Экономика

Есть ли у России шанс на увеличение цены на нефть в условиях сокращения добычи?

В ушедшем 2016 году одним из важнейших событий для мирового рынка энергоносителей стало подписание соглашения между странами-членами ОПЕК. Согласно этому соглашению, подписанному 1 декабря в Вене, добычу нефти сократят на 1,164 млн баррелей в сутки от уровня добычи картеля в октябре 2016 года. Середина февраля 2017-го – самое время узнать промежуточные итоги влияния этого решения. ПРОВЭД поинтересовался у аналитиков рынка, как соблюдается принятое соглашение и что ещё, помимо объёмов добычи, значимо при ценообразовании на рынке «чёрного золота».

- Соблюдают ли страны, принявшие участие в подписании соглашения в Вене, условия договора? Как это сказывается на цене на нефть?

Богдан Зварич, аналитик «Финам»:

Если говорить о динамике цены на нефть, то в последнее время с ней не происходит ничего интересного. Она зажата в коридоре $54-$58 за баррель, если смотреть на нефть марки Brent. Противоречивые факторы, действующие на рынок энергоносителей, уравновесились. С одной стороны, ОПЕК продолжает снижать добычу, как и обещал. Тут же можно отметить появление напряжения между США и Ираном: возможно, санкции против Ирана вновь будут ужесточены, и страна не сможет поставлять нефть на мировой рынок. С другой стороны, в США растут запасы нефти, и растет буровая активность, что в будущем приведет к росту объёмов добычи и станет давить на мировой рынок нефти.

Нефть застряла в коридоре в $4, между $54 и $58 за баррель, и пока здесь находится. В какую сторону она выйдет из этого коридора – туда, очевидно, и будет идти движение цены. После выхода и можно будет ориентироваться в отношении тренда.

Александр Епишов, главный аналитик московского международного энергетического форума «ТЭК России в XXI веке»:

Сейчас всё очень сильно меняется. В мире развивается альтернативная энергетика. Пока её ещё сравнительно мало. Но, например, в США очень много внимания уделяют солнечным батареям, электромобилям и так далее, и в ближайшее время это будет самой злободневной и самой важной задачей.

А что касается нефти, то мне кажется, что все эти попытки ограничить добычу нефти результата не принесут – на цене нефти не скажутся, поднять её не помогут. Освободившуюся долю рынка сразу же займут другие производители. Ожидать снижения добычи не приходится.

Сергей Пикин, директор Фонда энергетического развития:

- Чтобы цена на нефть выросла, необходимо не только соблюдение соглашения по ограничению добычи, но также чтобы снизились объёмы нефти в нефтехранилищах США. Это самый главный показатель. Пока мы видим, что этого не произошло. Более того, растёт добыча в США, они уже стали добывать более 1 млн баррелей в сутки.

Я не очень сильно верю, что цена на нефть достигнет очень высокого уровня. Может быть, при благоприятных условиях, мы достигнем уровня в $60 за баррель. Но реальными мне кажутся колебания цены между $50 и $60 за баррель, больше склоняясь к нижней границе этого диапазона.

Александр Фролов, заместитель генерального директора Института национальной энергетики:

- Стоимость нефти не растёт и не падает, она колеблется вокруг $55-56 за баррель – цены, сформировавшейся на фоне достигнутых ОПЕК соглашений. Соглашения соблюдаются с переменным успехом, насколько я вижу, но в целом страны стараются не отступать от договоренностей, особенно саудиты. Мы, Россия, благополучно присоединились и идём.

- Какие факторы сегодня определяют динамику цен на нефть?

Александр Епишов:

- Цену на нефть определяет США – ни Россия, ни Саудовская Аравия, никакая другая страна в этом не участвуют. Конкретно цену определяют банки Соединенных Штатов и никто другой. Они торгуют деривативами, и они определяют ситуацию.

Ключевую роль США и крупнейших западных банков в развитии мирового рынка нефти признают многие аналитики. Вывод: мировой рынок нефти вовлечён в процесс классической финансовой глобализации, где финансовый капитал всеобъемлющ и проникает повсюду. Нефть как биржевой товар превращена в материальную основу для глобального перераспределения доходов между крупнейшими держателями ликвидных активов.

Цены на нефть в ближайшие два года вряд ли поднимутся выше $60 за баррель. 

Россия нуждается в очень сильном реформировании экономической системы. В то, что ограничения производства нефти дадут всплеск цены на нефть и вытащат нашу экономику за счёт этой высокой цены, я не верю. России нужно менять модель экономического развития, а не рассчитывать на рост цены на нефть. У нас структура экономики сырьевая. Результаты плачевные. Надо дать свободу предпринимателям, малому бизнесу и тем, кто изобретает новые технологии.

Александр Фролов:

- При прогнозировании цены на нефть не учитывается фактор «бумажной» нефти. Фактор спекулятивного капитала. По ряду оценок производственные факторы влияют лишь на 10-15% на стоимость нефти. Остальное – это финансовые факторы: спекуляции, движение на рынке облигаций и прочее разное. Они никуда не делись и никуда не уйдут, если только не будет создан совершенно иной механизм формирования цены на нефть. И в ситуации, когда столь велико влияние финансового фактора, одним лишь ограничением добычи, которое, по сути, относится к производственным факторам, проблему цены не решить. Ограничение добычи – хороший фактор, правильный, но на нём останавливаться нельзя, и одним только ограничением проблема цены на нефть не решается. Существует риск перегрева рынка.

Играет роль ожидание. Скажем, растёт число работающих буровых в США. Игроки рынка, глядя на этот индикатор, думают: «Ага, значит, увеличится количество нефти, добытой в США, а если оно увеличится, то вернётся избыток предложения, где-нибудь к маю. Раз вернётся – цены на нефть нельзя поднимать, надо играть на понижение».

Есть фактор Ирана. Дональд Трамп буквально на днях объявил Иран террористическим государством №1 и предложил вновь ввести санкции против него. А фактор Ирана оказывает огромнейшее влияние на снижение цены на нефть. В середине 2014 года, едва только пошли разговоры, что санкции с Ирана снимут, ряд аналитиков тут же провозгласили, что как только санкции с Ирана будут сняты, он тут же зальёт весь мировой рынок нефтью. В течение полутора лет на любой новости о возможном снятии санкции с Ирана цена тут же падала. Хотя на самом деле Иран на пике добычи до момента наложения санкций производил 400-600 тысяч баррелей в сутки, и это тот уровень, которого он способен достигнуть далеко не сразу после их снятия.

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы