Экономика

Для местных властей фермеры как кость в горле

С фермером Татьяной Пойловой мы встретились на ярмарке выходного дня в Кудрово, на выезде из Петербурга. Маленькое скопление автолавок прячется за символом стандартизированного потребления – «Макдоналдсом». У торговых точек выстроились очереди не меньше, чем к кассам фастфуда. Люди приходят сюда за свежим молоком, творогом, морошкой или, в случае Татьяны, за курами и индюшками «органического производства».

 

До того, как стать фермером, Татьяна Пойлова работала инженером-картографом в одном из ленинградских проектных институтов. Жила в центре – на улице Марата. «Но потом, – говорит собеседница, – там стало слишком много машин. Захотелось тишины». В 1998-м году Пойловым безвозмездно выделили 5 гектаров неподалеку от поселка Рахья Всеволожского района – под фермерское хозяйство. Так появилась птицеводческая ферма «Гладкое».

– Земля была низкого качества – пустырь, заросший кустарником, – вспоминает Татьяна.

С тех пор многое изменилось, но ферма остается семейным предприятием. Кроме самой Татьяны, на ней трудятся ее муж, внучки и двое нанятых работников.

 

Дачи вытесняют крестьян

Дела у хозяев «Гладкого» не всегда идут гладко.

– Раньше мы держали коров, но потом от этого пришлось отказаться. На каждую корову нужен один гектар под выпас и еще один – под сенокос. Но аренду пастбищ нам не продлили, – говорит Пойлова.

Схожая история произошла недавно с Екатериной Доманиной, хозяйкой фермы «Молочный домик» в поселке Гречухино Приозерского района. Руководство племзавода, у которого Доманина много лет арендует землю, заявило, что она нужна им самим. Крестьяне уверены, что дело тут не в «бычках черно-пестрой породы», для прокормления которых племзаводу якобы не хватает пастбищ, а в буме загородного коттеджного строительства.

– Для местных властей фермеры – что кость в горле. В 2012-м мы выиграли конкурс на лучшую семейную ферму и получили господдержку. Улучшили строения, привели их в соответствие требованиям СЭС, оборудовали убойный участок, построили целый комплекс, но в эксплуатацию так и не ввели. Потому что глава администрации поселка не дал разрешения на строительство, – рассказывает Татьяна.

Всеволожский район, где расположена ферма «Гладкое», находится в центре активности девелоперов. По мнению Пойловой, местным властям выгоднее выделять земли сельхозназначения некоммерческим дачным партнерствам, занимающимся вполне коммерческой продажей участков под застройку.

– В Ленинградской области свободных земель нет вообще, – говорит Пойлова, – Все скупили богатые люди. Стоила земля копейки, но когда дачные партнерства стали ее продавать, цены взлетели.

С 2015-го в регионе действует бессрочный мораторий на передачу «сельхозки» застройщикам. Но это не прекратило спекуляций с землей. По словам девелопера Андрея Березина, рынок теперь контролируют крупные, «системные» застройщики, более ответственно подходящие к развитию территорий. Однако фермерам в этих планах места все равно нет.

 

fermer Gl 00

Фермер Татьяна Пойлова, птицеводческая ферма «Гладкое»

 

Не конкуренция, а черт знает что

С одной стороны, фермерские товары популярны у покупателей, чем пользуются многочисленные «фермерские» магазины, торгующие продуктами, происхождение которых никак не связано с крестьянскими хозяйствами. С другой стороны, объемы производства невелики, натуральные продукты быстрее портятся, а их себестоимость – дороже.

– Это ручной труд, hand made, – говорит Татьяна. – У нас нет автоматизированных линий. Это, дорого, тяжело… Кур мы выращиваем не в клетках, на нескольких квадратных сантиметрах, как на птицефабрике, а на воле, на хвойных опилках. Они делают мясо более ароматным и убивают бактерии.

Сетевики не слишком заинтересованы в реализации фермерских продуктов.

– Работать с ними сложно. Крупные магазины ставят свои требования, например, нужна вакуумная машинка, пакеты. Но клеить на продукцию свою этикетку нам не разрешают, – отмечает она.

Чувствительным для фермеров стало решение об ограничении палаточной торговли у станций метро. Ярмарки выходного дня, вроде той, на которой мы встретились с Татьяной, теперь легальны лишь за городской чертой.

– Палаточные рынки портят облик города, но для местных производителей это была отдушина. Город предлагает нам выходить на рынки, но там нас просто сожрут. На рынках — не конкуренция, а черт знает что. Большинство торговых мест захвачено приезжими. Могут даже отравить товар. Многие крестьяне сейчас переводят свои фермы в статус личных подсобных хозяйств. Потому что для них места на рынках выделяются бесплатно, хоть и в закутке, – рассказывает Татьяна.

– Сейчас много говорят о торговле через интернет, но сельские жители плохо в этом понимают. Нам нужны фермерские рынки, потому что у нас все завязано на личных отношениях с покупателем, на постоянных клиентах, которые покупают у нас индюшку, так как знают, что именно у нас мясо самое вкусное», – говорит фермер.

 

Санкции помогли только агрохолдингам

Особых выгод от импортозамещения малые крестьянские хозяйства не получили – ими воспользовались агрохолдинги, имеющие производства в промышленных масштабах и выходы в торговые сети. Фермеров больше волнуют проблемы сбыта, тарифы на электричество и государственные субсидии.

– Мы сами построили линию электропередач к нашей ферме – на 15 киловатт. Но когда мы попросили увеличить мощность, с нас запросили 850 тысяч рублей за подключение. Где я их возьму?», – спрашивает Татьяна.

По словам Пойловой, в последние годы средств на поддержку агробизнеса выделяется меньше, и распределяются они неравномерно: львиную долю получают крупные компании.

– Мы купили трактор «Беларусь» по гранту, автоприцеп – на субсидию, с условием, что примем на работу двух человек. Но жить все равно тяжело. Государство одной рукой дает, а другой – отбирает, – говорит Пойлова.

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы