Таможня

Арестованный бизнесмен обвинил ФСБ и ФТС в «крышевании» контрабанды

Северо-Западный федеральный округ сотрясают отголоски войны контрабандных группировок между собой, проходящей под видом борьбы с коррупцией. Самой известной жертвой борьбы различных кланов силовиков, таможенников и бизнесменов  стал ранее «неприкасаемый» предприниматель Дмитрий Михальченко. В хитросплетении криминальных схем разобралась «Новая газета», главной новостью стали письма автоперевозчика  Дмитрия Зарубина, который сейчас находится в «Матросской тишине». Предприниматель был задержан осенью 2015 года, его обвиняют в контрабанде из Финляндии, Эстонии и Литвы дорогой одежды под видом строительных материалов, в результате чего федеральный бюджет недополучил таможенных пошлин почти на 300 миллионов рублей. Все это следует из материалов дела, подготовленного старшим оперуполномоченным Главного управление по борьбе с контрабандой Службы экономической безопасности (ГУБК СЭБ) ФТС Павлом Смолярчуком.

Зарубин отмечает, что описываемая в материалах дела контрабандная схема «перегруз» действительно существует, но не согласен с тем, что имеет к ней отношение.

 «Весь цикл схемы «перегруз» довольно точно описан майором Павлом Смолярчуком в своем рапорте, который очень удачно лег в основу моего уголовного дела и в частности — в постановление о привлечении меня, моих родственников, коллег и товарищей, в качестве обвиняемых, — пишет Зарубин. — За одним лишь исключением: не мы совершали эти нарушения и не мы были создателями и бенефициарами схемы».

Более того, Зарубин обвиняет сотрудников ФСБ и ФТС в том, что они сами «крышуют» контрабанду.

«Если бы товарищ Смолярчук был до конца честен, каким положено быть настоящему офицеру, он бы указал всю цепочку структур и людей, контролировавших эту схему в зоне влияния СЗТУ. Например, себя и своего родственника Вадима Уварова — начальника отдела по борьбе с контрабандой и коррупцией в таможенных органах Управления «К» СЭБ ФСБ (Уваров и Смолярчук женаты на родных сестрах, поясняет «Новая»). Под ними были начальник службы организации таможенного контроля (СОТК) СЗТУ Олег Бочков и находившиеся у последнего в подчинении все начальники отделов систем управления рисками (СУР) подведомственных таможен. Среди них: бывший начальник Выборгской таможни Владислав Гаврилов, нынешний руководитель отдела СУР Выборгской таможни Мурат Оздоев и коллеги последнего из Балтийской и Кингисеппской таможен. Далее в цепочке: международные автомобильные пункты пропуска в лице начальников отделов таможенного оформления и таможенного контроля (инспекторы на границе, к чьим окошкам подходят водители для первичного таможенного оформления). Среди них, например, начальник такого отдела в МАПП «Торфяновка» Олег Оклий, раздававший указания старшим смен и ответственным инспекторам, с какими водителями и как взаимодействовать».

По словам предпринимателя, за растормаживание грузовика по схеме «перегруз» контрабандист получает от 35 до 50 тысяч долларов

 «В зоне СЗТУ можно в принципе выделить три группы влияния, — продолжает Зарубин. — Это российские партнеры международной компании ULS-Global Игорь Хавронов, Владислав Кузьмин, Станислав Мальков и их турецкий партнер Джебраил Караарслан (назовем ее «группа Хавронова»), чиновник петербургского управления Росреестра Борис Авакян и уже известный на всю страну Дмитрий Михальченко».

Зарубин оговаривается, что такое деление несколько условно и все участники кланов регулярно работали между собой.

Самого Михальченко Зарубин называет «неприкасаемым», намекая на его связи предпринимателя в ФСБ и ФСО, в услугах Смолярчука и Уварова Михальченко не нуждался. А вот группа ULS, со слов Зарубина, охотно пользовалась покровительством сотрудников ГУБК СЭБ ФТС и Управления «К» СЭБ ФСБ.

«ULS часто доставляла свои грузы самолетами из Китая и Турции в эстонские Таллин и Каунас. Затем все это перенаправлялось на склад в порту Силламяэ, а далее загружалось в грузовые автомобили и на собственном пароме Ferry 1 направлялось по двум направлениям — либо в порт «Усть-Луга», либо в МАПП «Ивангород». Получателями груза было множество технических компаний, среди них есть ООО «Аврора» и ООО «Созвездие». Порядка 60—70% грузов шло на пароме по схеме «перегруз». Этой группе были нужны и Смолярчук, и Уваров. Точнее — они нужны были друг другу. Деньги — в обмен на «крышу», — заявляет опальный бизнесмен.  

В конце 2014 у Зарубина возник конфликт с российскими партнерами ULS-Global, которая потребовала от него полностью отказаться от работы с турецкими грузоотправителями и оставить этот рынок им. И именно после того как он отказался в дело включились Смолярчук и Уваров, которые начали угрожать деловым партнерам предпринимателя. В итоге, в феврале 2015 на один из складов при таможенном пункте, где растомаживалась очередная партия импорта нагрянул  спецназ ФТС и ФСБ, мероприятием руководил лично Смолярчук.

«Проверив наши автомобили и не обнаружив различий между данными заполненной таможенной декларации и фактически ввезенным товаром, они были вынуждены уйти ни с чем. Но напоследок Смолярчук, со слов Панова, дал обещание меня посадить», - уверяет Зарубин.

В попытках сохранить свое дело, Зарубин решил встретиться с предпринимателем Иваном Сергеевым, который представлял интересы третьей «группы влияния» — заместителя руководителя управления Росреестра по Санкт-Петербургу Бориса Авакяна.

«Авакяна я знал как таможенного «схемщика», предоставлявшего услуги за 35 тысяч долларов за «перегруз» одного автомобиля (для сравнения: группа Хавронова брала по 50 тысяч долларов за машину), — пишет про «армянского горца» Дмитрий Зарубин. — Насколько мне известно, Авакян использовал покровительство Смолярчука через «связного» — бывшего таможенного работника Вячеслава Наумова. Предложение [от Сергеева] было следующее: я передаю им свои компании и предоставляю для работы транспорт, а он [Авакян] улаживает мой конфликт со Смолярчуком и «группой Хавронова». Я дал свое согласие, передав документы на ООО «Континент» и ООО «Перспектива» и электронные цифровые ключи, с помощью которых осуществляется дистанционное декларирование товара, то есть его «растаможка». О существовании ООО «Вектор» мне не было известно».

По словам адвоката Зарубина Евгения Тонкова после этого предприниматель уже не управлял фирмами: «Если исходить из диспозиции ст. 194 УК РФ, вменяемой Зарубину, в которой содержится запрет на уклонение от уплаты таможенных платежей, недостоверное декларирование – основной способ этого преступления. В рамках этого дела важно понимать, что никто из привлеченных лиц – ни Зарубин, ни другие привлеченные лица – не занимался декларированием. Они не имели технической возможности это делать, потому как управление импортерами (ООО «Континент» и ООО «Перспектива») происходило иными людьми, им не знакомыми. Их можно найти, если проверить адреса почты и IP, с которых посылались таможенные декларации».

Поведение Зарубина успокоило ситуацию, но лишь временно. Несмотря на обещания Авакяна утрясти конфликт со Смолярчуком, на протяжении всего 2015 года рынок перевозчиков наблюдал обострение отношений Авакяна с «группой Хавронова». Это врражалось не только в острой борьбе за клиентов, но активном использовании силового ресурса. В июне 2015 года на складах в городе Кировск Ленобласти были задержаны 4 автомобиля «группы Хавронова», которые везли алкоголь, сигареты и текстиль, задекларированные как стройматериалы, и  паром Ferry 1 в порту «Усть-Луга» с 70 грузовыми машинами. Обе акции были обращены в сторону «группы Хавронова,  Смолярчука и Уварова и даже затрагивали интересы Дмитрия Михальченко, чьи грузовые автомобили также находились на пароме. Все это предвещало серьезный передел рынка.

Последствия контрабандных войн были самыми серьезными. Михальченко оказался под стражей, а внутри самого ФСБ вспыхнула настоящая война групп влияния, которая до сих пор не утихла. 

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы