Экономика

Уроки экономики для России от Казахстана

Что мы знаем о Казахстане? Южный сосед и формальный союзник представляет собой крупнейшую экономику Центральной Азии. Если считать ВВП по так называемому паритету покупательной способности, то на постсоветском пространстве Казахстан уступает только России. При этом во Всемирном банке ожидают рост ВВП Казахстана на уровне 3,7%. Россия, как мы помним, может рассчитывать на один процент роста. Экономист Дмитрий Прокофьев рассказывает о возможностях и перспективах казахстанской экономики.

 


Нефть остается нефтью

Разумеется, этим ростом Казахстан обязан росту мировых цен на нефть, только ведь этот фактор действовал и на российскую экономику. Однако трансформировать приток нефтедолларов в экономическое развитие у Казахстана получилось несколько лучше. В правительстве страны планируют достичь роста ВВП на 5,5% уже в 2021 году.

Инструменты для достижения таких темпов роста предлагаются классические: ускоренная технологическая модернизация экономики, улучшение бизнес-среды, макроэкономическая стабильность, обеспечение продуктивной занятости и улучшение качества человеческого капитала.

Стоит отметить, среди «рецептов роста» нет любимой российской мантры о «диверсификации» и «слезании с нефтяной иглы». Правительство страны отдает себе отчет, что Казахстан – классическая «сырьевая экономика», причем «сырьевая составляющая» этой экономики продолжает расти. Нефть обеспечивает более половины казахстанского экспорта, а основной вклад в экономическое развитие страны вносит горнодобывающая промышленность: за минувший год доля этой отрасли в ВВП увеличилась до 14%, а ее общий объем прибавил более 10%. Причем максимальные темпы роста продемонстрировала добыча даже не нефти (+11%), а медной руды (+23%). Соответственно, выросла и металлургия, связанная с сырьевым сектором (+6%).

Четверть века назад, после распада СССР, структура казахстанской экономики выглядела иначе. В то время треть ВВП республики обеспечивала промышленность, доля которой в казахстанском «национальном продукте» сократилась за эти двадцать пять лет в десять раз. Рыночные реалии «переформатировали» казахстанскую экономику.

Но «сырьевая экономика» не значит «плохая экономика». Казахстан входит в топ-15 стран по объемам запасов нефти. Согласно данным British Petroleum, его доказанные запасы нефти составляют 1,8% от общемировых. 18-е место Казахстан занимает по запасам газа, и восьмое – по запасам угля. Вопрос только в том, удастся ли Казахстану грамотно реинвестировать доходы, получаемые от продажи сырья?

 

Неудачный опыт

Предыдущий опыт использования нефтяных сверхдоходов нельзя назвать особенно удачным. Все, что происходило в России десять лет назад, можно было наблюдать и в Казахстане. Супер деньги, полученные от продажи нефти, были вложены в «финансовую систему» и «инфраструктурные проекты» В 2007 году доля кредитных активов банков к ВВП Казахстана превысила50%. В стране начался бум потребительского кредитования и жилищного строительства, а доля банковской задолженности достигла 46% ВВП. Было понятно, что любое колебание нефтяных цен обрушит эту пирамиду, поэтому инвесторы начали забирать деньги из Казахстана даже до краха Lehman Brothers, давшего старт кредитному кризису в США.

Казахскую экономику и финансовую систему от банкротства спас Национальный фонд, куда с 2001 года начали направляться «нефтяные доходы» республики. В 2007 году в нем накопилось $27,3 млрд, которые и были направлены на спасение казахской банковской системы. Впрочем, правительство Казахстана ограничило аппетиты чиновников и сырьевых олигархов, поставив лимит размера для трансфертов из фонда. Ежегодно эти трансферты не могут превышать $8 млрд.

Разумеется, Казахстан не мог пройти мимо попыток диверсификации экономики с помощью государственных средств. Одним из классических кейсов «как не надо делать» оказалось увлечение модной солнечной энергетикой. Пять лет назад государственная компания «Казатомпром» учредила завод по производству солнечных батарей Astana Solar. На строительство завода выделили порядка $100 млн, но когда первые солнечные панели поступили на рынок, выяснилось что их цена в восемь раз превышает цену на аналогичные панели, сделанные в Китае.

 

Неожиданный результат

Зато, по мнению экспертов, вместо инвестиций «в производство» неожиданно «выстрелили» инвестиции в дорожное строительство. По качеству дорог Казахстан находится на 108-м месте в мире из 138-ти, обновления требует практически вся дорожная сеть. За последние 10 лет в транспортную инфраструктуру страны было вложено около $26 млрд, до 2020 года планируется инвестировать еще порядка $11 млрд.

Инвестиции в «чистую логистику» принесли очевидный результат. Объем транспортных услуг в ВВП Казахстана составляет порядка 8%, и рост продолжается. А транзитный контейнерный поток из Китая через Казахстан увеличился по итогам 2017 года более чем в два с половиной раза.

И хотя логистическая инфраструктура Казахстана в основном «замыкается» на Россию, анализ таможенной статистики показывает, что объем транзита из Азии в Европу через Казахстан уже за 2012-2014 годы превысил совокупный объем транзита через Восточную Сибирь и Дальний Восток. Если в указанные период объемы транзита по Транссибу увеличились всего на 4,4 тысячи тонн (достигнув показателя в 73,1 тысячи тонн), то объем перевозок через Казахстан из стран Юго-Восточной Азии и Китая в Европу увеличился более чем вдвое – с 39,1 до 91,5 тысячи тонн.

При этом Казахстан намерен углублять интеграцию в мировую экономику, позиционируя себя не только как источник сырья, но и как транспортный коридор. Министр национальной экономики Тимур Сулейменов ранее заявил, что для не имеющей выхода к морю страны с населением в 18 млн человек, со слабо диверсифицированной экономикой «деглобализация была бы катастрофична».

 

Узкая, но прибыльная ниша

Но на мировой экономической карте Казахстан выступает не только как источник нефти, металлической руды, или «удобный путь» для транзита китайских товаров на европейские рынки. Еще один источник благосостояния для Казахстана – его урановые рудники. Если по запасам урана республика уступает Австралии с ее грандиозным месторождением Olympic Dam mine, то по темпам роста добычи урана Казахстан является мировым лидером. В 2007 году в стране было произведено около 7 тысяч тонн урана, в 2012 году объем производства вырос уже втрое, составив 21,3 тысячи тонн. Это при том, что в 1980-е годы крупнейшим производителем урана был СССР – с рекордом добычи в 16 тысяч тонн ежегодно.

Упомянутый «Казатомпром» – колоссальное предприятие, играющее важную роль в экономике страны. К 2014 году доля урановой продукции в общем объеме экспорта Казахстана достигла 2,5%, что составило в денежном выражении почти $2 млрд. Основные поставки идут в Китай. Но уран – перспективный рынок. По данным МАГАТЭ, в мире работает более 44 атомных реакторов, а в 2032 году их число должно вырасти до 650, при этом объем потребляемого ими урана должен удвоиться.

 

Какие уроки могла бы извлечь для себя Россия?

Во-первых, успешно могут развиваться только те отрасли экономики страны, которые следует в русле мировых трендов. В этом есть как плюсы, так и минусы, но ясно одно – пытаться построить плотину на пути мировой экономической волны невозможно.

Во-вторых, нет смысла заниматься тем, чего ты не умеешь делать. «Казахатомпром» потерпел фиаско, создавая производство солнечных панелей, но добился высоких результатов, занимаясь своим прямым делом – добычей урана.

В-третьих, «инвестиции в инфраструктуру» бессмысленны, если не подкрепляются длительным спросом на эту самую инфраструктуру, спросом постоянным и не зависящим от политических веяний. Казахстан получил позитивный результат от строительства дорог именно потому, что дороги были нужны для обеспечения транзита Китай – Европа, а не для создания рабочих мест или освоения бюджета.

В-четвертых, у государства «не получается» эффективно расходовать ресурсные сверхдоходы именно потому, что у чиновника в данном случае нет мотивации к эффективности – напротив, распоряжение большими объемами таких ресурсов увеличивает его собственный аппаратный вес и возможности влияния на бизнес.

И последний урок, который сформулировал министр экономики Казахстана: в современном мире «деглобализация – катастрофична».

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы