначалу заводы, комбинаты отдавали лом пластиковых изделий за символические деньги. Сейчас же проводятся закупки, цена держится, и, как говорит Игорь Никульшин, за «шапку сухарей» уже не возьмешь. «Росполипласт» собирает пластиковые отходы по всему Южному округу – в Волгоградской, Воронежской, Белгородской областях, в Ставропольском и Краснодарском краях.

Предприятие перерабатывает 15 видов полимеров: ящики для упаковки, канистры, пленку, обрезки водопроводных труб, мусорные баки, различную тару. Все это сортируется, вымывается, измельчается, а потом гранулируется методом плавления. Половина гранул идет на продажу, из второй делают свою продукцию.

– Было обидно, что мы продаем сырье, а не используем его сами, – вспоминает предприниматель. – Как известно, у готового продукта рентабельность выше, поэтому стали делать свое, в основном это стройматериалы: черепица, тротуарная плитка, садово-бордюрная лента, изоляционные изделия, георешетка.

Это помогло пережить сезонность – преимущественно зимой из пластика делают снегоуборочные лопаты, а весной – трубы – и даже заработать в кризис. После повышения валютного курса прекратились поставки польских решеток, и отечественные стали нарасхват. На выручку от возросших продаж построили новый цех, обновили оборудование. Зато с 2016 года загрустили — бюджеты на строительство дорог, где используется георешетка, сократили, и потребности в ней упали в 4 раза.

 

 

Бизнес – постоянный экзамен

– Каждые 5 лет у нас случается какой-то кризис. Для каждого бизнесмена это как экзамен – сдашь или нет. Когда уже многое сделал, кажется, что все хорошо, вдруг – бах, новый удар. Опираться на прежний опыт не всегда получается, приходится учиться преодолевать «новые грабли». За последний год мы, например, потеряли больше половины клиентов, они просто закрывались. К тому же многие стали экономить, стараются сократить смету, и наши изделия попадают в первую очередь, – говорит Игорь Никульшин.

В этом и есть сила бизнесмена: уметь переориентироваться, выбирать нужное направление и вкладывать туда все силы. А еще находить средства для развития. «Росполипласт» получал все возможные субсидии, сейчас больше пользуется услугами различных фондов, которые дают кредиты с льготной ставкой, хотя масштабы уже иные, и, конечно, обращается в банки.

– На каждой стадии свои проблемы с деньгами: вначале было сложно просто взять кредит. Первый получили в 2005 году – организация была молодая, и практически ни один банк не доверял. Сейчас проблема найти дешевый кредит. Нам удалось отыскать по самой низкой ставке в 12,5%, но брать не стали. Три месяца только переписывались с банком, собирали документы, согласовывали и вынуждены были отложить, – рассказывает предприниматель.

У российского бизнеса есть особенность – не все завит от тебя. Предприятие запланировало расширять линейку переработки, для этого требуется увеличение энергомощностей. Разработали проект, все рассчитали, планировали запустить в этом году, но он сдвинулся минимум на полгода. Потому что у энергетиков – Донэнерго» – свои сроки.

 

Планы всероссийского масштаба

В небольшом городке Зверево градообразующим предприятием по-прежнему остается шахта «Обуховская», принадлежащая украинскому олигарху Ринату Ахметову. На ней трудятся 2000 человек, но в любой момент по политическим или иным причинам она может перестать существовать. Появление таких предприятий, как «Росполипласт», где работают 70 человек, уже подспорье, хоть и небольшое. Поэтому совместно с властями рассматриваются альтернативные проекты, один из которых – создание российского центра переработки полимеров (РЦПП). Региональные планы совпадают с бизнес-планами по развитию предприятия. Центром, по задумке, будет Зверево, еще в 10-ти других городах юга – филиалы. Один центр, рассчитанный на 300 рабочих мест, конечно, не может стать градообразующим предприятием, но 3-4 подобных смогут поддержать город.

Сейчас предприятие по переработке пластика готовится войти в состав агломерации трех городов – Гуково, Донецка, Зверево – территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР). Это даст снижение налогов, а преференции, в свою очередь, привлекут сюда смежные предприятия. Игорь Никульшин утверждает, что уже есть с десяток предприятий, готовых перебраться. Еще он хочет организовывать вместе с учеными малое инновационное предприятие для создания новых материалов. Они удешевят конечную продукцию из полимера на 20%. Планов много, лишь бы не вмешался в их осуществление какой-нибудь новый неожиданный кризис.

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы