Экономика

Минфин РФ нейтрализует $6,2 млрд

Минфин энергично наращивает скупку иностранной валюты, чтобы пополнить резервы и не дать рублю подняться. С 7 июня по 5 июля финансовое ведомство направит на Московскую биржу рекордные 380 млрд рублей — это максимальный объем интервенций с начала 2017 года, когда заработало новое «бюджетное правило». Согласно правилу на покупку иностранной валюты направляется дополнительный доход от экспорта нефти. Он возникает, когда цена барреля превышает определенны й в бюджете уровнь (в 2018 году — $40 за баррель). Выделяемых средств хватит на покупку $6,2 млрд к $22 млрд, накопленным с начала 2018-го.



По распоряжению Минфина ЦБ РФ приобретает валюту в следующей пропорции: 45% долларов, 45% евро и 10% фунтов. «Средства от покупки поступают на специальный счет (Федерального казначейства в Банке России), с которого по итогам года планируется их зачисление в Фонд Национального Благосостояния», — уточняет руководитель аналитической службы ИК «Доходъ» Всеволод Лобов. По его словам, валютные интервенции стабилизируют курс национальной валюты и уменьшают ее зависимость от цен на нефть. Новая волна интервенций может привести к ослаблению рубля несмотря на дорожающую нефть, цена которой неустанно штурмует отметку в $80 за баррель.
Экономист Михаил Делягин считает, что валюта, поступающая на счета федерального казначейства, лежит «мертвым грузом», не способствуя развитию экономики. «В 2000-е годы полученные государством налоги направлялись на покупку иностранных ценных бумаг. Правительства других стран направляют их на поддержку бизнеса, и фактически наше правительство финансировало иностранный бизнес на средства своих налогоплательщиков. Сегодня полученные Минфином деньги направляются в правительственные фонды или на счета казначейства, то есть используются нейтрально для национальной экономики», — считает Михаил Делягин.

Кто выигрывает от слабого рубля?
Такая финансовая политика позволит правительству наращивать расходы и свое влияние на экономику, а частный сектор продолжит стагнировать из-за снижения реальных доходов населения, потребительского и инвестиционного спроса. «При слабой валюте поступления в бюджет от экспорта будут расти, а значит, у правительства будут деньги на выполнение указов президента, — полагает руководитель маркетинговой группы «Алехин и партнеры» Роман Алехин. — Импортозамещение, о котором нам говорят уже много лет, коснулось, наверное, только продуктов питания. Но даже их производители не могут обойтись без импортного оборудования. В остальных сферах зависимость от иностранного сырья и оборудования еще выше. Соответственно, ослабление валюты приведет к росту цен на внутреннем рынке и снижению реальных доходов населения».
Впрочем, даже в продовольственном секторе польза от слабого рубля не так очевидна, как кажется на первый взгляд. Слабый рубль делает российскую сельскохозяйственную продукцию более конкурентоспособной на внутреннем рынке, отмечает руководитель центра международного агробизнеса и продовольственной безопасности Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Анатолий Тихонов. В то же время дорожают импортные удобрения, средства защиты растений, техника.
В выигрыше остаются только крупные агроходинги. «Самый доходный экспортный продукт российского сельского хозяйства — зерно. Зерновые трейдеры скупают зерно у крестьян по низкой цене, формируют большие партии и экспортируют. Выигрывают и крупные компании, имеющие большие земельные фонды, такие, как «Русагро» и «Мираторг». Они могут позволить себе заказать пароход, решить вопросы доставки к портам, перевалки грузов, вести прямые переговоры с Ираном или Египтом. Что же касается мелких и средних производителей, издержки перекладываются на их плечи, а выгоду получают трейдеры», — считает Тихонов.

Рубль пугает промышленников
Промышленники также не находят большой выгоды от слабого рубля. Председатель совета директоров ПАО «Звезда» (производит редукторы и дизельные двигатели) Павел Плавник утверждает, что слабый рубль играет существенную роль при проведении модернизации: основная часть оборудования закупается за рубежом, увеличивая расходы предприятия. Завод не продает продукцию на внешние рынки, ее закупают российские заказчики, поэтому колебания курса не влияют на доходы «Звезды». Но при этом слабый рубль оказывает сильное негативное влияние на инвестиционные программы российских промышленников. Им пришлось вдвое сокращать планы по закупке необходимых импортных станков после резкой девальвации рубля осенью 2014-го. В результате планы по импортозамещению срываются не только в гражданском секторе, но и в военно-промышленном комплексе.
Более того, неуверенность в твердости национальной валюты и страх понести крупные убытки заставляют промышленников фиксировать цены контрактов в иностранной валюте, то есть перекладывать валютные риски на покупателей. «Верфь заключает бивалютные контракты на строительство судов — стоимость иностранного оборудования, приобретаемого для заказов, номинируется в евро. Завод контрактуется по этой схеме с тех пор, как после обвала рубля в 2014-2015 годах ушел в убытки в размере 1 млрд рублей по окончании строительства трех ледоколов проекта 21200М для Росморпорта. Контракты были заключены в рублях», — говорит генеральный директор Выборгского судостроительного завода Сергей Соловьев.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы