Политика

Насколько Украина «евроинтегрировалась»?

В Брюсселе представили Индекс европейской интеграции «Восточного партнерства», отражающий прогресс каждой из стран объединения за 2015-2016 годы. В некоторых блоках Украина оказалась на второй и третьей строчках, пропустив вперед Грузию и Молдавию. Подобное исследование Евросоюз проводит с 2011 года, анализирует шесть стран: помимо упомянутых в рейтинге также представлены Беларусь, Армения и Азербайджан. Оцениваются шесть разных категорий: адаптация к нормам ЕС; устойчивое развитие; демократия и права человека; международная безопасность, политический диалог и сотрудничество; секторальное сотрудничество и торговые потоки; культурное, научное и образовательное сотрудничество. Заведующий сектором стратегических оценок Центра ситуационного анализа ИМЭМО РАН Сергей Уткин рассказал, на какой стадии евроинтеграции сейчас находится Украина и есть ли у нее шансы попасть в ЕС.

 


– В какой стадии евроинтеграции сегодня находятся Грузия, Молдавия и Украина?

– Со стороны Европейского союза нет определенных сигналов, которые позволяли бы говорить о том, что Украину, Молдавию или Грузию рассматривают как будущих членов ЕС. Соглашения об ассоциации способствуют сближению с ЕС, но они не являются обещанием членства даже в отдаленной перспективе. Поддерживается процесс сближения, разные форматы сотрудничества, но тема вступления в союз обходится, за исключением высказываний отдельных энтузиастов, которые пытаются лоббировать эту тему. Среди политиков в ЕС есть такие люди, но они не отражают официальной позиции ЕС.

Даже статус кандидата, который является одной из ступенек на пути к вступлению в ЕС, нужно еще получить. Для этого необходимо согласие стран-членов ЕС. Это статус вполне формализованный, он есть у ряда стран, например, балканских. Много десятилетий длился процесс вступления Турции в Евросоюз, и в итоге застопорился. Так что можно находиться в процессе вступления десятилетиями и цели при этом не достигать.

Со стороны Украины, Грузии и Молдовы, конечно, стремление вступить в Евросоюз сформулировано вполне официально и закреплено в разных стратегических документах. Но в ЕС в отношении них даже формальный процесс вступления не запущен. ЕС задает стандарты, которые он считает оптимальными, и страны, настроенные на сближение, стараются этим стандартам следовать, по крайней мере, декларируют свое желание следовать этим стандартам.

– Что представляют собой соглашения об ассоциации?

– Соглашения об ассоциации предполагают достаточно обширный набор мер. В части экономики это создание зон свободной торговли с ЕС, достаточно продвинутых; в части политики – очень детальный диалог по разным вопросам, включая вопросы судебной системы, прав человека, верховенства закона и так далее.

На сегодня более успешным представляется движение в этом направлении Грузии, которая провела на определенном этапе целый ряд достаточно радикальных реформ в сфере госуправления и экономической организации государства. Не все проблемы решены, но результаты заметны. Однако это связано не только с фактором ЕС, но и с теми особенностями политического процесса, которые были характерны для Грузии на протяжении последних 15 лет. Другая динамика развития, другие политические обстоятельства.

В случае Молдавии и Украины проблем существенно больше. Молдавия – небольшое государство, и это помогает масштаб проблем держать в определенных рамках. В случае же с Украиной мы говорим об огромном географически, по европейским масштабам, государстве. Здесь все преобразования проходят сложнее, наталкиваясь на интересы разных политических групп в обществе, на коррупционные моменты.

– Коррупция – препятствие для евроинтеграции?

– Сейчас стало распространенным пунктом на Западе говорить, что коррупция – это главный бич Украины и Молдовы. И если не победить коррупцию, то процесс европейской интеграции и вообще сближения с Западом не получит своего продолжения. Но коррупцию победить довольно сложно. Именно поэтому в экономическом плане и Украина, и Молдавия конкурируют за позицию беднейших государств Европы и не могут пока из этого положения выбраться.

– Почему Евросоюз выделяет деньги этим странам, в чем его интерес?

– Евросоюз те или иные деньги дает довольно большому количеству стран, рассматривая это как помощь развитию. Направлено это, в конечном счете, на то, чтобы в финансируемых странах не шли процессы дестабилизации. Наиболее значимы страны, которые находятся рядом с ЕС, и Украина – одна из них. Нельзя допустить, чтобы страна стала источником беженцев и эмигрантов, в том числе нелегальных, для Евросоюза.

– На что, по мнению европейцев, должна быть потрачена финансовая помощь?

– Европейцы поддерживает сам факт сближения стран-партнеров с теми нормами, которые в Евросоюзе разрабатываются. Чем более гармонизированы будут нормы стран-партнеров с нормами ЕС, тем проще будет компаниям из ЕС работать в этих странах. Не будет барьеров в плане экономической деятельности. Возможно, и в плане передвижения людей. Это все, в конечном счете, благоприятно.

– Восемь стран (Чехия, Эстония, Венгрия, Литва, Латвия, Польша, Словакия и Словения) и средиземноморские островные государства Мальта и Кипр вступили в Евросоюз 1 мая 2004 года. Болгария и Румыния вошли в ее состав в 2007 году, и последней примкнула Хорватия в 2013 году. Есть ли смысл ЕС расширяться?

– Сформировалась уже некоторая усталость от расширения. Неслучайно на этапе нынешней Европейской комиссии было четко заявлено, что расширения ЕС в текущие пять лет не будет происходить. Сейчас начались разговоры о том, что этот мораторий надо прекращать, ориентируясь на балканские страны, которые уже давно находятся в статусе кандидатов. Страны бывшей Югославии – приоритетные кандидаты и при удачном стечении обстоятельств могут рассчитывать на членство где-то на горизонте 2025 года. Но 2025 год может спокойно стать 2030-м, если вдруг что-то не сложится.

В очереди желающих вступить в ЕС и Украина, и Молдавия, и Грузия находятся существенно дальше, чем балканские страны.

 

Однако для сторонников европейской интеграции важным является не только факт вступления, но и сам процесс сближения. Если население страны поддерживает те нормы, которые в ЕС сформулированы в разных областях, и эти нормы являются правильным путем для государства, обеспечивая его внутреннюю стабильность и положительную динамику экономического развития, то это позитивный процесс. Вне зависимости от того, произойдет ли, в конечном счете, вступление в ЕС.

 

– Можно ли говорить о развитии демократических процессов в Украине?

– Демократизация – это термин, который можно интерпретировать как угодно. В ЕС была развернута большая работа по консультированию правительства Украины: какие необходимо принимать законодательные акты, как должны работать министерства и ведомства для того, чтобы соответствовать высоким европейским стандартам. Судя по всему, результаты этой работы в самом ЕС оцениваются не слишком высоко. Программа реформ, которую вроде бы все согласовали, Украина не выполняет в тех темпах, на которые рассчитывали те, кто выделяет денежные транши. Но в Украине бурная политическая жизнь, и говорить, что ничего не делается, нельзя. Страна большая, сложная. Расчет на то, что все получится легко и просто, был изначально неверен.

– Многие страны стремятся в ЕС. А Великобритания выходит из него. Как это отразится на устойчивости Евросоюза?

– По этому поводу в самой Британии идет немало баталий. Выход Великобритании многие оценивают как триумф тех, кто не слишком пытался оценить последствия с рациональной точки зрения.

Для ЕС это существенная встряска. Задается много вопросов – насколько сбалансированным является развитие ЕС, насколько это объединение государств может избежать новых кризисных явлений. Однозначного ответа нет. В ЕС есть разные политические силы, которые по-разному себе представляют оптимальный курс развития, как всего Евросоюза, так и своих стран непосредственно. Какой вектор окажется преобладающим, покажет время.

Если попробовать оценить ситуацию рационально, то европейские государства в современном мире оказываются небольшими в сравнении с ведущими странами мира, например, с США, Китаем и другими. И по своему демографическому весу, и по своей территории, и по своей ресурсной основе в глобальном масштабе они очень невелики. В будущем, если не будет существенного демографического роста, не будет какого-то экономического чуда, процесс минимизации их веса будет лишь нарастать. С этой точки зрения взаимодействие в рамках Евросоюза имеет очень глубокие резоны.

Странам Европы важно держаться вместе. Вопрос – в какой степени вместе. Важно, чтобы всем было комфортно. Еще будет сломано немало копий по поводу того, какая степень близости между странами-членами ЕС оптимальна. Возможно, мы увидим передачу полномочий, которые сейчас находятся на уровне Брюсселя, обратно странам-членам ЕС или, напротив, увидим усиление компетенций Брюсселя.

По крайней мере, с Евросоюзом как фактором региональной и глобальной политики придется так или иначе считаться на протяжении очень длительного времени. С этой точки зрения стремление ряда стран использовать фактор ЕС для своего развития вполне понятно, и нет здесь ничего удивительного.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы