Экономика

Что изменится, когда откроется Крымский мост?

Уже в мае может быть открыто автомобильное движение по Керченскому мосту, который свяжет Крым с материковой частью России. Точная дата пока неизвестна, однако мост протяженностью 19 километров уже нанесен на яндекс-карту как завершенный. Поезда через пролив планируют пустить осенью, когда будет закончена железнодорожная нитка моста. На проект возлагают большие надежды, связанные с оживлением экономической жизни полуострова. Выдержит ли их Крымский мост?

 


Мост больших надежд

Сергей Козловский, главный редактор крымской сети печатных изданий «Наша Газета»:

– Жители Крыма ждали этого моста не один десяток лет. А после начала блокады полуострова со стороны Украины, его запуск стал, пожалуй, самым ожидаемым событием. Мост почти построен. Однако точную дату открытия его автомобильной части должностные лица упорно воздерживаются называть. Неофициально говорят про 9 мая, но на всякий случай пока не анонсируют. Железнодорожная часть моста должна быть готова к концу следующего года. Сейчас в Крыму к этому событию активно обновляют железнодорожную инфраструктуру.

Люди надеются, что с упрощением логистики на полуострове снизятся цены на продовольствие. Туристическая отрасль ожидает увеличения турпотока. Семейных туристов должно стать больше. Летом на машине с детьми через паромную переправу в Крым ехать тяжеловато – долго, иногда по несколько суток, приходится стоять в очереди, да и из-за погоды переправа постоянно закрывается. С мостом этой проблемы уже не станет – можно будет спокойно ехать отдыхать. У строительной отрасли тоже есть интерес – проще станет с транспортировкой в Крым материалов и строительной техники.

Крымские производители – главным образом виноделы и аграрии – рассчитывают, что удешевление логистики сделает их товары более доступными для жителей материковой России и спрос на них вырастет. Сейчас вино еще можно вывезти паромом, а скоропортящаяся сельхозпродукция – персики, абрикосы и прочее – просто пропадает. Конечно, строятся предприятия по переработке при господдержке, но последние три-четыре года все, что раньше вывозилось в Украину, просто пропадало, а о восстановлении фруктоводства до советских объемов и речи идти не может без нормального сухопутного сообщения с материком.

После того, как Керчь стала главными воротами полуострова, в Юго-Восточном Крыму отмечается значительный подъем. Археологические памятники Керчи оказались в центре внимания – ведь это первая достопримечательность, которую видят туристы. На месте подъездных путей и вдоль всей трассы «Таврида» прошли крупнейшие в истории крымской науки археологические раскопки. Стройка не нанесла ущерба старой крепости «Керчь» и античным городищам. Наконец, выделены серьезные средства из бюджета на реставрацию Митридатской лестницы, музеефикацию городища Пантикапей и развитие Керченского историко-археологического музея-заповедника.

Депрессивная Феодосия тоже оживает – появились инвесторы, которые реанимируют пребывавший ранее в полной разрухе рекреационный комплекс города. Еще недавно там заброшенный ДК стоял на набережной. Сейчас нашелся инвестор, который отреставрировал фасады к предстоящему сезону, а к следующему откроет там досуговый центр с кинотеатром, кафе и так далее. Гостиницу «Астория» реконструировали, теперь она «Гранд-Отель». Это тоже не в последнюю очередь связано с тем, что турпоток теперь идет через Восточный Крым, и в перспективе он будет только нарастать.

Критики проекта в последние годы звучало много, но на все сложные вопросы строители ответили. Да, есть скандал с Цементной слободкой в Керчи (из-за строительства моста микрорайон попал под снос – прим ред.). Там люди жили в аварийных домах, дома подлежат сносу, людям предоставили жилье намного лучше, причем бесплатно, но некоторые все-таки недовольны и не хотят переезжать. Ну и, конечно, мост перекрыл проход в украинский порт Мариуполь крупным судам. В Мариуполе считают, что это было сделано осознанно, в порядке торговой войны.

Зона строительства – сейсмически опасная, и кроме того есть проблема, связанная с тем, что каждую весну по проливу идет огромная масса льда из Азовского моря, сметая все на своем пути. Но при строительстве все эти обстоятельства учли. Опоры моста не первый год уже стоят и вроде не падают. Информация о том, что одна из них, якобы, треснула – «утка» украинских СМИ, ничем не подтвержденная.

 

Переправа не для всех

Сергей Гриценко, координатор Объединения перевозчиков России в Краснодарском крае:

– Насколько нам известно, перевозчиков пускать на Керченский мост не будут. Официальных комментариев никто не дает, но люди разговаривают с капитанами паромов, интересуются: «Почему цену не скидываете?». Они отвечают: «На мост не надейтесь. Для вас он будет закрыт. Как плавали, так и будете». По мосту пустят легковые машины, которые ездят на курорты, автобусы, а грузовые… Кто на нас вообще смотрит? Министр транспорта Соколов говорит: «Нужно возить по железной дороге». Но все равно доставка на железную дорогу и с нее будет производиться автотранспортом.

Я, как и все, хочу, чтобы продукты доставлялись не паромами. Потому что переправка «двадцатки» (двадцатитонного грузовика – прим. ред.) стоит 19500 рублей. Цена определяется по длине машины. Груженый или пустой ты идешь, все равно заплати. Это дополнительная нагрузка, которая заложена в ценообразование. Поэтому я стараюсь в Крым не ездить. Если я что-то повезу, то обратно приходится ехать порожняком. Поэтому я сразу говорю клиенту: «Заплати за паром в две стороны» – и только тогда соглашаюсь. Конечно, это невыгодно. Вроде бы расстояние небольшое – 300, 500 километров, – а цена, как будто до Москвы.

Паромы закупили зачем? Потому что на них зарабатывают хорошие «бабки». Для нас все может остаться по-прежнему. Но если наше правительство решит удешевить доставку продуктов в Крым, то они просто обязаны пустить грузопоток по этому мосту, несмотря ни на что. Это будет плюс для Крыма, потому что себестоимость доставки станет гораздо ниже.

В начале апреля я был в Крыму и видел, что дорога там еще не построена. Ни там, ни здесь (в Краснодарском крае – прим. ред.). Нам говорят, что мост должны открыть в мае, но дороги еще нет. Я возил на стройку этого моста трубы, ЖБИ (железобетонные изделия – прим. ред.), разговаривал с инженерами. Они говорят: «Все нормально. Строим. Идем с опережением». Но сегодня я загружался в месте, где идет строительство транспортной развязки. Опора линии ЛЭП, идущей на Крым, оказалась прямо на линии строящегося отрезка дороги. Кто-то не согласовал проекты. Теперь, чтобы переставить эту опору, нужно потратить кучу денег. Все в шоке. Стройка приостановлена. Таких историй много. Но официально нам говорят, что все хорошо. Будем на это надеяться.

 

Эмиль Мартиросян, доцент Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС:

– Это обычная инженерная практика при строительстве подобных сооружений. Есть понятие предела прочности бетона, арматуры и конструкций. Нагрузку надо доводить до максимальной постепенно, от малой – к большей. Вводить сразу полную нагрузку на технологическое сооружение не рекомендуется. Поэтому сначала его апробирует малотоннажный транспорт, а потом уже грузовой. В мировой практике всегда так: пассажиропоток начинается раньше, а позднее его догоняет грузопоток. Это не что-то из ряда вон выходящее. Все нормально.

 

Фото: www.most.life

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы