Общество

Нужно ли повышать пенсионный возраст: за и против

По мнению экспертов РАНХиГС, чьи разработки используются правительством, наиболее рациональным сценарием для России станет постепенное повышение пенсионного возраста для мужчин до 63 лет, а для женщин — до 60 лет. Если возрастную планку не повышать, нагрузка на экономику вырастет, а размер пенсий – сократится, считают они. Все ли с этим согласны?

 


Андрей Гудков, доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике:

– В РАНХиГС не особенно задумываются об общенациональных выгодах, а отстаивают финансовые интересы экономического блока правительства. Я категорически не согласен со сценарием РАНХиГС. Сейчас в стране нет предпосылок для повышения пенсионного возраста.

В России уже сейчас сокращается численность молодежи, приходящей на рабочие места. Тем не менее остается безработица. Это означает, что наша экономика не генерирует достаточного количества рабочих мест, которое создавало бы дефицит трудовых ресурсов. А ведь именно этим оправдывают повышение возраста выхода на пенсию.

Во-вторых, наша экономика развивается по современному типу постиндустриального развития, когда основным орудием труда становится компьютер. Чем лучше ты владеешь компьютером (а еще лучше – умеешь программировать или обращаться с big data), тем более ты востребован как работник. Но при чем здесь старики? Они же этими навыками владеют в минимальной степени

И теперь давайте рассмотрим демографическую проблему. У нас же пенсионная система перекошена страшно. Этот перекос гендерный. У нас пенсии в большинстве своем получают женщины, потому что они выходят на пенсию на пять лет раньше мужчин и живут на 11 лет дольше, чем мужчины. Но при этом средняя женская пенсия меньше мужской из-за того, что у них короче трудовой стаж. Из него изымается период рождения детей (сейчас стали зачислять по 1,5 года на каждого ребенка, но при этом ставят минимальное количество пенсионных баллов), который стали учитывать только недавно – обратного хода закон не имеет, кто рожал в 90-х или начале 2000-х, у того это в стаж не вошло. К тому же женщины у нас в среднем более образованные, чем мужчины, они чаще получает высшее образование, а период обучения в ВУЗе не входит в трудовой стаж. И в третьих, многие женщины в семьях становятся домохозяйками: ухаживают за детьми, за мужем, за престарелыми родственниками, но пенсионной системой это никак не оценивается.

У нас равенство мужчин и женщин. Но почему тогда у нас разный пенсионный возраст? Если постепенно поднять пенсионный возраст только для женщин, с 55 до 60, то о подобных проблемах говорить не придется, но делать это надо после 2022 года. Это моя точка зрения.

Повышение размера пенсии может быть сделано автоматически, но только в одном случае: если пенсионная система, как в большинстве стран мира, будет находиться на самофинансировании, будет работать, как автономная социальная система. И в стране будет установлена адекватная экономической структуре доходов ставка страховых тарифов в Пенсионный фонд. У нас она сейчас занижена. У нас при Ельцине и раннем Путине ставка была 28% и 29% соответственно. Сейчас – 22%. С такими процентами необходимы субсидии бюджета. Если расходы пенсионного фонда сократятся, сократятся субвенции бюджета и все окажется точно так же. Нам нужно хотя бы 26%.

Есть международная конвенция №102 Международной организации труда, это подразделение ООН. В этой конвенции сказано, что средняя пенсия должна составлять 40% от средней заработной платы в стране. Если сейчас у нас средняя зарплата порядка 40 тысяч рублей, значит, средняя пенсия должна быть 16 тысяч рублей, а у нас она едва достигает 14 тысяч.

Если бы ставка страховых тарифов была хотя бы 26%, то это позволило бы давать пенсии в размере 40% от средней зарплаты, это рассчитал Минтруд. За это Минтруд получил по голове от Минфина, и эту информацию обсуждают только на закрытых экспертных слушаниях. Повышение ставки страховых тарифов на 4% (с сегодняшних 22% до необходимого минимума в 26%) – это совсем немного в условиях, когда растет рентабельность экономики, а она растет. И не будет проблем.

Следуя же советам Кудрина, мы серьезнейшим образом затормозим научно-техническое развитие страны. Если мы повысим возраст выхода на пенсию, то молодые квалифицированные кадры либо не смогут найти работу, либо, найдя эту работу, очень долго будут даже не на вторых, а на третьих ролях.

Наша пенсионная реформа приведет к тому, что на ключевых постах задержатся люди, которые утратили динамику в силу возраста. А динамика нам нужна. По 2017-му году у нас темп роста экономики всего 1,5%. Такой темп роста не порождает занятости. Если бы было 7%, то проблема звучала бы актуально.

 

Владимир Назаров, замдиректора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС:

– Опыт фактически всех стран на земном шаре показывает, что по-другому это вопрос не решить. Мы сейчас находимся в стадии старения населения. У нас выходит на пенсию очень большое послевоенное поколение, а на рынок труда выходит малочисленное поколение 90-х. И все это еще накладывается на увеличение продолжительности жизни. В результате соотношение пенсионеров и людей, с заработной платы которых уплачиваются страховые взносы, у нас совсем грустное. У нас уже на одного пенсионера приходится 1,3 человека, с заработной платы которых выплачиваются страховые взносы в полном объеме. К началу 30-х годов это соотношение станет 1:1. А та система, которая сейчас есть, может более-менее устойчиво существовать лишь при соотношении 1:2. Два человека должны работать, выплачивать взносы – и это обеспечит пенсию одному пенсионеру.

Демография говорит нам о том, что рано или поздно нам придется повышать пенсионный возраст. Все через это проходили, редко в каких странах это воспринималось населением очень позитивно, но в то же время, мало в каких странах повышение пенсионного возраста воспринималось резко негативно. Больше негатива было до принятия решения, после – все успокаивались. Потому что речь идет об очень плавном повышении пенсионного возраста и исключительно с целью улучшения пенсионного обеспечения нынешних пенсионеров.

Сложившаяся демография фактически загоняет нас в период очень низких индексаций пенсий – мы можем позволить себе только инфляционную индексацию и то только если экономический рост будет выше 1,5%. Если он будет ниже – мы будем только увеличивать дефицит пенсионной системы, и рано или поздно это выльется в уже макроэкономический кризис. Чтобы нормально индексировать пенсии, нам также нужно повышать пенсионный возраст.

При повышении пенсионного возраста должны приниматься иные меры социально поддержки. Нам неплохо было бы принять программу борьбы с бедностью, для всех возрастных групп. Последняя президентская инициатива – помощь бедным семьям с детьми до 1,5 лет. Это важный вклад в борьбу с бедностью. Но нам нужно было бы универсальное пособие, которое позволило бы в целом поддержать доходы беднейших домохозяйств, вне зависимости от их половозрастной структуры. Сейчас у нас показатель бедности – 13%, а можно было бы найти ресурсы и снизить этот показатель хотя бы до 6%.

То же самое – пособие по безработице для пожилых. Например, есть человек, который ранее должен был бы уже пойти на пенсию, но из-за поднятия возраста ухода на пенсию он не может получать пенсионное пособие и при этом не может найти работу. Ходит, ищет, на биржу труда встал, но работу найти не может. Для такого человека можно было бы предусмотреть пособие, более щедрое, сопоставимое с той пенсией, которую он мог бы получать. И всячески развивать программу трудоустройства для пожилых.

Эти две ключевые меры – занятость пожилых и борьба с бедностью – могли бы нивелировать переход к повышению пенсионного возраста.

Замечу, что пособие по инвалидности остается. Если человек не может работать, потому что он нетрудоспособен, то для него предусмотрена пенсия по инвалидности.

Все ресурсы, которые будут экономиться на повышении пенсионного возраста, должны идти на повышение пенсий. Конечно, это будет увеличивать размер пенсий. Другое дело, что этот эффект тоже будет накапливаться постепенно. По нашим расчетам, если мы будем повышать пенсионный возраст до 60 для женщин и до 62-63 лет для мужчин, то мы сможем в реальном выражении увеличить пенсии на 30% к 30-му году при нынешних темпах роста экономики. При более высоком темпе роста экономики – увеличение будет более значительным. Если же мы не будем увеличивать пенсионный возраст, то у нас пенсии просто сохранятся, они будут ровно такими, как сейчас, мы сможем только по инфляции их немного тянуть. Конечно, прибавка в 30% будет размазана по десяти годам, в каждый год это будет 1-2% прибавки к размеру пенсии. Сейчас нам кажется, что это не так много, но при низкой инфляции (а в 2017 году инфляция составила всего 2,5%) это неплохо даже в первый год, а с течением времени эффект будет накапливаться.

Понравился материал? Поддержи ПРОВЭД!

 
Партнеры:
Похожие материалы