Экономика

Символ промышленного упадка: что ждет российское станкостроение?

Весь постсоветский период станкостроение служило символом промышленного упадка. Оно агонизировало в 90-е и продолжало угасать в нулевые. К 2009 году отрасль, казалось, умерла. В тот год производство металлорежущих станков достигло исторического минимума: 1800 штук против 74 тысяч в 1990-м. К началу 2010-х закрылось около сорока станкостроительных заводов. Пока на Западе рассуждали о третьей, а затем и о четвертой индустриальных революциях, в Правительстве России разговоры о промышленной политике все еще считались ересью. Разворот к новой индустриализации и импортозамещению, случившийся после введения санкций, застал российское станкостроение в руинах.

 


Балтийская промышленная компания (БПК) – вторая научно-производственная площадка, которая на севере Петербурга была торжественно открыта 14 сентября, – чутко улавливает веяния времени. БПК была основана в 2002 году, занималась импортом и обслуживанием промышленного оборудования из Тайваня, Южной Кореи, Австралии и других стран. Сегодня она выпускает металлорежущие станки марки F.O.R.T, на фирменном клейме которых красуется надпись: «Сделано в России». В кооперации с Политехническим университетом им. Петра Великого, несколькими российскими станкостроительными заводами и «Росатомом» БПК стала участницей госпрограммы «Станкостроение», целью которой является импортозамещение. Строительство второй площадки стоило 3,5 миллиарда рублей, в течение пяти лет планируется создание третьей.

Выставка достижений БПК, разместившаяся в просторном цехе, выстроенном в промзоне «Парнас», – настоящий рай для техномана. Здесь нет ничего, что напоминало бы о прошлом – огромные станки выкрашены в белый, а не зеленый цвет, как было принято в СССР. На большом экране гламурные танцовщицы страстно ласкают могучие механизмы с ЧПУ (числовым программным управлением) и без. Электронные «руки» роботов совершают сложные манипуляции с не меньшей грацией. Все кричит о триумфе отечественных высоких технологий.

– Мы присутствуем на открытии не просто сборочного, но действительно наукоемкого производства, – заявил зампредседателя Правительства Ленобласти Дмитрий Ялов, пообещавший БПК налоговые льготы.

Председатель Комитета по промышленной политике и инновациям Санкт-Петербурга Максим Мейксин также порадовался успехам локализации, достигнутым благодаря проекту «Станкостроение». Правда, слова о том, что отрасль «осваивает компетенции, отсутствующие со времен СССР», несколько смазали мажорный тон его речи.

Странно прозвучала и фраза о том, что Минпромторг официально признал российское происхождение оборудования F.O.R.T., как будто речь шла о сомнительном отцовстве.

Генеральный директор БПК Диана Каледина прояснила ситуацию, отметив в своем выступлении, что доля отечественных комплектующих в станках, «сделанных в России», впервые перешагнула планку в 50%. Это, без сомнения, большое достижение для отрасли, еще недавно считавшейся мертвой.

Действительно, если приглядеться к станкам, представленным на выставке, легко убедиться в их гибридном происхождении. Например, системы ЧПУ для них делают немецкая фирма Heidenhein и японская Fanuc. Станок с ЧПУ, разработанный нижегородским НИИ измерительных систем имени Седакова, пока представлен единственным опытным экземпляром. Его производители делают акцент на национальной безопасности – в ЧПУ может быть сознательно внесена ошибка, которая по желанию производителя приведет к сбою уже после того, как техника будет поставлена заказчику.

– Если завтра кто-то из-за рубежа даст сигнал, по которому откажут все иностранные системы ЧПУ, то производство военной техники в России остановится, – предупреждал проректор по развитию Московского государственного технологического университета Александр Андреев.

Опасаясь подобных диверсий, правительство еще в 2015 году запретило ввоз в Россию станков с ЧПУ в случае, если имеются российские аналоги. Увы, с тех пор отечественные разработки так и не вытеснили импортные.

Предприятие «Саста» (находится в городе Сасово Рязанской области) не раз упоминалось другими участниками церемонии как стоически пережившее 90-е годы.

– Станкостроение – это не бизнес, а патриотизм. Инвесторы в него не рвутся, а производство не приносит желаемой прибыли. Ситуация стала меняться лишь недавно. Спрос возрастает благодаря нескольким постановлениям правительства, направленным на импортозамещение, в основном в оборонной отрасли, – отметил председатель совета директоров «Саста» Алексей Песков.

Патриотизм патриотизмом, но отечественные станкостроители сегодня вынуждены учиться у иностранных коллег, перенимая технологии, ушедшие далеко вперед. В здании БПК можно увидеть двери с табличками: «класс обучения Siemens», «класс обучения Heidenhein» и так далее. Доктор Пол Чанг, президент тайваньской компании Buffalo Machinery, с которой у БПК налажено совместное производство, похвалил «небывалое упорство» российских студентов, осваивающих «умные системы».

– Buffalo готова поделиться знаниями о Четвертой промышленной революции, которые укрепят аэрокосмическую, автомобильную и медицинскую промышленность, – пообещал он.

БПК, очевидно, рассчитывает соединить положительный эффект от иностранных инвестиций и трансфера технологий с выгодами импортозамещения и крепкими традициями отечественного станкопрома. Удастся ли компании подобный синтез, покажет будущее.

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы