Экономика

Чёрный рынок художественных ценностей: жадность не знает границ

«Зарытые сокровища, таинственные смерти, дерзкие ограбления, поддельные документы, секретные швейцарские сейфы и теневые посредники». Как говорилось в одном репортаже BBC, это не краткая аннотация очередного триллера Дэна Брауна, автора нашумевшего «Кода да Винчи». Это реальная жизнь, когда дело касается незаконного оборота художественных и исторических ценностей.

 

Легальная и криминальная стороны медали

Баснословные цены, жадность торговцев, фанатизм и тщеславие состоятельных коллекционеров делают свое чёрное дело. Торговля произведениями искусства давно разделилась на два параллельных бизнеса – легальный и криминальный. Впрочем, чем дальше, тем труднее провести между ними разделительную грань. Вот хроника самых последних месяцев.

В январе испанская полиция заявила, что арестовала 75 человек и изъяла больше 3,5 тысячи произведений искусства и предметов старины, сообщает Associated Press. Операция проводилась совместно с властями ещё 17 государств, экспертами ЮНЕСКО и следователями Интерпола. Международная группировка контрабандистов, за которой охотились сыщики, занималась преимущественно перемещением и сбытом культурных ценностей из стран, охваченных военными конфликтами.

В феврале в Нью-Йорке была арестована Нэнси Винер, преуспевающая владелица солидного бизнеса по торговле антиквариатом, пишет международное издание The Art Newspaper. По версии местных прокуроров, античные предметы из Индии и Юго-Восточной Азии, которые она продала на общую сумму около $1 млн, были привезены в Соединенные Штаты контрабандным путём. Офис окружного прокурора предъявил госпоже Винер обвинения в фальсификации документов и в попытках с помощью реставрации скрыть следы незаконных раскопок. Полутора годами ранее за похожее преступление были приговорены к тюремному заключению Джонатан и Кэри Маркелл, известные галеристы из Беверли-Хиллз.

И, наконец, новость буквально последних дней. Агентство France-Presse сообщило об аресте в Мумбаи американского гражданина индийского происхождения Виджая Нанды. В доме состоятельного бизнесмена были найдены терракотовые фигуры, возраст которых составляет не менее 2 тысяч лет. Как считает полиция, фигурки божков похищены из храмов с целью продажи иностранным коллекционерам. А самого Нанду подозревают в принадлежности к синдикату контрабандистов, который специализируется на краже и незаконном вывозе из Индии древних артефактов.

 

Преступления и наказание века

Все перечисленные случаи – рабочие будни преступного рынка. Настоящий драматизм связан с известными полотнами великих мастеров. Поскольку легальное приобретение шедевров из музейных собраний практически невозможно, контрабанде и тайной продаже обычно предшествует дерзкая кража. Новейшая история сенсационных преступлений подобного рода берёт начало с похищения в 1911 году легендарной «Моны Лизы».

Похититель по имени Винченцо Перуджа работал в Лувре зеркальщиком. Увидев однажды, что поблизости нет охранников, он снял картину со стены, по пути из зала избавился от рамы и беспрепятственно покинул здание музея. В течение двух лет Перуджа прятал полотно на дне своего чемодана. Не решившись искать покупателя во Франции, он вывез бессмертный шедевр Леонардо да Винчи в Италию. И там был задержан при попытке сбыть полотно.

Самая крупная кража в американской истории была совершена из музея Изабеллы Стюарт Гарднер в Бостоне. В ночь на 18 марта 1999 года жители города отсыпались после бурно проведённого дня Святого Патрика. А в это время двое грабителей, переодетых полицейскими, постучались в служебную дверь музея. Они связали сонных охранников и почти два часа без помех хозяйничали в выставочных залах. В результате из музея исчезли картина Эдуарда Мане, три работы Рембрандта и знаменитый «Концерт» Яна Вермеера, одно из 36 полотен голландского мастера, дошедших до наших дней.

До сих пор остаётся загадкой, почему грабители оставили нетронутыми полотна Рафаэля, Фра Анджелико и, наконец, «Похищение Европы» Тициана – одно из главных сокровищ музейной коллекции. Эксперты теряются в догадках, кто именно стоял за этим ограблением века. Полиция рассматривали множество версий. В них фигурировали Ирландская республиканская армия (ИРА), наркокартели из Латинской Америки и чисто местная знаменитость той поры – главарь гангстерского клана Джеймс «Уайти» Балджер.

Единственное, что можно констатировать со всей определённостью, так это растущую цену похищенных шедевров. Если к моменту кражи совокупная оценка пропавших полотен составляла $300 млн, то сейчас уже говорят о половине миллиарда. Одну лишь картину Вермеера эксперты оценивают в $250 млн.

До сих продолжаются поиски «Голубя с зелёным горошком» работы Пабло Пикассо. Картину украли в 2010 году из Парижского музея современного искусства вместе с полотнами Анри Матисса, Жоржа Брака, Амедео Модильяни и Фернана Леже. Все остальные картины вернулись в музей, вор арестован, а «Голубь», который оценивается в €23 млн, бесследно исчез. Как и полотна, украденные в Бостоне, он, видимо, спрятан в чьём-то секретном хранилище.

Сравнительно недавняя кража картины «Крик» Эдварда Мунка из музея художника в Осло была совершена вооружёнными налетчиками. Полотно удалось благополучно вернуть, но детали преступления так и остались нераскрытыми. По-прежнему отсутствует внятный ответ всё на тот же главный вопрос: кто стоял за похищением? По устоявшейся традиции последних лет, на Западе подозревают пресловутую «русскую мафию».

В случае поимки всех участников криминальных афер ждёт весьма суровая кара даже в гуманных европейских государствах. Двух известных контрабандистов международного масштаба Джакомо Медичи и Джанфранко Беккина итальянский суд обвинил в незаконном перемещении античных ценностей. Медичи был приговорен к 10 годам тюрьмы и штрафу в €10 млн. Это стало самым жёстким приговором за преступления такого рода, когда-либо вынесенным в Италии. Впору назвать его наказанием века.

 

kartina 0

 

Искусство и закон

На счастье, громкие кражи из крупных музеев – дело сравнительно редкое. Охотников за художественными ценностями настоящее раздолье и безнаказанность ожидают там, где ведутся военные действия и хозяйничают террористические группировки. Неудивительно, что в последние годы внимание преступных кланов, которые специализируются на античном искусстве, сосредоточено на неспокойном Ближнем Востоке. А в особенности – на Ливии, Сирии, Ираке.

Начиная с 2013 года сирийским властям, говорится в одной из недавних публикаций The Art Newspaper, удалось вернуть 7 тысяч предметов из культурного и исторического наследия. В их числе были статуи и мозаики из многострадальной Пальмиры. Но рядом приводится другая статистика, не менее красноречивая. 70% объектов, изъятых в прошлом году в самой Сирии и в соседнем Ливане, откуда контрабанда следует дальше, оказались подделками.

Как утверждала в одной из публикаций The New Times, незаконный оборот предметов искусства и старины стал крупнейшим криминальным бизнесом после наркотиков и нелегальной торговли оружием. Его ежегодный объём оценивается в миллиарды долларов. Понятно, что масштабы рынка и его характер, с одной стороны, привлекают множество мошенников. А с другой стороны, они сильно затрудняют вмешательство полиции, пограничных и таможенных служб.

Если при обнаружении наркотиков или оружия следуют немедленная конфискация, аресты, следствие и суд, то с предметами искусства дело обстоит значительно сложнее. Наиболее сложная дилемма: с чем имеют дело официальные лица в каждом конкретном случае? С подлинным произведением искусства или c искусной имитацией? Затем встаёт ещё один существенный вопрос: насколько законна попытка переместить обнаруженные ценности из одной страны в другую или выставить их на продажу? «Торговля предметами искусства – наименее прозрачный и наименее отрегулированный вид коммерческой деятельности в мире», – цитировала The New York Times мнение Джулиана Рэдклиффа, главы лондонского Регистра утерянных произведений искусства (Art Loss Register).

В некоторых государствах существует безоговорочный запрет на вывоз артефактов, которые могут представлять культурную или историческую ценность. Законодательство большинства других стран требует проведения экспертиз, заключений специалистов и оформления разрешительных документов. Причём во всем мире прослеживается устойчивая тенденция к ужесточению правил.

В прошлом году в Германии был разработан закон, который, по мнению участников рынка, приведёт к окончательному упадку торговли произведениями искусства и предметами старины. Особенно, если они происходят из неевропейских государств. Торговцы, объединённые во влиятельные немецкие и международные ассоциации, до последнего пытались помешать принятию закона. Зато его горячо приветствовали страны, которые пострадали от кражи и контрабанды произведений искусства. Поддержку министерству культуры Германии выказали представители Китая, Мексики, Египта и других государств.   

Как пиcала The Art Newspaper, главная цель нового закона – не допустить вывоз из Германии культурных ценностей национального значения. По новому законодательству, даже для перемещения произведений искусства внутри ЕС потребуются экспортные и импортные лицензии. Особенно строгие правила распространяются на археологические находки. Становится обязательным предоставление разрешения от властей той страны, из которой происходит данный культурный объект.

Многие торговцы антиквариатом, включая местные аукционные дома, намерены вовсе отказаться от артефактов из восточных стран. В частности, из Китая. Однако есть и такие, кто собирается перенести свой бизнес в соседнюю Австрию, где законодательство не столь сурово. Пока коллекционеры согласны платить миллионы, кризис, которым пугают противники нового немецкого закона, явно не грозит обороту художественных ценностей. Ни легальному, ни криминальному.  

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы