Экономика

Когда закончится эра «Газпрома»?

«Газпром» может потерять существенную долю на европейском рынке из-за американского сланцевого газа. Произойти это может уже в скором будущем – как только закончится строительство новых газопроводов в Европе. О том, что ждет российский газ, рассказывает экономист Дмитрий Прокофьев.

 

По сообщению ряда информационных каналов, ссылающихся на источники в Белом доме, предполагается что завтра, 6 июля, президент США Дональд Трамп во время визита в Польшу призовет восточноевропейских лидеров воспользоваться ростом поставок природного газа из Соединенных Штатов. Экспорт газа в Польшу США начали недавно, и, находясь в этой стране, Трамп может рассказать о желании содействовать американским компаниям в скорейших поставках газа в Центральную и Восточную Европу. На прошлой неделе Трамп уже объявил начало «золотой эры» производства энергии в США, которая позволит стране реализовать политику «энергетического доминирования» через экспорт в Европу и Азию. Чем может ответить «Газпром»?

 

Сложный вопрос

Соединенные Штаты могут начать активный газовый экспорт в Европу из-за успеха так называемой «сланцевой революции», которая позволила нарастить поставки газа и сделать его дешевле. По самым скромным прикидкам, предложение на мировом рынке сжиженного газа к 2020 году увеличится на 50% по сравнению с уровнем 2014 года. Проекты, начатые и в основном профинансированные в период высоких цен, вступают в строй и обеспечивают перепроизводство, которое уже провоцирует демпинг. Из США идет быстро нарастающий в объеме экспортный поток сжиженного газа по ценам, которые никак не окупают его добычу, сжижение, транспортировку и регазификацию. Товар, который обошелся продавцу в $6 или даже $7 за миллион БТЕ (британских тепловых единиц), идет в Южную Америку по цене $5,50, а в Португалию и Великобританию еще дешевле. Задача – компенсировать хотя бы часть расходов по проекту сжижения и, разумеется, завоевать рыночные ниши на будущее, когда цены могут вырасти.

«Сланцевая революция» в США не только ускорила сокращение цен на газ и нефть на мировом рынке, она изменила традиционные маршруты поставок, вывела новые страны в потенциально независимые в плане энергетики. «Газпром» уже столкнулся с претензиями европейских потребителей газа, требующих пересмотра контрактов в свою пользу, поскольку могут получать значительные объемы «нового» сжиженного газа из других источников.

В Польше уже построен терминал по приему СПГ. Через него американский газ будут получать многие страны Восточной Европы, в том числе Украина. Еще одним пунктом приема американского газа является Франция, где построен большой терминал. Такие же терминалы строят Хорватия, Испания и другие страны. К 2020 году будет закончен проект по транспортировке газа из Азербайджана через Турцию в Европу – Тap–Тanap–Nabucco. Осуществляется также проект White Stream по доставке газа из Туркменистана через Черное море в Европу. Начинается строительство газопровода из Израиля в Европу через Италию и Албанию. Сможет ли удержать в столь агрессивной и конкурентной среде свои позиции «Газпром» – это сложный вопрос.

 

Что-то идет не так

Успешность компании на рынке определяется несколькими факторами, среди которых первым надо все-таки назвать качество менеджмента. Потому что на внешнюю конъюнктуру повлиять практически невозможно, а вот управление компанией все-таки в наших руках. Так вот, несколько слов об управлении.

Почти двадцать лет назад, в 1999 году, во времена дешевой нефти, когда нефть стоила $12 за баррель, «Газпром» продавал газ в Европу в среднем по $65 за тысячу кубометров. При этом средняя цена отпуска газа промышленным потребителям внутри России составляла около $10 за 1000 кубов. Примерно по такой же цене газ отпускался в Беларусь. И, понятно, российским деревням и воинским частям газ отпускался вообще без гарантий оплаты. Кризис, дело такое.

Кто его знает, как это могло получаться, но при этих вводных «Газпром» оставался прибыльной компанией. Команду Рэма Вяхирева можно упрекать за многое, но под ее управлением «Газпром» продолжал генерировать прибыль. Вот как-то так выходило.

В августе 2016 года средняя цена газа, который «Газпром» продает в Европе по долгосрочным контрактам с привязкой к цене нефтепродуктов, составила примерно $150 за 1000 кубометров (или $4,16 за миллион БТЕ). Для сравнения, в 2014 году цена российского газа для европейских потребителей составляла $349 за тысячу кубов. Можно сказать, что в последние годы российский газ продавался в Европе втрое дороже, чем в 1999 году.

Не менее резко выросла цена газа на внутреннем рынке. Сейчас она колеблется в районе $70 за 1000 кубов для промышленных потребителей. (До кризиса газ стоил больше $100 за 1000 кубов). Это выше себестоимости добычи сланцевого газа в США.

Однако операционная прибыль «Газпрома» осенью 2016 года оказалась на 40% процентов ниже, чем в середине нулевых. На ближайшие три года финансовый план компании предусматривает убытки. При этом за последнее десятилетие добыча газового монополиста сократилась с 556 млрд кубометров в 2006 году до 419 млрд кубометров в 2016-м, и негативная динамика сохраняется. Наблюдается и снижение финансовой эффективности компании, которая за последние семь лет сократила свою капитализацию в семь раз. Как это может быть?

 

Дорогие удовольствия

Начать следует с себестоимости. В конце 1990-х себестоимость добычи газа составляла $3-4 за 1000 кубов. В 2014 году «Газпром» оценивал себестоимость добычи в $38, а в 2016-м – на уровне $20 за 1000 кубов.

Кроме того, европейский газовый рынок начал сжиматься, не быстро, но уверенно. По оценке специалистов Statoil, вплоть до 2040 года спрос на газ в ЕС будет сокращаться на 0,4-1,6% ежегодно. Да, собственная добыча газа в Европе неуклонно сокращается, но импорт сокращается еще быстрее, поскольку спрос с 2010 года уменьшился на 20%. Как пишет ведущий российский газовый аналитик Михаил Крутихин, «с 299 млрд кубометров в 2010 году нетто-импорт упал до 219 млрд в 2014 году, и небольшое увеличение этого показателя в 2015 году общую тенденцию пока не нарушило».

Gaz 33Газовый тупик: «Сила Сибири» китайцам не нужнаОдновременно европейские страны стремятся диверсифицировать свою энергетику. К примеру, доля природного газа в общем объеме произведенной энергии в 2016 году в Германии составляла 12%, в то время как доля воспроизводимой энергии – 30%. Плюс сюда следует добавить потерю рынков по политическим причинам. Когда-то крупнейшим покупателем российского газа была Украина, двадцать лет назад закупавшая по 50 млрд кубов российского газа ежегодно. Сейчас весь газ, который нужен Украине, она закупает по реверсу, и хотя нельзя сказать, что он обходится ей сильно дешевле, но «Газпром» этих денег не получает.

Экспорт российского газа в Европу для российского монополиста оказывается «недешевым удовольствием». Как подсчитал руководитель компании East European Gas Analysis Михаил Корчемкин, доставка российского газа в Германию по трубопроводу «Северный поток» обходится в $0,92 за миллион БТЕ, транспортировка из Западной Сибири до входа в «Северный поток» в районе Выборга – еще в $1,45-1,54. Экспортная пошлина отбирает еще $1,53, а себестоимость добычи составляет от $0,88 до $1,08 за миллион БТЕ.

В сумме себестоимость газа при поступлении его в Германию можно оценить в диапазоне от $4,78 до $5,07 за миллион БТЕ. В эту сумму не входят проценты по кредитам, содержание административного аппарата, инвестиции в проекты, которые не дают пока прибыли. Да и некоторую норму прибыли компания должна себе обеспечивать. Все вместе взятое означает, что «Газпром», не дожидаясь американского сланцевого газа, уже сегодня торгует в Европе себе в убыток.

Но третий, самый главный компонент, из-за чего «Газпром», собственно, и объявил о плановой убыточности, – это строительство газопроводов: «Силы Сибири», «Турецкого потока» и «Северного потока – 2». Стоимость «Северного потока – 2», включая газопровод Грязовец–Славянская и расширение системы газопроводов Бованенково–Ухта–Торжок, составит более 25 млрд евро. За последние 12 лет «Газпром» вложил порядка $200 млрд в расширение трубопроводов, в освоение новых месторождений, не считая 80 миллиардов долларов просто на поддержание мощностей. Однако все эти мощности используются не более чем на 60-65%. По состоянию на 31 марта 2017 года, стоимость объектов незавершенного строительства «Газпром» достигла 2099 миллиардов рублей (с учетом резерва на снижение стоимости). Это равно четверти общей стоимости всех основных средств компании.

 

Газопровод идет «не туда»

Почему «Газпром» с таким ожесточением заказывает строительство трубопроводов? На поверхности лежит мысль о плановом обогащении основных газпромовских подрядчиков и их покровителей. Сюда можно добавить конспирологическую идею об умышленном снижении капитализации российского газового монополиста для его последующей скупки за бесценок (теми же строителями газопроводов).

Однако первая причина очевидна – это стремление «обойти» украинскую газотранспортную сеть, представляющую собой «наследство» Советского Союза. Именно для этого заказываются «южные», «северные» и «турецкие» потоки. «Газпром» готовится потратить не менее $7 млрд на «Турецкий поток» и за разрешение на строительство «Турецкого потока» Анкара получает скидки в цене на российский газ и более мягкие контрактные условия.

oil 2017 0Почему нашу экономику не спасут ни нефть, ни газПока что согласована одна из четырех запланированных ниток газопровода через Черное море – на 15,75 млрд кубометров в год. Это снимет данный объем с «украинского маршрута», но не позволит «Газпрому» полностью отказаться от услуг «Нафтогаза Украины»: помимо Турции газ должен поступать по контрактам и в Италию, и в Грецию, и в Балканские страны. Кроме того, из Турции через Грецию и Албанию в Италию уже строится другой газопровод – TANAP–TAP, на объемы которого уже заключены контракты на поставки газа из Азербайджана.

В целом с реализацией идеи «обойти Украину» пока получается не очень хорошо. Несмотря на все политические заявления, в 2016 году Украина увеличила транзит природного газа через свою газотранспортную систему на 22,5% по сравнению с 2015 годом – до 82,2 млрд кубометров. В 2015 году транзит природного газа составил 67,1 млрд кубометров. Именно «Нафтогаз» обеспечил годовые и суточные рекорды экспорта «Газпрома». Причина – в особенностях украинской газотранспортной системы с ее подземными хранилищами газа (ПХГ).

Дело в том, что европейским потребителям не нужен «просто газ» – им нужен «газ в нужное время». Без украинских подземных хранилищ газа российский газовый монополист просто технически не сможет выполнить контрактные обязательства перед европейскими клиентами в зимнее время.

Например, «Северный поток» ежедневно поставляет примерно равные объемы вне зависимости от колебаний спроса, а это не то, за что готов платить европейский потребитель. При этом мощности того же «Северного потока – 1» сейчас задействованы не полностью: 55 млрд кубометров мощности недозагружены как раз из-за европейских регуляторов.

Да, строительство «Северного потока – 2» вполне реально, но вот проблема – пока никто не собирается строить газопроводы, необходимые для приема дополнительных объемов газа в Германии. То есть «Северный поток – 2» может остаться тупиковым проектом – газ, который предполагается по нему транспортировать, Европа может просто не купить.

В то же время украинская газотранспортная система ни разу не подводила европейцев. Все перебои в поставках происходили по указанию российской стороны. Кроме того, трансформация европейского газового рынка может привести к тому, что природный газ в перспективе станет в большей мере «резервным топливом», поддерживающим возобновляемую энергетику. Если будет расти неравномерность потребления газа, то будет расти и значение ПХГ, составляющих важное конкурентное преимущество украинской газотранспортной системы.

 

Не все потеряно

Все вышесказанное не означает, что у «Газпрома» нет шансов на европейском рынке. Да, в долгосрочной перспективе можно ожидать сокращения спроса на газ. Внутренний спрос, согласно объективным прогнозам, не будет расти вплоть до 2035 года и дальше; Европа сделает все, чтобы покупать меньше газа у «Газпрома»; поставки в Китай начнутся примерно в 2020 году с объема 4,5 млрд кубометров в год и выйдут на показатель 30 млрд не ранее 2030 года.

Китай никак не заменит России европейского рынка газа ни по объемам продаж, ни по доходам от экспорта. Кроме того, позиции «Газпрома» ослаблены из-за того, что в Европе рассчитывают укрепить свою энергетическую безопасность за счет новых поставщиков. Однако до 2035 года российские поставки могут сохранить за собой около 30% потребляемого в ЕС газа, что само по себе немало.

В абсолютных же цифрах объем поставок предсказывать сложно из-за разноречивых прогнозов потребностей Европы в энергоносителях и соотношения этих энергоносителей в балансе ЕС. Как замечает Михаил Крутихин, «главное преимущество российской компании – потенциал уже готовых к эксплуатации промыслов, которых хватило бы на снабжение еще одной Европы, если бы там нашлось достаточно потребителей». Кроме того, «Газпром» располагает инфраструктурой по доставке газа в Европу, мощность которой используется меньше чем наполовину. Но решения, которые позволили бы «Газпрому» вернуть себе доверие потребителей и инвесторов, очевидно, лежат вне сферы компетенции его топ-менеджеров.

 

Автор – экономист Дмитрий Прокофьев

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы