Экономика

Эксперты: цены на топливо уже ничто не остановит

В январе-мае 2018 года бензин в России подорожал почти на 12%. Минфин подсчитал, что это даст дополнительный прирост инфляции в 0,-2-0,4%, а «Роснефть» предупредила, что если Правительство РФ, как планирует, отменит экспортные пошлины на нефть, то цены на топливо вырастут минимум в 1,5 раза.

Чтобы стабилизировать стоимость топлива, правительство с 1 июля снизит ставки акцизов на бензин и дизтопливо.

Эксперты рассказали ПРОВЭДу, как они оценивают ситуацию, предлагаемые чиновниками меры, а также каковы их прогнозы на будущее.

 


С 2015 года в нефтяной отрасли проводится «Большой налоговый маневр» — комплекс мер для балансирования доходов госбюджета в рамках ЕАЭС. Он предполагал постепенное снижение экспортной пошлины на нефть с одновременным ростом налога на добычу полезных ископаемых. В результате предельная ставка экспортной пошлины на нефть должна была снизиться более чем в 2 раза, базовая ставка НДПИ на нефть возрасти при одновременном увеличении ставок экспортных пошлин на нефтепродукты и снижении ставок акцизов на моторные топлива.
Но маневр сейчас приостановлен: в 2018 году пошлина сохранена на уровне 2017 года — 30%.

 

Анна Кокорева, ведущий аналитик компании «Альпари»

Рост цен на топливо неизбежно приведет к росту цен на товары и услуги. Промышленность, производители не закладывали в себестоимость товаров такие цены.

Грядет инфляция. И хотя ЦБ РФ пока говорит, что ничего страшного, но я думаю, что рост цен на бензин позволит нам разогнаться до таргета в 4%.

Основной негатив перекладывается на население. Цены могут снизиться только в том случае, если рубль укрепится. А рубль укрепляться не планирует. НПЗ выравнивают цены внутренние с внешними, экспортными, переводят их в рубли. Поэтому большой негативный вклад в рост цен на бензин делает именно слабый рубль. Центробанк не заинтересован в укреплении рубля — при текущих ценах на нефть этот курс очень выгоден бюджету. В правительстве сейчас никто не будет заниматься укреплением рубля.

 

 

Андрей Полищук, аналитик «Райффайзенбанка»

Снижение акцизов на топливо не приведет к снижению цен на заправках, но дальнейший рост цен должен приостановиться. Если, конечно, нефть не подорожает до новых рекордных значений.

Сейчас в ценах на нефть очень велика политическая составляющая. Главным образом, влияют американские санкции, которые могут быть наложены на производителей нефти и могут сократить предложение на рынке. С другой стороны, влияют решения ОПЕК. ОПЕК хочет смягчить ограничения, и это, например, повлияло на последнее снижение цен на нефть с $80 до $75 за баррель. Но выход будет постепенный: снижение границ добычи нефти не более чем 500 баррелей в сутки. ОПЕК будет контролировать ситуацию и не станет резко менять ограничения. Для ОПЕК все же важнее долгосрочная стабильность, чем текущие высокие цены. Это два основных фактора со стороны предложения.

Сейчас спрос на нефть растет и будет расти еще долгие годы. Это оказывает поддержку росту цен на нефть. В долгосрочной перспективе цены на нефть могут подрасти — зависит от того, какое решение по санкциям примет США. В целом постепенно после 2018 года можно ожидать снижения цен на нефть.

Если говорить о ценах на заправках, то они продолжат рост. Цены на мировых заправках высокие, постепенно они будут перекладываться на российские заправки.

Российские НПЗ закупают нефть в рублях. Ослабление рубля также ведет к росту цен на заправках, потому что это рост себестоимости для НПЗ.

Сейчас рублевая цена нефти на мировых рынках находится на рекордных уровнях — где-то 4700 рублей за баррель. Такой цены не было даже до кризиса. Постепенно эта цена будет перекладываться в цены на заправках. Тем более что у правительства есть планы на дальнейшее снижение экспортной пошлины на нефть. Это приведет к тому, что внутренние цены на нефть будут расти. А значит, будет дорожать и топливо.

 

 

Евгений Аркуша, президент Московской топливной ассоциации, президент Российского топливного союза

С учетом роста цен на бензин, инфляция неизбежна.

Снижение акцизов — один из возможных способов стабилизации цен на топливном рынке. Но уменьшения цен он точно не даст. Оптовые цены сейчас настолько выше розничных, что даже снижение акцизов особой роли не сыграет. С точки зрения отчета перед президентом страны, что какие-то меры принимаются, это даст результат, но не более того.

Налоговый маневр был задуман не очень хорошо, а реализован вообще не так, как был задуман. Основная проблема сейчас именно в этом налоговом маневре: он делает невыгодной переработку и создает условия для очень выгодного экспорта.

Раньше у нас был курс рубля привязан к нефтяным ценам, сейчас он полностью отвязан, что тоже дает дополнительные преимущества компаниям, осуществляющим товарный экспорт. Все это толкает вверх внутренние цены. Надо менять параметры налогового маневра, менять тарифно-экспортную политику, тогда, может быть, у нас что-то стабилизируется.

Чтобы остановить рост цен на топливо, надо насытить внутренний рынок. Можно это сделать экономическими рычагами, например, резко повысив экспортные пошлины на нефтепродукты. Тогда создадутся условия для поставок топлива на внутренний рынок, а не на внешний. Можно угрозами штрафа и другими административными рычагами насытить биржу, чтобы биржевые индикаторы пошли вниз. Сейчас правительство решает, по какому пути идти. Трудно сказать, что будет дальше, у меня пессимистичное настроение.

Снижение акцизов — это решение на будущее. Если мы с 1 июля снизим акцизы, тогда фактически мы их пересчитаем обратно. Но для этого надо внести изменения в Налоговый кодекс, а это может делать только Госдума, причем, не раньше, чем через полгода.

 

 

Андрей Кочетков, аналитик брокерского дома «Открытие»

Снижение акцизов на топливо существенно не повлияет на ситуацию. Во-первых, до 1 июля цены еще успеют радикально подрасти. Во-вторых, акцизы не покроют выбывающие доходы переработчиков при разнице в цене на уровне 65% по сравнению с аналогичным периодом год назад. Соответственно даже при существующих налогах и будущем снижении ставок экспорт топлива будет выгодней, чем поставки на внутренний рынок. На цены на бензин влияют не налоговые условия, а цены на нефть и валютный курс.

Рост цены на нефть становится обременительным для реального сектора экономики, хотя финансовое ведомство победоносно рапортует о возможном профиците бюджета в текущем году. Глава Счетной палаты Алексей Кудрин даже полагает, что профицит может составить 1%-1,3% ВВП.

Вновь возникают противоречия между ведомствами в правительстве. ЦБ РФ получает дополнительные риски инфляции, Минэкономразвития рискует столкнуться со спадом деловой активности. А она и так ухудшается: индекс деловой активности в обрабатывающих отраслях РФ упал в мае до 49,8 балла против 51,3 балла в апреле (значение индекса выше 50 пунктов указывает на рост экономической активности, ниже — на ее спад). А Минфин при этом будет радоваться макроэкономической стабильности бюджета.

Вслед за бензином обычно начинают дорожать продукты питания, поэтому ситуация с инфляцией может оказаться довольно сложной.

Вероятность снижения ключевой ставки на июньском заседании ЦБ РФ стремится к нулю.

Довольно странным выглядит удивление происходящим в прессе и в головах чиновников. Нефть за год подорожала с почти $50 за баррель Brent до текущих выше $75. Рубль же не укрепился, а ослаб с 56,66 рубля за доллар до текущих около 62 рублей. Если мы посчитаем рост стоимости барреля в рублях, то он превысит уже 60%. Сложно заподозрить отечественных нефтяников в благотворительности. Понятно, что в сложившейся ситуации они существенно увеличили объемы поставок в другие страны, одновременно сокращая продажи внутри страны.

Если бы за этот период рубль укрепился на 10%-15%, то цены на бензин остались бы на прежнем уровне, а возможно, даже могли бы снизиться. Однако категорически против этого выступает Минфин, который ежедневно оказывает влияние на валютный рынок. С 8 мая по 6 июня на покупку валюты было направлено 322,8 млрд рублей, а до 5 июля на эти цели может быть выделено еще свыше 374 млрд рублей. То есть давление на рубль только усилится, что еще больше расширит дисбаланс цен на бензин на внутреннем и внешних рынках.

 

Рустам Танкаев, генеральный директор «ИнфоТЭК-терминал», ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников

Мы полностью перешли на свой собственный, внутренний бензин. Торговля бензином стала невыгодной. Правительство много лет держало низкие цены, и в 2015 году это было оправдано, потому что был пик кризиса. В результате началось падение производства бензина, при этом пошел рост спроса — кризис закончился.

Сейчас мы стоим на грани дефицита бензина и дизтоплива. Это уже четвертый по счету кризис на нашем топливном рынке с 1995 года. Все кризисы заканчивались одинаково: у нас забывали отключить административное управление ценами на бензин, бензин становился дефицитом, и наступали моменты, когда в регионах цены на бензин и дизтопливо подскакивали в два раза за один день. При том, что топливо становилось дефицитным.

Четвертый раз наступать на одни и те же грабли — как-то нелогично.

Сейчас можно было бы, пользуясь тремя рычагами воздействия, отрегулировать цены на бензин таким образом, чтобы не было шокового для населения скачка, но при этом мы бы выровняли ситуацию внутреннего и внешнего рынка. Первый рычаг — курс национальной валюты. Нужно дать рублю укрепиться, тогда евровые цены у нас подрастут, а рублевые для населения останутся без изменений. Населению евровые цены безразличны, мировому рынку — не безразличны.

Второй рычаг — это налоги, которые составляют 70% розничной цены бензина. Они никак не стоимость бензина не влияют, а у нас все время переводят стрелки на нефтяников.

Третий рычаг — таможенные пошлины на вывоз бензина: с 2014 года они снизились в 10 раз, тогда как их надо было бы держать на высоком уровне, чтобы защитить внутренний рынок.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы