Общество

Города, которые Валерий Нефедов не успел вернуть людям России

Сегодня, 1 февраля, в Санкт-Петербурге простились с Валерием Нефедовым – одним из известных и уважаемых урбанистов России, доктором архитектуры, профессором кафедры урбанистики и дизайна городской среды Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета. Этот человек мечтал вернуть нам наши города, сделать так, чтобы окружающая среда работала на пользу живущего в каменных джунглях человека. У ПРОВЭДа оказалась запись интервью с Валерием Нефёдовым, этот разговор состоялся два года назад, сегодня мы решили опубликовать его в память об этом гуманисте, современнике, опережавшем время, учившем преобразовывать мир к лучшему.

- Почему Петербург выглядит нарядно-озелененным только весной и летом? Причина в суровости климата?

 - Петербург выбрал версию показушного озеленения, как в Потемкинской деревне, на 3-4 отдельно взятых магистралях - Московский проспект, Большой проспект Васильевского и Наличная улица, куда ездят министры финансов на Всемирный экономический форум.

Катастрофой для города является ассортимент растений. Плюс все эти бесполезные ежегодные выставки цветов, там флористы чувствуют себя героями на все века. Идет «зависание» города на однолетниках, зависание городского ландшафта на дежурных цветочных блюдах. Все это очень далеко от экоустойчивого современного озеленения.

Дело совершенно не в климате. Есть пример скандинавов: любой из нас может поехать в Стокгольм, Хельсинки или другой город в этих странах и убедиться, каким комфортным и дружественным может быть озеленение. Петербург еще вчера нужно было именно не украшать, а наполнять той растительностью, которая устойчива на протяжении всех сезонов. И это не только хвойники. Есть целая группа растений, которую надо на зиму высаживать, чтобы они своими декоративными возможностями спасали город от безликости. Те же рододендроны зимой сохраняют свою массу, они украшают подходы к ратуше, например,  в Стокгольме. Это заслуга скандинавов – они занимались ассортиментом, они занимались вечнозелеными культурами, чтобы где-нибудь в Стокгольме, даже на фоне площадки для мусоросбора было посажено что-то вроде лавро-вишни, и она зимой бы зеленела.

Варианты дружественной экосреды в Цюрихе. Фото из личного архива Валерия Нефедова:

nef1

nef2

nef3

Если вглядеться в скандинавский городской ландшафт, то вы поймете, что давно уже там соотношение хвойной растительности в разы превышает наше процентное соотношение. У нас высажены долго набирающие лиственную массу и быстро ее теряющие растения, потому что теплый период года - очень короткий. Получается, что город мы оставляем не заполненным биомассой в течение периода с ноября по конец марта. Это очень больная тема, почему город не занимается ассортиментом.

Городской ландшафт надо делать надолго и по-настоящему. Никаких иллюзий с однолетними растениями. Стабильно и надежно — природа в городе как дома. Минимум затрат на поддержание ландшафта. Всё просто растет и создает комфортную среду для человека... Не дорого и не монументально, но очень естественно.

 - Что же нужно делать?

- На другом языке нужно говорить. Нужны другие, взятые, в первую очередь, у скандинавов технологии создания в городской среде устойчивых эко систем.

Стартовать следует уже с уровня земли. Это не всегда газон, могут быть красивые мхи и лишайники, почвопокровные, которые в нашем городе не продвинуты. Далее кусты многих ярусов, в том числе и цветущие, и плодоносящие, но кусты, которые обладают какой-то массой. У нас же в городе кусты просто не сажают, потому что это не выгодно. Вы спросите любого сотрудника тех ведомств, которые сегодня управляют городским ландшафтом, как они решают вопрос состояния бэл-девелопмент. Ноль ответов, ноль реакций. Мы, неверное, последняя страна в мире, за исключением, может быть, части Африки, которая не приняла после 1991, 1992 годов, то, что в Рио-де-Жанейро было названо «Повестка XXI века».

Скандинавия: городские ландшафты в северных широтах могут быть нежными и, одновременно, адаптированными к нуждам современного горожанина. Фото - Валерий Нефедов:

Scandinavia

Надо искать хорошо совместимые породы, надо заниматься научными исследованиями совместимости пород. Должно быть взаимоподдержание, когда есть подстилающие слои нижнего яруса, когда есть средний ярус (кустарник) и уже потом посажено дерево. Вот только это может держать тот прессинг выхлопных газов, в которых сегодня оказался город.

- Разве об этом не знает правительство города, страны?

 - Сказывается отсутствие в России партии «Зеленых», отсутствие тех, кто сегодня мог бы там наверху, в политических слоях периодически напоминать, что город Санкт-Петербург надо давно уже спасать. Потому что живого места нет уже ни во дворах, в старом городе. В городе есть отдельные места, сильно присыпанные финансами. Все деньги городского бюджета туда льются и льются. А отходите 100-200 м в сторону – картина резко меняется.

Сегодня, когда город задыхается от некачественной атмосферы, где не хватает кислорода, надо чтобы природу в него возвращали те, кто строит здание, банк, офис, гостиницы. Финнов этому учить не нужно - посмотрите на гостиницу «Сокос», которая находится за Московским проспектом, как финны делают элегантненько полосочку на подпорную стеночку, всякие хвойнички стелющиеся, многолетники. Многолетники только! Финны никогда не делают себе во вред, говорят: «Не, мы много раз денег потратить не можем, мы один раз это сделаем». Удельный вес цветов там меньше, чем 10%.

Ландшафты Парижа. Фото - Валерий Нефедов:

Paris

Paris 2

Наш строитель приходит на площадку: воздвиг свою коробочку, кинул все коммуникации, замостил дорогу и ушел. При сдаче объекта у него даже не возникнет мысль о том, что он не посадил кустов, деревьев и тому подобное. В массовом сознании отсутствует понятие об экологически сбалансированной среде. Разве что-то сделали в «Мон Блане» или «Империале» в номинации «ландшафтный дизайн»? за их-то деньги, за их сотни миллионов возможностей! А ведь это крупномасштабное строительство. Они ничего не сделали. И никто их ни призвал, ни обязал. Нет в обществе и в городе, в культурной столице, которая называется якобы Петербург, нет даже в среднем менталитете навыков воссоздания природы.

В нашем городе нет в массовом сознании ни этой культуры, ни желания кому-то писать, звонить. Ни шагу вперед город в номинации «экологически ориентированный ландшафтный дизайн» за последние уже полвека не сделал.

- Скажите, а что у нас с «зеленой архитектурой» в Петербурге?

- Мы можем только мечтать об этом понятии. У нас пока совершенно нет зеленой архитектуры. Хотя в нашем климате человек острее всего ощущает дефицит природы. Потому что у нас облака, дожди, все серое, и нужно хоть чем-то возвращать такие компоненты природы. Знаете, в Старом Эрмитаже есть сад на крыше, который сейчас как раз подошел к рубежу реконструкции. Вся гидроизоляция и прочее требует реконструкции. Но то, что во времена Растрелли или даже после него, 1760-ый год, а люди уже думали тогда о зеленой архитектуре, которая могла быть на крыше даже в Санкт-Петербурге. А сегодня у нас есть два архитектора, Сергей и Наталья Трофимовы. Они пытались в здании фондохранилища Эрмитажа предложить на крыше посадить березы, на стенах вьющиеся растения сделать. Это была одна из редких попыток. По большому счету в этом отношении нам пока нечего сказать.

Но «зеленая архитектура городов» - понятие более широкое. В нее входит, в частности, реконструкция промышленного пояса. Если кто-то когда-то всерьез займется реконструкцией промышленного пояса в Петербурге, то надо бы на Обводном канале, на Выборгской набережной - где угодно, создавать природные объекты. Их можно сконструировать из металла, но на разных уровнях - некие зеленые террасы. Часть растительности, например, вьющаяся, остается в больших емкостях, которые не промерзают, и для этого делается эффективное утепление. Часть растительности на зиму убираются в теплое помещение, но как только наступает конец апреля, начала мая, это все выдвигается. Городу нужна именно такая, эко-ориентированная зеленая архитектура. Было бы желание в городе хоть у кого-то этим заниматься… А озеленение мостов в Петербурге? Вы когда приезжаете в Европу, вы замечаете, что это же элементарно! В хороших кадушках стоят многолетники, которые поливаются автоматически, которые защищены от вымерзания. Это все то, что называется «небанальное решение». Город завис на решениях стандартных, которые однажды выдвинуты и уже заиграны, как старая пластинка. Даже не буду предполагать, кто в этом виноват.

- Москвичи предложили над промзонами, над гаражными  и заводскими территориями сделать что-то типа большой платформы и на нее сажать парки.

- И правильно. И москвичи это скорее сделают. Сегодня так уже думают в Поволжье, на Урале, а Петербург все еще гоняется за цветочками. Это трагедия нашего  города.

Город три раза пересаживал деревья у Гостиного двора, город все еще живет в этом неолите с точки зрения посадки растительности в городе. Если вы где-нибудь, когда-нибудь в Европе увидите, что дерево сажается  - мало того, что там присутствует первая, родная масса грунта, 2-3 куба обязательно, вставлены трубочки полива корневой системы, с удобрением… Все это – в зависимости от возраста дерева: если ему до года, там одна агрохимия, ему два года – другая агрохимия. Есть компьютерная база данных для растительности в возрасте до двух, до пяти, до десяти, до пятнадцати, чтобы обеспечить эффективную агрохимическую поддержку корневой системы.

А у нас? Третий раз посажены декоративные клены около Гостиного двора. Где поддержка корневой системы в городе? Эти деревья болеют в городе, это зримо по листве. Потому что уж чего-чего, а загазованности на Невском хватает.

Мы сегодня не смотрим вперед, мы воспроизводим модели озеленения, которые были при очень низких уровнях автомобилизации – помните, как в старых советских фильмах, едет по улице один грузовик или одна «Победа»… Вот было время… А сейчас, когда на улице тысячи машин в час, как делается реконструкция Лиговки? В Европе любая выделенная полоса тут же упаковывается в посадки растительности. Обязательно кусты, деревья, потому что это шанс: сделать озеленение ровно в тот момент, когда переделывается проспект, типа Лиговки. Как только оставили какие-то бетонные полоски, никакие совершенно, то сразу становится понятно - там люди никогда ходить не будут. Никто ничего не делает… цветочки, клумбочки, цветочки, цветочки, цветочки…

- А Западный скоростной диаметр, там тоже могла бы быть зеленая архитектура?

 - Если бы город тянулся к цивилизации… Но это город, который однажды прокукарекал Морскую набережную. В 69-ом, в начале 70-ых уже знали, что будет такая набережная, по Генплану 1966 года. И что? С 70-го года все те, кто купили квартиры там, перед глазами имеют лишь рваную пляжную зону, битый кирпич. Там что хоть одно дерево было посажено за 30 лет? Там сейчас лихорадочно по верхнему откосу стали сажать деревья просто потому, что были какие-то лишние деньги. Никакой системы в этом нет совершенно.

Деревья нужны, чтобы структурировать территорию на спортивные, игровые площадки. Там должны быть теннисный корт, футбольные, волейбольные поля. Когда туда вниз, между Васильевским островом и намывной территорией, нырнет Западный скоростной диаметр, там крыша должна быть. Такая зеленая долина спорта. Об этом  давно уже думает весь мир, а мы все еще говорим, что нам это дорого… Ребята, дышите и дальше выхлопными газами. Западный скоростной диаметр – это будет минимум шесть полос. По разным версиям, это проходит в неком бетонном каньоне, на отметке минус 12-16 метров. Но они все равно куда-то в воздух выхлоп адресуют. И вот самое главное: нужно было весь Западный скоростной диаметр поддерживать кулисами растительности, за которой создавать потом долину спорта. Тогда можно было бы говорить о совместимости подобных транспортных объектов, высокоскоростных магистралей с городским контекстом. 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы