Экономика

Пятьсот отчаявшихся фермеров Кубани отправят Путину письма голубиной почтой

Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Фермеры, которые в конце марта хотели ехать к Путину на тракторах, решили отправить свои просьбы к президенту голубиной почтой. Не прошло и месяца с тех пор, как пропрезидентская организация ОНФ приехала на Кубань наводить порядки. Фермерам, пострадавшим от рейдерских захватов, наобещали много – рассмотреть все дела, вернуть земли. Повезло лишь единицам, и то с оговорками. Фермеры разочарованы, растеряны и снова на грани отчаяния. Сейчас разгар посевной, с места не сдвинуться. Если ничего не изменится, то фермеры выпустят в небо сотни почтовых голубей. Акция отложена до мая, уже более пятисот аграриев решили в ней участвовать. Если же и это не поможет, то к августу уже не сто, а пятьсот или тысяча фермеров отправятся к Путину на тракторах.

Может, народный, а, может, не народный

Олег Петров, фермер из Кавказского района, который так бодро говорил о начале работы комиссии, снова сник. Звоню, пытаюсь узнать, есть ли хоть в одном районе какие-то подвижки, в местных СМИ же, в конце концов, пишут, «уже исчерпаны конфликты в Ленинградском, Кореновском и Тбилисском районах».

– В Тбилисском районе одному только фермеру немного вернули земли, 17 гектаров всего-навсего, а остальным фермерам никто ничего не вернул. А в газетах, по телевидению понарассказывали, что, мол, всех в правах восстановили. Никого там, в Тбилисском районе, не восстановили.

– А чем комиссия тогда занимается?

– Я сам не могу понять, чем она занимается. Это общественная комиссия, а все проблемы фермеров упираются в незаконные решения судов. В эту комиссию никто из силовиков не привлечён: ни прокуратура, ни полиция, ни представители судейского сообщества. У комиссии нет такого статуса, чтобы как-то повлиять на решение суда. Там одни общественники: собрались, посидели, друг другу что-то рассказали и пошли. Я тоже в составе этой рабочей группы, и мы с этой комиссией постоянно ругаемся. Мы сделали, мы сделали. Что мы сделали? Да ничего мы не сделали, скоро месяц будет. Они начинают ссылаться на Каневской район: да, там вернули фермерам землю, но вернули ещё до создания комиссии, 22 марта, а комиссия чужие ордена цепляет.

Pole 6Сто отчаявшихся фермеров из Краснодарского края поедут на тракторах к ПутинуВ Кореновском районе идут реальные работы, но и это заслуга не комиссии, а местного главы. Там сейчас новый глава, и он заинтересованно работает. А у нас в районе ничего не вернули, и надежда на эту комиссию с каждым разом все тает-тает.

Комиссия приезжала всего-навсего в два района. Сначала поехали в Новопокровский район, потом через три дня поехали в Кавказский район, но там такая была буря возмущения, что они потом вообще перестали по районам ездить. Теперь в Краснодаре собираются, кое-кого вызывают на эту комиссию и всё.

– А ваша проблема, 400 гектаров спорной земли, тоже никак не разрешилась?

– Когда мы собирались выйти на акцию, и земля под ногами горела, нам восстановили срок для обжалования решения Кропоткинского городского суда в вышестоящем суде (мы упустили срок не по своей вине, а из-за суда, который тянул время), но на этом всё умерло. Нашу апелляционную жалобу приняли к производству, а теперь всё тихо – ведь никто никуда не едет. Уже два месяца прошло, дело якобы потерялось, но мы прекрасно понимаем, что время специально затягивают. Там такое решение суда, его хочешь-не хочешь, надо отменять, и вот они не знают, что с ним сделать, как его теперь «заморозить». А мы теперь до августа никуда не можем ехать. Мы же не бросим сейчас поля, посевы, иначе мы свои семьи оставим голодными.

Мы не знаем, «Народный» там фронт или не «Народный», но делов от этой комиссии нет.  Нам много наобещали, и мы все очень понадеялись на этот «Народный фронт», мы только из-за этого и отказались от акции, но никто ничего не сделал. Людей присоединяется всё больше и больше, подключается всё больше районов, проблемы нарастают, но они не решаются. Если в интернете наберёте, то увидите, как фермеры воюют с этой комиссией.

Чтобы шашками не махали

Звоню фермеру из Тбилисского района. О Юрии Кононенко местные СМИ раструбили по всему краю: мол, вот пример того, как эффективно и оперативно работает комиссия. Прошёл месяц, а поводов для гордости почти не прибавилось.

– Как комиссия, помогла решить проблему с оставшейся землёй?

– Комиссия-комиссия, да у нас, в Тбилисском районе, её и не было. На сегодняшний день у нас вернули землю только мне одному – 17 гектаров и то потому, что это была моя собственная земля, и уже отбиваться было нечем. Оставшиеся 500 гектаров, которые пайщики хотели сдать аренду фермерам, так и остались под вопросом.

Покричали-пошумели, мы вас всех слышим, мы вам всем поможем, и на этом всё утихло. Как обычно, тем, кто дуже кричал, дали по чуть-чуть, чтобы шашками не махали, и всё. На последнем собрании в Армавире спросили, кому помогли, я единственный встал и сказал: «Да, мне отдали». Но это ведь капля в море.

Они обещают, что ещё будут работать, но пока мы ничего не видим. Но, я думаю, будут же решения какие-то, не может же у нас всё потухнуть просто так...

Pole 1

Кумовство и сватовство

У фермеров Калининского района нет доступа к собственной земле: компания ООО «СК Октябрь» скупила все участки и дорогу вокруг. Чтобы попасть на свои поля, фермерам приходится делать круг в 70 километров. Ничего у них не изменилось, рассказывает местный фермер и организатор несостоявшейся акции на тракторах Алексей Волченко. По его словам, в комиссии есть засланные казачки, они тормозят работу.

– Есть решение суда в нашу пользу о том, что мы можем по этим дорогам двигаться, но судебный пристав не может это решение исполнить. Он должен открыть шлагбаумы, закопать глубокий ров, сами мы не имеем права это делать, иначе это будет самоуправство. У Олега Макаревича (по информации из СМИ, его компания ООО «СК Октябрь» выкупила земли – прим. ред.) влиятельные товарищи в Москве, к нему глава района записывается на приём, а не он к главе. Фермеры по-прежнему, чтобы попасть на своё поле, объезжают 70 километров. Если ехать напрямую, то будет всего 4 километра.

В комиссию введены юристы от агрохолдингов. Они сюда вошли под личиной фермеров и всячески стопорят работу. Например, юрист Мирзоян Ольга Витальевна – это рейдер, которая захватывала у фермеров земельные участки и фермы. Она вошла в комиссию содокладчиком: изучала дела, а потом всей комиссии докладывала свою точку зрения. Вы понимаете, если она бывший рейдер (а, может, и не бывший, а действующий), как она всё может доложить. Я неоднократно говорил сопредседателям, что у неё перекос в сторону агрохолдингов, и просил убрать с комиссии, но меня никто не слышит.

Но есть и положительные моменты. К примеру, в Лабинском районе фермерам отдали половину земли: к ним приезжали из самого агрохолдинга «Покровский». Я думаю, здесь заслуга, прежде всего, «Народного фронта», они поддержали людей. Ну и местный глава района поработал. Но опять же, не было б комиссии, главы районов сидели бы и ничего не делали. Ведь из-за чего всё возникло – из-за того, что главы районов по 10 лет сидели на своём месте и в носу ковыряли.

Pole 7Почему кубанские фермеры передумали ехать к Путину на тракторах– А как главы района могут повлиять на решение суда?

– Давайте начистоту. Возьмём наш Калининский район: у нашего главы района председатель суда – кум, а все судьи между собой знакомы. Скажем так, глава района имеет неофициальное влияние на судей. Если фермер обратится за помощью, и глава захочет ему помочь, то он ему поможет, если не захочет, никакой помощи не будет. У нас в Краснодарском крае везде так: кумовство, сватовство. Начальник полиции – кум, прокурор – друг, начальник суда – близкий знакомый и так далее.

17 мая мы планируем отправить письмо Путину голубиной почтой. Соберётся 500 фермеров, а, может быть, и тысяча, возьмём почтовых голубей и отправим письмо президенту голубями, потому что так оно, к сожалению, до Путина не доходит. А на август планируем выезд. Если раньше хотели выехать 100 фермеров, то теперь уже – 500 фермеров, волна идёт, и количество фермеров с каждым днём увеличивается – это как снежный ком. Непонятно, сколько людей наберётся к августу: люди присоединяются целыми поселениями.

Арендовали собственные земли

Тут же звоню фермеру из Лабинского района, Андрею Овечкину.

– Говорят, в Лабинском районе фермерам половину земли вернули.

– Нет, немножко не так. Буквально во вторник было у главы района совещание, туда был приглашён представитель «Покровского». На данный момент у нас такая договорённость: половину тех земель, которые пайщики хотели забрать у агрохолдинга и отдать фермерам, будем засевать мы, а половину – «Покровский». Сейчас посевная идёт, мы им мешаем, а они нам мешают, нашли такой компромисс. Но что осенью будет, я не знаю.

– А что осенью может случиться?

– Осенью они могут скосить наш урожай, как вариант. А могут сдержать слово и не скосить. Но будет же ещё осенняя посевная кампания, когда озимые будем сеять, вот в чём дело.

Сейчас мы вроде как возьмём свою землю у них в субаренду. Договорились, что рассчитываться мы будем с пайщиками. Речь о 860 гектарах в станице Упорная. Собственники земли не хотят вступать в арендные отношения с «Покровским», они хотят сдавать землю фермерам.

– Почему не хотят сдавать агрохолдингу?

– Из-за отношения, который арендатор проявлял к собственникам земли. Вместо зерна людям давали опилки. Мы, фермеры, вместо двух тонн даём три тонны зерна, если хочет человек ячменём взять, пусть берёт ячменём, кто-то хочет пшеницей, даём пшеницей – договариваемся с человеком, как ему удобнее. Кто хочет деньгами – есть альтернатива деньгами. Плюс сахара даём больше и масла. И совсем другое отношение к людям: мы по дворам всё развозим. Это же наши станичники, они знают нас, мы знаем их, живём в мире и согласии. Но, к сожалению, «Покровский» этого не хочет. Всё началось с 2010 года. Люди пытались через суд расторгнуть договоры аренды, я эти решения судов даже комментировать не буду.

Один к девяноста девяти, что нас где-то кто-то услышит, и справедливость восторжествует. Неделю назад прилетали сюда юристы из Москвы, изучали наши документы, удивлялись тем решениям судов, которые выносятся. Документы отправлены в Москву, вроде как хотят помочь, но на «Покровский», к сожалению, никто надавить не может. Про местных властей я вообще говорить не хочу. Местный глава их сюда и пригласил как «инвесторов» в старые добрые времена.

Остальные сидят и ждут

Набираю фермера из другого района-счастливчика – Кореновского. Александр Ткаченко годами не мог добиться аренды участка: пайщики хотели ему сдавать землю, но права аренды отсудила компания ООО «Золотой колос». Действительно, про этот район можно сказать «всем помогли» – потому что только два фермера заявили о своей проблеме, остальные отмалчиваются.

– Мы вроде как договорились здесь, на уровне района, в Краснодар никаких споров на комиссию не выносили. Сейчас мы на стадии договорённости, на землю мы заедем в августе. К нашей земле добавится спорный участок в 80 гектаров.

– Говорят, к вам новый глава пришёл, и он порядки навёл?

– Новый глава пришёл, но он пришёл не вчера и не позавчера, а в прошлом году. Мы к нему обращались, но он говорил, что на суды повлиять не может. Но, когда всё это началось, сразу же всех вызвал – и из регистрации, и судебных приставов, и сказал: «Что вы можете тут сделать?». Они решили всё это за 2 дня. Почему раньше это нельзя было решить, я не понимаю. Мы пятый год за эту землю сражались и только сейчас, когда решили устроить акцию, нас заметили. У нас были затяжки в судах: то документы терялись, то ошибки в решениях находили, регистрация не двигалась с места почти 3 месяца, а тут за пару дней всё решилось.

В нашем районе больше никто не обращался. Знаю, проблемные есть, но они сидят пока, смотрят, что у кого получится. У нас в Сергиевской только мы вдвоём с Гузенко обратились: у нас – организация «Союз», а у него – ИП Гузенко. Ну, ещё частник был, который сначала не мог свои паи найти, а потом не мог их выделить.

Pole 5

Маски-шоу по ткачёвски

Фермер из Новопокровского района, Александр Матвиенко, годами судился за 16 гектаров земли. «Наверняка, вернули, – думаю я, – участок ведь небольшой».

– Ну как, помогли?

– Никаких положительных результатов, только с суда возвратился: всё как было, так и осталось. Судьи даже в совещательную комнату не пошли, решение вынесли ещё до этого. Нам повестка пришла на 10:20, а всё это мероприятие хотели без нас провести в 9:30, но мы раньше появились, как чувствовали задним местом. Мы хотели обжаловать решение суда, но краевой суд начал затягивать – то документы потеряются, то ещё что-то, и в результате мы якобы упустили все сроки для обжалования. Сегодня хотели восстановить эти сроки, нам их не восстановили.

Если в деле фигурирует фамилия Хахалев, там все проигрывают. Его жена – зампредседателя суда, а председатель суда – Чернов, они сваты, там круговая порука, там всё завязано.

Рабочая комиссия – это маски-шоу. Я участник этой комиссии, там только обещания и «заткните рот». Ничего там не решается, побалабольствовали и разбежались. Там люди, которые остались после Ткачёва – что с ними можно решать, какие вопросы?

Сопредседатель этой комиссии – Татьяна Викторовна Попова, там же – исполняющий обязанности министра сельского хозяйства края Орленко Сергей Юрьевич – они под дудочку танцуют. А что «Народный фронт», ну, приезжает к нам Костенко Наталья Васильевна: она немножко начинает, потом уезжает и здесь начинается всё своё, родное. При ней какие-то пошли движения, она уезжает  – и сразу всё наоборот. Да и никакого влияния комиссия не имеет, она может только дать оценку, но на это никто не смотрит – суды решают свои вопросы.

Последователи Цапка

Остались без решения проблемы и в Кущёвском районе. Там орудуют структуры, подконтрольные бывшей цапковской бригаде, рассказывает местный фермер Сергей Сайдук.

– Они захватывают землю уже на протяжении четырёх лет. Не только в нашем районе, они шустрят и в Ленинградском, и в Павловском районах. В 2014 году у нас забрали 1700 гектаров собственной земли и около 600 гектаров паевой: более 85 человек под себя закабалили, сделали крепостными. Теперь у нас в два раза меньше земли, чем было.

Как говорят в районе, это соратники Цапка: Цапка нет, а дело его живёт. Не знаю название холдинга, они всегда инкогнито работали. Учредителем является Стрельцов Федор Евгеньевич, его представители потрудились над тем, чтобы отжать у нас землю. Отобрали – суд перевёл на них право аренды – и тут же переступили её другому предприятию. Эти люди занимаются тем, что отбирают землю, а потом продают право аренды.

Даже по мнению юриста из рабочей комиссии, судебное решение по нашему вопросу было вынесено явно заинтересованной судьёй. Но обещаний нам никто дать не может, и мы это прекрасно понимаем. Эта проблема практически неразрешима, потому что кроме суда никто здесь ничего не решает.

Точно такая же ситуация была в станице Пресняковской, но они еле-еле отбились от них, потому что подняли такую бучу. Нас некому было подержать на федеральном уровне, а к ним приехал «Первый» телеканал и снял большую передачу, которую прокрутили Ткачёву, как мне говорили. И после этого Ткачёв сказал: «Все, этих не трогать». У них хватило ресурса отбиться, а у нас – нет, «Первый канал» к нам не захотел ехать.

Pole 4

Семейный тандем

Фермер из Каневского района Анатолий Филатов 24 года развивал своё хозяйство, теперь он банкрот, и на него заведено уголовное дело. У него через суды забрали не только арендные земли, но и земли общедолевой собственности.

– Мы хотели бы сами работать на нашей земле, но не можем, потому что она тоже попала под аренду группы лиц. Это не компания, это такое же ИП, как и мы – семья Чекиных. Чекина Людмила Абрамовна, которая, со слов других фермеров, сидела за мошенничество, её сын Чекин Геннадий Леонидович и адвокат Соколовский Денис Иванович, который проходил фигурантом дела по подложным документам. Вот такой тандем.

В прошлом году у нас была незаконно скошена пшеница. Мы брали кредиты, закладывали урожай, сеяли. У нас на руках были все документы на урожай, но судья вынес решение не в нашу пользу. То же самое было и у других фермеров. У нас более чем на 10 миллионов украли, а у них – на три с лишним. И всё это по подложным документам.

С этой машиной бороться невозможно, мы просто в отчаянии. В администрации собирали комиссии, но все они формальные. В полицию обращались – они бездействуют. Недавно наш юрист написал статью в местной газетке, чтобы рассказать пайщикам всю правду, и нарвался на исковое заявление о клевете на 3 миллиона от Чикиных. И у нас, к сожалению, в суде всё это пройдёт.

Позавчера были на рабочей группе ОНФ, передали туда документы. Я уже не знаю, где искать правды, к кому обращаться. Мы понимаем, что комиссия не может повлиять на решение суда. Но если бы наши правоохранительные органы начали работать и завели уголовные дела, то по вновь открывшимся обстоятельствам все предыдущие решения суда посыпались бы сразу. Конечно, мы надеемся. Мы 24 года работали на земле, создавали всё сами, с нуля, и вот, что сегодня имеем. 

 

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы