Общество

После Пхёнчхана: Почему все меньше желающих проводить у себя Олимпийские игры

Зимние Олимпийские игры в южнокорейском Пхёнчхане ушли в историю. Наступило время подвести баланс. Цифры впечатляют: более 100 турниров, примерно 3 тысячи атлетов, свыше 300 медалей и счет на 13 миллиардов долларов. Пока он оплачен лишь частично. Удастся ли оправдать все понесенные расходы? По дружному мнению специалистов, вопрос, скорее, риторический.

 


Стадион на слом

Когда Пхёнчхан получил право на проведение Олимпиады, предстоящие расходы рисовались организаторам на уровне 5 миллиардов долларов. Официальную смету увеличили до 8 миллиардов. Окончательный итог известен. Он превзошел самые первые прикидки более чем в два с половиной раза. Только на строительство спортивных сооружений, по свидетельству газеты The Korea Times, было израсходовано полтора миллиарда долларов. Остальное «съела» инфраструктура и организация самих Игр.

Главный олимпийский стадион, на котором проходили церемонии открытия и закрытия Олимпийских игр, обошелся в 109 миллионов долларов. Уже подсчитано, что каждый час его использования в дни Олимпиады стоил больше 10 миллионов. Теперь стадион подлежит демонтажу. Причина простая: его содержание будет стоить слишком дорого, а перспективы дальнейшей прибыльной эксплуатации сводятся к нулю. В этом повинна демография. Население Пхёнчхана вместе с ближайшими окрестностями составляет 40 тысяч человек. Невозможно представить спортивное или культурное событие, которое позволило бы заполнить трибуны, рассчитанные на 35 тысяч зрителей, хотя бы наполовину

Что будет с другими олимпийскими объектами? Вопрос пока остается открытым. Но вероятнее всего, их постигнет похожая участь. Мечты южно-корейских властей сохранить Пхёнчхан как кластер зимних видов спорта представляются весьма сомнительными. Все дело в экономике и географии. Северо-восточная провинция Канвондо, в которой расположена столица состоявшейся Олимпиады, считается одной из самых бедных. Ей остро не хватает транспортной и туристической инфраструктуры. Она граничит непосредственно с КНДР, и завлечь в нее туристов и спортсменов за рамками Олимпийских игр – неблагодарная задача. Зато уже подсчитано, что содержание простаивающих спортивных объектов будет ежегодно добавлять к дефициту местного бюджета не менее 8,5 миллиона долларов.

К немалому огорчению оргкомитета Игр очевидно и другое. Две недели олимпийских состязаний не принесли желанной выручки. Еще задолго до первых стартов появились сведения, что продажа билетов на соревнования отстает от графика предыдущих Олимпиад. На момент открытия игр организаторы заявляли о реализации 90% билетов. Однако реальность заставила усомниться в этих данных. Газета USA Today, и не только она одна, обратила внимание на обилие пустующих мест на большинстве олимпийских состязаний.

Впрочем, все могло обернуться гораздо хуже. Взрывоопасная ситуация на Корейском полуострове подвигла некоторых европейских политиков заявить во всеуслышание, что по соображениям безопасности лучше не пускать на Игры своих спортсменов и болельщиков. Лишь договоренность Пхеньяна и Сеула о формировании единой команды, достигнутая буквально в последний момент, разрядила обстановку.

 

Престижно, но разорительно

Для объективности нужно отметить, что безрадостные финансовые итоги Олимпиады не какой-то южно-корейский феномен, а устойчивая тенденция последних десятилетий. Принимать у себя Олимпийские игры остается по-прежнему престижной, но все более затратной миссией. Один из собеседников журнала Forbes назвал проведение Игр «наиболее расточительным их всех существующих и самым рискованным в финансовом отношении мега-проектом».

За последние полвека лишь летние Олимпийские игры 1984 года в Лос-Анджелесе принесли организаторам ощутимую прибыль. А за истекшие почти 20 лет только смету всемирного праздника спорта 2000 года в Сиднее (5 миллиардов долларов) и зимних игр 2002 года в американском Солт-Лейк-Сити (2,5 миллиарда) можно назвать относительно экономной. Кроме того, устроителям Олимпиады в Солт-Лейк-Сити удалось почти невероятное – не слишком сильно отступить от первоначального бюджета.

С тех пор планка поднималась все выше. Пекинская летняя Олимпиада 2008 года обошлась китайской столице в 40 миллиардов долларов, которые на тот момент считались фантастическими. Но абсолютный рекорд был перекрыт в Сочи – почти 51 миллиард долларов. Только Россия и Китай, где проведение Олимпийских игр стало общенациональным делом первостепенной важности, могли позволить себе такие траты.

По сравнению с пекинскими и сочинскими игры 2016 года в Рио-де-Жанейро стоили сущие копейки – всего 13 миллиардов. Но за полгода до открытия они обанкротили городскую казну, и устроителям пришлось звать на выручку центральные власти. Тогда это вызвало волну протестов по всей Бразилии. Сейчас олимпийский стадион Мариу Филью, на котором прошли открытие и закрытие Игр, стоит обесточенным из-за неоплаченных счетов за электричество.

В непосильных расходах на афинскую Олимпиаду 2004 года, как указывает Forbes, некоторые видят один из первоисточников финансового кризиса, охватившего впоследствии Грецию. Олимпийский парк в Афинах, который власти планировали превратить в туристический аттракцион, пребывает в полном запустении.

Планы использовать олимпийские объекты в дальнейшем и зарабатывать на этом дивиденды, как правило, терпят фиаско. Даже Лондон, который, по оценкам многих, действовал очень умело в этом направлении, промахнулся с цифрами. Когда подсчитали, во сколько обойдется переоборудование главной олимпийской арены в стадион для проведения футбольных матчей, оказалось, что проще построить новый.

Надежда на то, что Олимпийские игры подстегнут приток иностранных туристов, в полной мере сработала лишь однажды. Разговор идет о Барселоне, хозяйке Игр 1992 года. Однако взлет туризма произошел там лишь потому, что во время Олимпийских игр мир открыл для себя малоизвестную до тех пор «жемчужину», пишет авторитетный американский портал Vox.

 

Претенденты разбегаются

Скорее всего, ситуация с неприятным финансовым послевкусием от проведения Олимпиад была бы не столь драматичной, если бы устроители смогли укладываться в смету. Однако, начиная с 1960 года, как утверждает Vox, еще ни разу не удавалось добиться этого. Примерно в половине случаев первоначальный бюджет был превышен вдвое. А кое-где и втрое. На проведение Олимпиады в Лондоне планировалось потратить 6,5 миллиарда долларов, писал Forbes. Окончательная сумма составила почти 20 миллиардов. За три года до первых стартов затраты Токио, где состоятся летние игры 2020 года, уже оказались на 50% выше, чем планировалось ранее.

На сайте телеканала CNBC опубликован график, на котором наглядно показано превышение фактических расходов по сравнению с первоначальной сметой всех последних Олимпиад. На общем фоне выделяются перерасходы Лондона, Афин, Пекина. Но и в этом виде олимпийской программы, если верить графику, рекорд удерживает Сочи – превышение почти в пять раз.

Когда на одной чаше весов оказываются престиж города и государства, а на другой – финансы, перевешивать явно начинают вторые. С 1992 по 2012 год МОК получал как минимум 5 заявок на организацию Олимпийских игр. А количество городов, заявивших о готовности принять у себя Олимпиаду 2004 года, достигло в свое время 12. На проведение летних Игр 2016 года поступило 4 заявки, а на организацию олимпийского турнира 2020-го – всего три. За право провести зимнюю Олимпиаду 2022 года в итоге соревновались лишь Пекин и Алматы. МОК отдал предпочтение столице КНР. Стокгольм, Краков и Осло добровольно выбыли из борьбы под давлением местной политической оппозиции.

Изначально предполагалось, что за право проведения летних Олимпийских игр 2024 года развернется острая борьба между несколькими претендентами. На поверку на игровом поле оказались два участника – Лос-Анджелес и Париж, дошедшие до финишной прямой. Рим, Бостон, Будапешт и Гамбург сами отозвали свои заявки на начальном или промежуточном этапах. Причем в Гамбурге решение отказаться от амбициозных олимпийских замыслов было одобрено на общегородском референдуме. А власти Бостона уступили требованию общественных организаций, справедливо полагающих, что их городу не по силам траты Сочи и Пекина.

Опасаясь оказаться в ближайшем будущем и вовсе без желающих проводить Олимпиаду, МОК пошел на авторитарный и беспрецедентный шаг. Почетное право принять летние Игры 2024 года было без всякого конкурса передано французской столице, а Лос-Анджелесу достались Игры-2028.

Благодаря этому нестандартному решению МОК получил необходимую отсрочку на пару лет, чтобы определиться с дальнейшей стратегией. Пока ясно одно: при отборе кандидатов на проведение Олимпиады предпочтение будет отдаваться экономически обоснованным заявкам без признаков гигантомании. Но звучат и более радикальные идеи. Предлагают, например, выбрать несколько городов с пригодной инфраструктурой и поочередно проводить Олимпийские игры только в них.

 

Photo: Charlie Riedel, AP

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы