Экономика

Потешные забавы контрабандистов

До осени прошлого года ничего не предвещало хоть какой-то суеты на контрабандном рынке Северо-Запада. Гром грянул, как обычно, вдруг. Точнее, грома ждали все, кроме самих игроков этого рынка.

Как будто неожиданно в октябре прошлого года был задержан, а потом и арестован Дмитрий Зарубин. Почему неожиданно? Да потому что последние года два этот предприниматель «не вылезал» из криминальной хроники в связи с делом об убийстве ректора СПбГУСЭ Александра Викторова. В одном производстве по этому покушению было объединено и расследование подготовки убийства Дмитрия Зарубина. Подозреваемым и обвиняемым и в том, и в другом был Виталий Ковалев, который признан организатором убийства ректора и уже осужден. Ранее Ковалёв работал начальником службы безопасности совместной компании Дмитрия Зарубина и Сергея Павлова. Сам же Зарубин сейчас находится под арестом, и инкриминируют ему, кроме традиционной ч.4 ст.194  УК РФ (уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица), очень неприятную 210 статью (организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)).

Пару недель участники рынка шепотом, вполголоса обсуждали это событие, пытаясь предсказать, кто же сядет на трон короля контрабанды Северо-Запада.

В конце ноября в аэропорту Пулково сотрудниками управления «К» ФСБ России и Пулковской таможни были задержаны 20 тонн контрабандных телефонов. Тоже как будто ничего необычного для Северо-Запада. Пусть не каждый день такие партии задерживаются, но это точно не редкость. Телефоны по декларации шли в адрес петербургской компании ООО «Пальмира». Пару дней информационной возни в СМИ, и на свет появились участники суеты: заказчиками телефонов была компания, связанная с перевозчиком ULS, которым в свою очередь владеют Игорь Хавронов и гражданин Турции Джебраил Караарслан. Казалось бы, ничего примечательного, если не считать, что «героями-патриотами», выявившими канал контрабандной поставки, были бывшие сотрудники Игоря Хавронова, они же бывшие сотрудники таможни - Иван Лапшин (еще полгода назад был заместителем начальника СБ ULS, бывший начальник 3-го отдела службы противодействия коррупции СЗТУ) и Павел Николаенков (бывший заместитель начальника Выборгской таможни по праву). Компетентность, как говорится, налицо. Им ли не знать, где все это контрабандное зло обитает. Конечно же, чисто случайно именно эти «герои-патриоты» сначала вроде как боролись с контрабандой, или что они там ещё с ней делали – истории уже это неизвестно, но после увольнения из таможни сразу же оказались в компании Хавронова. Что произошло между Хавроновым и Лапшиным с Николаенковым неизвестно, но именно в прошлом году эти «герои» вдруг стали работать с другим игроком «логистического рынка упрощённого таможенного оформления» Борисом Авакяном.

И вот тут началось.

Выглядела вся эта контрабандная суета, как банальный передел контрабандного рынка, если бы не паранойяльное стремление Бориса Авакяна, как считают участники рынка,  втянуть в конфликт «тяжелую артиллерию», причем не свою, а стороннюю и очень, очень опасную для самого Авакяна.

В ходе пресечения контрабанды телефонов, началось активное втягивание в конфликт высокопоставленных сотрудников ГУБК и управления «К» ФСБ России. Авакян якобы лично написал заявление на двух сотрудников оперативных служб, раскрывая все тайны «крышевания» контрабандного бизнеса. Откуда ему знакомы все нюансы и подробности не только контрабандного бизнеса, но и процесса его крышевания –  остается только догадываться. Контрабандный рынок накрыла третья волна. Казалось бы, на этом все должно, пусть не закончиться, но хотя бы остановиться на какое-то время. Нет же.

Наступил 2016 год. И тут в феврале опять же СЭБ ФСБ, пресекает весьма мощный канал контрабанды в Усть-Луге, в результате чего задержаны и арестованы, руководители компании-импортера (Контрейл и ЮВТК), а также их покровитель, один из совладельцев порта Бронка Дмитрий Михальченко. Им предъявлены обвинения по той же ст.194 и 200.2 УК РФ, и не исключено, что все это перерастет в ст.210 УК РФ.

Не прошло и месяца, как в центре Петербурга некое молодежное движение в составе трех или даже пяти человек, протестовало против контрабанды, причем, странно, требовали ужесточения меры наказания для и так уже арестованного Дмитрия Михальченко. Хотя целью этой акции было привлечь внимание всё к тем же сотрудникам СЭБ и ГУБК. Кому и почему так неймётся?

Если судить по стилю и почерку поведения, то как-то странно все одинаково. Например, «организованное нападение» в ночном клубе, возле туалета на Бориса Авакяна, который, будучи одним из сотрудников петербургского подразделения Росреестра, проверял таможенные терминалы и считает, что эта его деятельность послужила поводом для инцидента. Или же организовавший акции молодой активист. Он так подробно на дорогих и качественных плакатах расписал схему «крышевания» контрабандного бизнеса отдельными сотрудниками правоохранительных органов, про существование которых, он даже не догадывается... При этом найти что-либо в интернете про этих сотрудников оказалось невероятно сложным.

Ну и последнее, «покушение» в субботу на свидетеля по делу о контрабанде телефонов. Вроде бы и дело ещё идет, и по информации из СМИ и следственных органов, далеко до завершения. Но в СМИ почему-то не упоминается даже имя потерпевшего, сказано только, что он когда-то был сотрудником СЗТУ, но зато опять очень подробно расписано про двух сотрудников ГУБК и ФСБ*.

Скорее всего, это далеко не конец, а похоже, только начало мыльной контрабандной оперы.

Хочется понимать, что это. Месть обиженных контрабандистов? Попытка свести счеты с сотрудниками правоохранения, перекрывшими контрабандные каналы? Новый передел контрабандного рынка? Или просто дешевый пиар?

В самое ближайшее время нам предстоит это узнать.

*Павел Смолярчук - Главное управление по борьбе с контрабандой ФТС. Вадим Уваров, руководит седьмым отделом Службы экономической безопасности центрального аппарата ФСБ РФ.

 
 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы