Общество

Безработных в четыре раза больше: что делать?

В течение многих лет правительство отчитывается о низкой безработице. Даже в кризисном 2014 году она, по данным Росстата, не поднималась выше 5,8% экономически активного населения, а в марте нынешнего года составила рекордно низкие 5% (для сравнения, во Франции – почти 9% безработных). На этом фоне Минтруд заговорил о необходимости повышения пособия по безработице до прожиточного минимума. Однако исследование, проведенное Сбербанком, показывает менее благостную картину: весной этого года безработными себя называли 9,9% опрошенных, а занятыми неполное рабочее время – 11%. По мнению ряда экспертов, скрытая безработица может вчетверо превышать официальный показатель, затрагивая до 20% трудоспособных граждан, или 15 миллионов человек. В случае повышения размера пособий тайное может стать явным.

 


Труд не хочет на биржу

По мнению заместителя директора Центра социально-трудовых прав (ЦСТП) Юлии Островской, низкие цифры официальной статистики связаны с несовершенной методикой подсчета, применяемой Росстатом.

– Официально регистрируемая безработица учитывает тех, кто встал на учет в органах занятости, признан и зарегистрирован в качестве безработного. Но у нас очень низкие пособия. Сегодня они ниже прожиточного минимума и МРОТ, то есть эта сумма не позволяет даже выживать физически, – отмечает собеседница издания.

Размер пособий по безработице не менялся в России с 2009 года. За десять лет их не только не повышали, но даже не индексировали. Формально сумма выплаты привязана к среднему заработку человека до увольнения, но существует максимальное ограничение: 4900 рублей в месяц (при минимальной зарплате с 1 мая 2018 года в 11163 рубля в месяц). Самое маленькое пособие составляет 850 рублей.

– Естественно, такое пособие для человека, получавшего среднюю или высокую зарплату, это несущественная сумма. Кроме того, система регистрации в органах занятости и последующая процедура, когда вам могут предложить работу с довольно низкой зарплатой, вся эта бюрократическая, формализованная система воспринимается людьми как сложная и обременительная. Поэтому традиционна ситуация, когда люди, потерявшие работу, просто не регистрируются в этих органах, – говорит замдиректора ЦСТП.

Таким образом, низкие пособия позволяют чиновникам рапортовать о высокой занятости, а заниженная статистика – игнорировать вопрос о повышении пособий как неактуальный.

 

Работающие безработные

Вопрос о том, кого считать безработным, а кого – нет, запутывает частичная и теневая занятость. В России можно быть формально работающим безработным или номинально безработным трудящимся.

– У нас распространена низкоквалифицированная работа с низкими зарплатами, например, в сфере обслуживания. Так, частные охранные агентства набирают людей из регионов, которые работают в крупных городах вахтовым методом, получая при этом очень мало. С одной стороны, людьми такая работа не воспринимается как желаемая и стабильная, потому что условия тяжелые: живут, где придется, зарплата низкая; но, с другой – они и не регистрируются в службе занятости, а значит, не считаются безработными. С другой стороны, в России также много людей, которые работают нелегально и получают «черные» зарплаты. Есть люди, работающие по гражданским договорам вместо трудовых. Вроде бы они тоже не трудоустроены, но имеют какой-то доход, – говорит эксперт по трудовым отношениям.

 

Жизнь на пособие: обременительная и недолгая

В западных странах пособие по безработице рассматривается как компенсация временно утраченного заработка, позволяющая людям сохранять квалификацию и достойный уровень жизни. Например, в Германии оно составляет от 60 до 85% последней зарплаты, но не более 2200 евро в месяц.

– Конечно, такие выплаты всегда ограничены по срокам. У государства есть заинтересованность в том, чтобы люди быстрее выходили на работу и не задерживались в статусе безработных. Считается, что чем дольше человек находится в этом статусе, тем сложнее ему потом возвращаться на рынок труда. У нас этот механизм не работает, пока суммы пособий такие низкие, – поясняет Юлия Островская.

В апреле Минтруд объявил о разработке законопроекта, который в случае принятия поднимет пособие для безработных до прожиточного минимума. При этом период выплаты пособия может быть сокращен вдвое – с двенадцати месяцев до полугода. По словам Юлии Островской, такое решение приведет к тому, что люди будут чаще обращаться за помощью в центры занятости, но популярным механизмом трудоустройства проблем биржа труда все-таки не станет.

– Это будет актуальным только для людей, имеющих низкие зарплаты. Если брать высококвалифицированных и высокооплачиваемых сотрудников, то для них уровень МРОТ – тоже достаточно низкий. При этом, встав на учет в Службу занятости, вы обязаны ходить на собеседования, где вам будут предлагать часто явно неподходящие для вас профессии с зарплатой и условиями труда намного ниже ожидаемых. При этом в России довольно много людей, получающих зарплату в районе минимальной. Для них повышение пособия до МРОТ, конечно, имеет смысл, – считает собеседница.

 

Кто в ответе за тех, кого сократили?

Чтобы повысить пособие до прожиточного минимума, министр труда Максим Топилин предлагает вернуться к системе страхования от безработицы, отмененной два десятилетия назад. По его словам, страховые взносы могут платить работодатели, работники или те и другие совместно.

Сегодня наниматели обязаны перечислять средства в Фонд социального страхования (ФСС), из которого выплачиваются декретные, больничные, компенсации производственных травм и заболеваний. Но многие российские компании уклоняются от платежей в социальные фонды. Прогнозируемый дефицит ФСС в 2018 году составляет 42 миллиарда рублей. Работодатели также обязаны платить работникам, попавшим под сокращение штата. Стремление снизить издержки нередко приводит к неофициальным сокращениям персонала. Тем не менее эксперт ЦСТП не сомневается в необходимости повышения пособий для безработных.

– Часто озвучивается точка зрения, согласно которой, большая социальная нагрузка обременительна для бизнеса. Но нагрузка на бизнес – это не только зарплаты и социальные взносы, но и административные барьеры, коррупция. Облегчить деятельность бизнеса можно разными способами. Самый простой – сэкономить за счет работников и их зарплат. Но можно ведь и уменьшать нагрузку на бизнес, устраняя административные барьеры и снижая уровень коррупции. Насколько это решение (повышение пособия по безработице до прожиточного минимума – прим. ред.) проходное с экономической точки зрения, сказать сложно. Часто эти вопросы регулируются политически. Если будет политическая воля, пособие, наверное, повысят, – считает она.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы