Экономика

Госплан российских чиновников убьет конкуренцию и бизнес

Чиновники Минпромторга вновь заговорили о чудо-системе, базирующейся на технологиях анализа больших данных (big data). Использование системы позволит консолидировать «технологии и сервисы», освоить управление «внутренними и внешними кооперационными связями» и решить задачу «по цифровизации». Называться чудо-машина будет «государственной информационной системой промышленности», или сокращенно ГИСП, а использование такой системы даст возможность перевести экономику на новый уклад, позволяющий развить импортозамещение. О том, почему все это в России не сработает, рассказывает экономист Дмитрий Прокофьев.

 

По поводу плана

По замыслу начальников, все получается очень красиво. Предприятия размещают в ГИСП заказы, чинуши отправляют эти заказы в виде «поручений» на сборочные предприятия, а те совместно с начальниками в Москве формируют кооперационную схему, дальше заказ начинает выполняться – под бдительным контролем Минпромторга. Это похоже на советский Госплан, только с мощными компьютерами и удобным интерфейсом.

Самое замечательное здесь – это аргументы, которыми обосновывается внедрение волшебной системы. Об экономической эффективности говорится мало, на передний план выходит идея замещения импорта и запрос на возврат к «плановой экономике» со стороны общества, за возврат которой якобы выступает больше половины россиян.

На самом деле, если бы начальники так мечтали «заместить» импортные товары, они могли бы начать этот увлекательный процесс с самих себя. Сняли бы итальянские костюмчики, нарядились в отечественные телогреечки. Никаких американских смартфонов, швейцарских хронометров и немецких машин. А там глядишь, и отечественная промышленность отреагирует на заказ. Но начальники почему-то предпочитают переодевать в «отечественное» исключительно подведомственных граждан.

По поводу государственного планирования и его роли в советской экономике в поздние семидесятые рассказывали такую байку. На Красной площади проходит военный парад, промаршировала пехота, проехали танки, провезли ракеты, и вдруг на площадь вываливается толпа пухлых мужичков, в дубленках, очках, пыжиковых шапках, с туго набитыми портфелями в руках, они начинают двигаться вдоль Мавзолея. Обалдевшие маршалы смотрят на это сборище, и тут из-за плеча Генерального секретаря высовывается физиономия начальника Госплана СССР товарища Байбакова. А это, говорит начальник по планированию, мои сотрудники – оружие чудовищной разрушительной силы!

 

Сомнения старого инженера

Иллюзия о том, что планирование, учет, контроль и электрификация всей колючей проволоки позволит обеспечить рост и процветание, очень устойчивая в неокрепших мозгах. Несмотря на регулярное фиаско «планировщиков», мысль о чудесном влиянии учета и контроля превратилась в своеобразную «зомби-идею», которая десятилетиями бродит по миру.

В свое время, на заре сталинской индустриализации, когда формировался план первой советской пятилетки, инженер Пальчинский обратил внимание советских хозяйственников на странные, скажем так, допущения, принятые ими при планировании строительства Магнитогорского металлургического комбината, легендарной «Магнитки».

Что смутило инженера? На первый взгляд, решение о строительстве завода рядом с Магнитной горой казалось совершенно очевидным: здесь находилось крупнейшее известное месторождение железной руды. Но старый инженер задал и другие вопросы. Хорошо, есть руда, а известно ли качество этой руды и хватит ли этой руды для длительной работы комбината? А если не хватит, то каковы будут затраты, связанные с ее транспортировкой? Кто будет работать на заводе, как обеспечить приемлемые условия для рабочих? И главное – откуда взять топливо для доменных печей, ведь около будущего города Магнитогорска нет запасов угля?

Смотрите, говорил Пальчинский, в США, с их самой мощной сталелитейной промышленностью в мире, крупнейшие предприятия построены не вблизи богатых месторождений железной руды, а в сотнях миль от этих мест – в Детройте, Кливленде и Питтсбурге. В первую очередь потому, что в этих городах имелись соответствующие трудовые ресурсы. Кроме того, Детройт и Кливленд связаны с местами добычи руды удобными водными коммуникациями, а Питтсбург расположен вблизи больших залежей угля.

Инженер Пальчинский утверждал, что экономикой нельзя управлять чисто технократическими методами, при принятии любого экономического решения нужно учитывать множество факторов, ключевой из которых – поведение и ожидания людей – технократы не могут предугадать.

Никто не спорит с необходимостью строительства мощной промышленности, говорил инженер, но гораздо надежнее «плана» будет создание системы мотивации для людей, которые будут строить эту промышленность, руководствуясь своими интересами и шаг за шагом отыскивая наиболее эффективное решение.

 

Опасная иллюзия

Конвейеры начала ХХ века породили иллюзию, что спланировать можно все, главное – произвести побольше и подешевле, а продавать побольше и подороже. На этом поскользнулся сам великий Генри Форд, утверждавший, что продаст автомобиль любого цвета, лишь бы он был черным. Форд не верил, что когда-нибудь может наступить момент, когда все желающие в Америке купят его дешевый черный автомобиль и захотят что-то другое. А когда такой момент все же наступил, оказалось, что мощное производство ничего не в силах предложить покупателям – Форду пришлось прикладывать колоссальные усилия для трансформации своего модельного ряда, и хотя компания выстояла в конкурентной борьбе, она перестала быть символом мирового автопрома, которым была в первой четверти прошлого века.

Почему же «зомби-идея» о благотворности «планирования» и «управления» экономикой так живуча? Потому что планирование очень выгодно не обществу в целом, а руководителям и хозяевам отдельных предприятий или даже целых отраслей, которые от него выигрывают.

План – это в первую очередь защита от конкуренции. Чиновник дает заработать одним и не дает другим. Безусловными «победителями» в этом случае являются владельцы тех фирм, которые защищаются от конкуренции. Создавая план, чиновник фактически говорит владельцу фирмы: «Смотри, мы точно купим твою продукцию. Можешь даже повысить цену». Почему в этой ситуации владельцы фирм должны производить больше качественной продукции? Почему они должны больше платить своим работникам? Никаких стимулов для этого нет.

Все, кто будут покупать «запланированную продукцию», проиграют. Немного, но каждый. А в масштабах страны потери будут накапливаться.

Поэтому про Госплан в СССР была и другая история. Что будет, если Госплан устроить в пустыне Сахара? Там начнутся перебои с песком!

 

Автор – экономист Дмитрий Прокофьев

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы