Политика

Не злите молодежь: к чему приведут штрафы за подростков на несогласованных акциях?

Единороссы собираются покарать тех, кто «вовлекает несовершеннолетних в несанкционированные акции». О том, что такой законопроект будет внесен в Думу, сообщил первый замглавы фракции Андрей Исаев. Нарушителей планируют наказывать штрафами до полумиллиона рублей и административным арестом до 15-ти суток. Ирония в том, что сам единоросс Исаев начал свою политическую карьеру очень юным. В 1982-м году восемнадцатилетним юношей он организовал подпольную леворадикальную группу, а в Перестройку, как лидер анархистов, устраивал политические демонстрации, конечно, несанкционированные.

 


По мнению авторов законопроекта, депутатов Евгения Ревенко, Алены Аршиновой (она в свое время возглавляла пророссийское молодежное движение «Прорыв» в Приднестровье), Ольги Окуневой и Анатолия Выборного, активное участие молодежи в протестных акциях – результат действий «популистов от политики», читайте – Алексея Навального. В соответствии с путинской директивой такие действия надо «решительно пресекать».

Новая антипротестная инициатива, разумеется, продиктована заботой о подрастающем поколении: по словам Анатолия Выборного, участие в несогласованных акциях может навредить карьере молодых людей, которые не смогут стать чиновниками. По мнению педагога, сопредседателя Межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Андрея Демидова, вопрос надо ставить иначе: «Смогут ли подростки стать гражданами?».

– Есть понятие «права человека», в том числе несовершеннолетнего человека, закрепленные на международном уровне. С ними надо считаться. На данный момент по российскому законодательству организатором митинга человек может быть с 16-ти лет, а пикета почему-то с 18-ти. Нет такого понятия «возраст разрешенного участия». В четырнадцать лет получил паспорт, и иди на санкционированную акцию, участвуй! Иначе как мы граждан воспитаем? – спрашивает учитель.

Организаторам несогласованных акций сейчас грозят штрафы от двадцати до тридцати тысяч рублей (а за повторное нарушение – до 300 тысяч), обязательные работы или административный арест. Призывы к участию в них тоже запрещены. При этом 31-я статья Конституции по-прежнему гарантирует гражданам свободу «собираться мирно, без оружия». Очередное ужесточение закона о митингах направлено против оппозиционеров, которые, естественно, не смогут проверять паспорта у участников уличных акций, в согласовании которых чиновники отказали.

– Зачем они хотят выделить именно несовершеннолетних, я понимаю политически, но не понимаю юридически. Как его (несовершеннолетнего – прим. ред.) вовлекли? Никто же не станет делать отдельных призывов к подросткам: «Приходите на мою несанкционированную акцию». Так же никто в здравом уме не будет выступать за участие несовершеннолетних, да и совершеннолетних тоже, в несогласованных акциях. Как педагог и гражданин, я за то, чтобы все митинги согласовывались, – говорит Андрей Демидов.

18-летний Дмитрий Морозов – активист оппозиционного Российского социалистического движения. Он был одним из организаторов антикоррупционных митингов в Ижевске в 2017 году и часто выступал с их трибуны. Дмитрий не верит в гипнотическое воздействие призывов Навального на школьников. По его мнению, в политику молодежь толкают собственные размышления о жизни.

– Мне было пятнадцать, когда я начал ходить на митинги, а политические взгляды стали появляться у меня в четырнадцать. На примере своей семьи я знал: в Советском Союзе мои родные хорошо зарабатывали, получили несколько квартир и образование, сравниться с которым современным вузам тяжело, а с приходом капитализма потеряли больше половины нажитого. Из-за кризиса 2015 года молодежь, подрабатывающая в Ижевске на «серых» зарплатах, перестала их получать, поиск работы сильно затруднился, а учащиеся техникумов столкнулись с тем, что образование готовит их к исчезающей на фоне кризиса профессии. Я связался с несколькими такими же молодыми людьми сначала в Ижевске, потом в Питере и Набережных Челнах, мы стали вместе изучать марксизм и организовали движение под названием «Огонек». Мое решение стать активистом было полностью самостоятельным. Люди зрелые бились головой о проблемы капитализма, но при этом убеждали себя в том, что эта система – правильная. Я думаю, эта инициатива направлена против участия «нового оппозиционного поколения» в протестах. У нее две цели – чтобы на разгоняемых полицией акциях случайно дубинкой не попасть по ребенку (законопроект так и говорит: позовете школьника – он получит по голове, а сядете – вы) и чтобы сократить число участников протестов. Власти боятся, что если людей станет еще больше, то, в конце концов, выйдут уже все, – говорит Дмитрий.

С Дмитрием согласен его тезка, 17-летний студент техникума из города Волхова, сторонник Революционной рабочей партии. К политике его подтолкнули рассказы родных и интерес к советской истории. За участие в санкционированном митинге «Антиклерикализм-2018» Дмитрия хотели выгнать из техникума.

– Я стоял с плакатом, на котором было написано «Не поможет богатство в день гнева» (цитата из Библии – прим. ред.). Уже на следующий день после того, как я разместил эту запись у себя на странице, меня вызвали на ковер к директору с объяснениями о том, что я делал в свободное от учебы время. После не очень приятного диалога с директором и завучем были вызваны мои родители. Я был выставлен как человек, которого завербовали и которому запудрили мозги, все в таком духе. Были угрозы отчисления, запугивание «органами» и далее по списку. Что касается закона, то, мне кажется, волну протестов он ничуть не уменьшит, а только увеличит, – считает юноша.

По мнению Андрея Демидова, одной из целей законопроекта может быть легализация ответственности педагогов за политическую активность учащихся вне школы.

– Сейчас она существует неформально. Учителей и директоров прессуют за то, что их ученики были где-то замечены. Но, честно говоря, я не верю, что они смогут что-то внятное и корректное по форме изобразить. Это акт устрашения. Цель – не поправить закон, а запугать, – считает Андрей Демидов.

В то, что закон отобьет у подростков охоту ходить на митинги, учитель не верит.

– Если они хотят раззадорить молодежь, то… в добрый путь! Любому, знакомому с возрастной психологией, очевидно, что подростка любой запрет, тем более не очень страшный, только провоцирует. Если депутаты и дальше хотят провоцировать и раззадоривать, они своего добьются, – говорит собеседник издания.

Писатель Алексей Цветков стал политическим активистом в 1989-м, когда ему было четырнадцать, но в отличие от единоросса Андрея Исаева остался верен идеалам молодости.

– У меня есть ощущение, что тогда я был гораздо умнее, чем сейчас, в политическом смысле, по крайней мере. Абсолютное большинство людей политически глупеют с годами, обрастая практическим опытом, навыками социализации в конкретной системе и тому подобное. Чем раньше вы получите свой первый гражданский опыт, тем более самостоятельной личностью вы будете впоследствии, даже если о политике забудете и думать. Если кто-то в нашем обществе и совершит революцию или нечто на нее похожее, то это будут именно дети и та часть взрослых, которым стыдно перед детьми за собственную трусость и холопство. Подростком, ну или в крайнем случае студентом гораздо сложнее управлять и манипулировать, потому что он еще не оброс собственной семьей, работой, ипотекой и другими социальными обязательствами, и это позволяет ему видеть политическую систему не столь искаженно, воспринимать ее непосредственно, как власть ста семей, опирающуюся на полицейские дубинки, церковные кресты и казацкие нагайки. И столь же непосредственно реагировать на всю эту организованную подлость, – считает он.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы