Экономика

Цены на нефть могут выстрелить

Нефть дешевеет после обновления максимальных отметок накануне. Однако эксперты прогнозируют дальнейший рост стоимости черного золота. Напомним, 7 ноября впервые с лета 2015 года цена марки Brent превысила планку в 64 доллара за баррель, а WTI подорожала до 57 долларов. Почему произошел скачок, и что ждет впереди?

 


Михаил Крутихин, партнер консалтингового агентства RusEnergy:

– Какие факторы могли сыграть роль в повышении цены на баррель нефти. Первое – сокращение числа буровых установок в США. За неделю на 8 штук сократилось. Второе – говорят, что есть какие-то ожидания новой солидарности членов ОПЕК+ на очередном заседании по поводу продления мер по сдерживанию добычи.

А дальше – это уже нервная реакция бумажного рынка. Не физического рынка, потому что на физическом ничего не менялось: предложение и спрос примерно в том же объеме остаются. Это психологическое воздействие: и даже не потому, что там делят между собой вот эти все кланы и принцы, а из-за того, что там вдруг какая-то чуть ли не баллистическая ракета шарахнула и взорвалась над Эр-Риядом, что вызвало подозрения рынка о том, что в Персидском заливе может произойти что-то очень серьезное, что помешает либо добыче, либо движению танкеров из Персидского залива. А поскольку оттуда выходит треть нефти, поступающей на рынок, то, разумеется, это не могло не вызвать вот эти все подозрения, которые вызвали такую реакцию.

Я думаю, тут два выхода. Если обострятся события в Персидском заливе, то нефть будет дальше дорожать. Если все это нормализуется и все поймут, что из Саудовской Аравии выходят прежние объемы нефти, то цены снова покатятся назад.

Надо будет смотреть, что там будет в Персидском заливе. Рынок может опомниться и откатиться снова с этих величин на более низкие.

 

Рустам Танкаев, ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России, гендиректор ЗАО «ИнфоТЭК-Терминал»:

– Это связано исключительно с Саудовской Аравией. То, что там сейчас происходит, это политический кризис на самом деле, и дело тут не только в коррупции и не столько в коррупции и арестах членов правящего дома и министров. Дело здесь в том, что Саудовская Аравия в течение достаточно заметного времени воюет на три фронта. На самом деле опыта ведения боевых действий у Саудовской Аравии нет вообще. Есть очень много денег и очень много оружия, но одно другому не помогает совсем.

Дело в том, что самый острый из трех конфликтов – конфликт с Йеменом – затянулся. Йемен – бедная страна, оружие у них самое слабенькое. США им очень помогли в конце 2015 года, сбросив им (как они выразились, «по ошибке») оружия на полмиллиарда долларов. Насчет ошибок сказать сложно. Так или иначе, но конфликт с Йеменом не разрешается никак. Победы нет, и, видимо, не ожидается. На прошлой неделе Йемен пустил ракету в Эр-Рияд. Ее сбили. После этого король велел заблокировать Йемен, то есть заблокировать морские порты, воздушные порты и дороги. В стране сложное положение.

Сложное положение еще и потому, что в королевском доме нет единодушия категорически. Есть несколько партий, каждая из которых тянет одеяло на себя, и в результате получается так, что какие-то важнейшие, существеннейшие для Саудовской Аравии вопросы годами не решаются. Например, вопрос о проведении IPO «Сауди Арамка» – государственной нефтяной компании Саудовской Аравии.

В общем, то, что мы видим сейчас в смысле арестов и наведения какого-то порядка – это, безусловно, только вершина айсберга. Сам по себе айсберг и эти политические процессы, которые идут в Саудовской Аравии, весьма сложны и неоднозначны. На Западе даже появились эксперты, которые предрекают падение королевского дома Саудовской Аравии. Я к их числу не отношусь и совершенно так не считаю.

При наличии большого количества денег и достаточно дееспособной армии Саудовская Аравия, конечно же, сохранится как государство, но она переживает сложный период. Конечно, это видят все участники нефтяного рынка мира. И то, что они видят, они трансформируют в цены на нефть, потому что опасаются, что в какой-то из моментов возникнет проблема с поставками нефти и нефтепродуктов из Саудовской Аравии, и эта проблема отразится на соотношении спроса и предложения на мировом рынке, причем может отразиться очень сильно.

Саудовская Аравия обеспечивает 20% всей международной торговли нефтью и нефтепродуктами. Столько же обеспечивает Россия. Соотношение между спросом и предложением на мировом рынке таково, что превышение предложения, которое обеспечило падение цен, составляло всего 1% от международной торговли. То есть масштабы влияния Саудовской Аравии на рынок несопоставимы с теми масштабами, которые обеспечивают превышение спроса над предложением или наоборот на мировом рынке. Это очень мощный фактор. Поэтому, конечно, участники нефтяного рынка беспокоятся, и цены растут.

Я думаю, что Саудовская Аравия сумеет преодолеть кризис и цены вернутся к прежнему уровню. Уровень в 50-55 долларов за баррель диктуется операционными затратами на добычу сланцевой нефти в США, поэтому это очень устойчивый уровень.

Не думаю, что очень долго будет длиться вот этот период достаточно высоких цен. Но все будет зависеть от того, как будет развиваться кризис в Саудовской Аравии.

 

Богдан Зварич, старший аналитик ИК «Фридом Финанс»:

– На мой взгляд, на стоимость нефти в текущий момент влияет не только ситуация в Саудовской Аравии, но и убежденность игроков в том, что соглашение, заключенное в рамках «ОПЕК+», будет продлено, скорее всего, до конца 2018 года. Плюс к этому мы наблюдаем дальнейшее снижение запасов углеводородов в Штатах, что также способствует росту цен на нефть.

Что же касается последних событий в Саудовской Аравии, то здесь, на мой взгляд, есть реакция на некую возможную нестабильность в регионе, связанную с теми событиями, которые произошли, что частично способствует росту цен на нефть. Но это, по моему мнению, не является основным фактором для подобной динамики. Скорее нужно говорить о том, что есть совокупность факторов, которые сейчас поддерживают рынок энергоносителей и позволяют ему расти.

Что же касается борьбы с коррупцией в Саудовской Аравии, то, на мой взгляд, она скорее для рынка энергоносителей будет нейтральной, потому что она вряд ли каким-то образом скажется на динамике предложения нефти со стороны Саудовской Аравии.

 

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы