Политика

Политический кризис в России не за горами

Вместо того, чтобы кричать на каждом шагу об импортозамещении и уверять население в том, что в стране все хорошо, следовало бы назвать все своими именами и налаживать контакты с Европой. На смену валютного кризиса в Россию пришел экономический, на очереди – социальный и политический. О том, какие перемены ждут страну в ближайшее время, рассказали ПРОВЭД политик, президент фонда «Республика» Сергей Цыпляев и экономист, руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрий Травин.

Четыре кризиса

По словам Сергея Цыпляева, кризис в России еще не прошел. Сначала был валютный кризис, а теперь разворачивается экономический, потому что экономика страны оказалась поставлена в абсолютно новые условия.

По его мнению, в России сошлись сразу три фактора, приводящих к кризису. Первый фактор – падение темпов роста экономики в течение последних лет. «Это было неверное решение – всячески ограничивать частную инициативу. По сути, в стране построили государственный капитализм: у нас две трети активов сегодня – либо напрямую принадлежат государству, либо им управляются. Это миф, что у нас - либеральная экономика, она уже давно закончилась, у нас лидирующей является государственная капиталистическая форма собственности», - отмечает политик. Второй фактор – это драматическое падение цен на нефть. «Мы опять сделали ошибочную вещь: в 2000-м году нефть и газ давали 9% федерального бюджета, сегодня – это 52%. 2008-ой год мы пережили только благодаря запасам, потому что реально не было трети бюджета, но это был короткий кризис, и тогда кубышки хватило, сейчас этой кубышки не хватит», - говорит он. Третий фактор – это санкции, и здесь самое главное то, что Россия оказалась вне мировых кредитов. Вдруг выяснилось, что все наши крупные компании не могут жить без денег под небольшой процент: «Роснефть», «Газпром» и многие другие компании оказываются в должниках. «Они не могут жить в нашей рыночной среде. Если им сегодня предложить кредиты по 26% годовых, то там все закончится, это компании-банкроты, - отмечает директор фонда «Республика». - Эта политика - без дорогой нефти и без западных кредитов - была обречена. И в этот момент мы умудрились устроить полный разрыв с кредиторами и с теми, кто покупает наш товар».

krizis 9

Фото: ПРОВЭД

 

Самое тяжелое то, что сейчас дорожает оборудование, потому что приблизительно 80% оборудования в России является импортным, отмечает Сергей Цыпляев. По его словам, у нас сейчас нет возможности развиваться технологически без помощи извне. «Вместо того, чтобы идти в связке с остальными странами, мы будем в одиночку проваливаться – это неизбежно», - считает он. Директор фонда «Республика» также напоминает о том, что Россию уже отключили от "технологических процессов", связанных с нефтью. Выходящее из строя оборудование нефтяников – импортное, запчасти – импортные, технологии – тоже импортные, у нас в арсенале - только возможность добывать нефть традиционным способом, которой хватит лет на семь. От технологий по газу Россию не отключают, потому что газ идет в Европу, но и эта проблема будет назревать, предупреждает Сергей Цыпляев. «Везде, куда вы ни сунетесь, этот вопрос стоит ребром: для технологического «перевооружения» нам жизненно необходимы контакты с Европой», - подчеркивает он.

После экономического кризиса Россию ждет социальный кризис со всеми вытекающими последствиями. «Остановка электричек в нескольких регионах – это шоковый символ, - отмечает политик. - Сейчас начнется сыпаться производительная экономика, начнутся увольнения, невыплаты зарплат, и граждане в какой-то момент поймут, что денег нет».

На заключительном этапе - кризис политический. По словам Сергея Цыпляева, политическая система в России такова, что все внимание приковано к первому лицу, и внешне кажется, что ничего в стране не происходит без его движения: только он принимает решения, распределяет деньги и прочее. Никто не знает людей в правительстве, губернаторов – это функции, они лишь исполняют решения первого лица. «Когда начинаются проблемы, вдруг выясняется, что всё фокусируется ровно на том же лице, потому что все уже выучили, что от него всё зависит. И разделить ответственность первому лицу не с кем, разве что с американцами, которые всегда виноваты во всех наших проблемах», - отмечает он. Единственное, что можно сделать в такой ситуации, - поменять правительство, собрать профессионалов, которым будут доверять граждане и предприниматели. «Что может сделать президент в этой ситуации? Обеспечить политическое прикрытие подобному правительству», - говорит Сергей Цыпляев.

«Заявления о том, что у нас нет оппозиционных лидеров, пугают, потому что в ситуации, когда взрывается режим, должен быть какой-то вариант дальнейшего движения. Если непонятно, кто подхватит это движение, будет говорить улица. И улица приведет не лидеров созидания. Улица всегда приводит лидеров разрушения. Именно это меня пугает больше всего – отсутствие возможности сегодня запустить конкуренцию, провести смену лиц, привести новых лиц, вызывающих доверие с помощью существующих легальных процедур, а не через взрыв и разборку политической системы до атомов», - подытоживает директор фонда «Республика».

krizis 3

Фото: ПРОВЭД

 

«Запас прочности»

По словам руководителя Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрия Травина, у нынешнего режима еще есть «запас прочности». «Почему я говорю о том, что он может долго просуществовать? По своему опыту и по книгам я хорошо знаю, как существовал Советский союз с 68-го по 85-ый год. Это был застойный режим, где жизнь не улучшалась, где все были в большей или меньшей степени не довольны, потому что дефициты, ничего не купить, и при этом все в кино видят, что на Западе люди живут лучше, а у нас такой бардак. Но возможности для массового протеста не было, потому что КГБ жестко подавлял всякое сопротивление, и люди пассивно ждали, пока не помрет все поколение вождей. Когда все поколение вымерло - Брежнев, Андропов, Черненко и еще человек пять того же возраста, сменилось поколение, пришел новый лидер. Вполне возможно, что у нас кончится тем же самым. У руководителей страны еще большой «запас прочности» – им где-то лет 50-60», - говорит ПРОВЭД аналитик.

Однако, по словам экономиста, если некоторые факторы сойдутся, возникнут какие-то прорывные моменты (в результате длительных низких цен на нефть, развалов в моногородах, неудачной войны и так далее), которые развалят государство, то возникнет неконтролируемый хаос, и тогда, как в февральскую революцию, за два-три дня режима может не быть. «Из этого, правда, не следует, что сразу возникнет хороший режим, возможно, возникнет, какая-то очень плохая неприятность, но такое может быть», - отмечает Дмитрий Травин.

Яблоко раздора

На вопрос ПРОВЭД, насколько долго может растянуться кризис на Украине, Дмитрий Травин отвечает: «Пока я особого прогресса не вижу, потому что Россия упорно стоит на своем, а Запад - на своем. Но переговоры идут, может быть, стороны о чем-то договорятся. Я не думаю, что кризис на Украине разрешится идеально. У меня такое ощущение, что Донбасс и Луганск станут чем-то вроде непризнанного государства: формально – часть Украины, а реально Киев их не будет контролировать», - отмечает экономист. Самое главное – чтобы не было второго этапа войны, добавляет он.

Этот же вопрос был задан и Сергею Цыпляеву. «В значительной степени это зависит от нас - по части, связанной с юго-востоком. Я считаю, что проект Новороссии исчерпан и надо его закрывать в кратчайшие сроки. Что касается Крыма, то это проблема на поколения, точка невозврата пройдена, решения нет и даже нет никаких вариантов», - ответил он.

На вопрос, принесут ли санкции ЕС позитивный результат в разрешении украинского конфликта, президент Фонда «Республика» отвечает: «Позитивное изменение может быть только одно - если каждый из нас осознает связь нашей экономической жизни и наших внешнеполитических усилий. Многие спрашивают: «Почему должны страдать граждане?» За любые действия правительства отвечают граждане, они не зрители. Как немцы отвечают, которые до сих пор платят за Гитлера, так и каждый из нас должен нести ответственность за все, что делает наше правительство. Хотя я, конечно, не сторонник санкций, лучше бы их не было, потому что это очень больно и тяжело».

Не ждать и не терпеть

Вместо того, чтобы прятать голову в песок, запрещать на федеральных каналах произносить слово «кризис», нужно назвать все своими именами и придумать программу выхода из кризиса. По словам Сергея Цыпляева, «сейчас абсолютно неприемлема программа, формулируемая сегодня руководством, - терпеть и ждать». Нужно понять, что жизнь изменилась, что сейчас самое время начать работать, в том числе управляющим структурам. «Эта мобилизационная программа общества на выход из экономического, политического и социального кризиса должна быть сформулирована», - сказал в заключение директор фонда «Республика».

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы