Экономика

Самозанятое население продолжает не верить государству

В России по разным оценкам от 20-ти до 40 миллионов граждан работают, нигде официально не зарегистрировавшись. Это лишает госказну существенной доли поступлений. С бюджетом беда, правительство и президент озаботились тем, как «узаконить» самозанятое население. Однако многие из нелегалов по-прежнему не хотят выходить из тени.

Владимир Путин на заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам предложил освободить самозанятых граждан от уплаты налогов на два года, предложив взамен понятный и удобный инструмент взаимодействия с государством.
Однако, пока не совсем понятен механизм взаимодействия, да и страшно от того, что будет по истечении «каникул», которые пока у всех нелегалов как бы постоянные.

К самозанятым можно отнести несколько категорий работающих на себя людей. Прежде всего, это представители микро-бизнеса: дизайнеры, таксисты, фотографы, домашние парикмахеры, мастера по ремонту, бухгалтеры, владельцы гостиниц для животных, заготовители ягод и грибов, массажисты, няни, репетиторы. Есть и так называемые гаражники, которые в собственных автогаражах выпускают какую-либо продукцию. Среди теневиков также много малых предпринимателей, которые были зарегистрированы как ИП, но массово закрылись после повышения страховых взносов.

Уходить в тень заставляют высокие налоги

«Мы работали бы легально, если бы нас не задушили налогами, - считает парикмахер Наталья. - Я мастер красоты, работаю сама на себя на дому. Прежде у меня было ИП, а когда налоги стали расти, я его закрыла. Я не могу заниматься отчётностью, стоять в очередях, оформлять документы, а чтобы нанять бухгалтера, не хватает средств».

До получения второй профессии Наталья работала в детском саду, переквалифицировавшись, стала предпринимателем. Но заработки по-прежнему оставались невысокими, так как значительную часть съедала аренда и различные выплаты. Сейчас ей осталось 1,5 года до пенсии, она считает, что её размер уже заложен, а значит, уже нет смысла выходить из тени.

«Я только отдам из своего заработка деньги, которые мне и самой пригодятся. А что государство может мне предложить новым законом о самозанятости, я не понимаю. Думала устроиться официально на работу, знакомый бухгалтер мне сказала, что смысла нет. Может, есть смысл тем, кто помоложе», - рассуждает Наталья.

Михаилу за 50, он работает плиточником всю сознательную жизнь, с тех пор, как еще в советские времена закончил профтехучилище. Поначалу был сотрудником бытового комбината, который в 90-е распался, и ему пришлось самому трудоустраиваться. Работы по специальности не было, и он ушёл «на вольные хлеба». Поначалу было непросто находить заказы, строительства велось немного, ремонт тоже далеко не каждый мог себе позволить. Но постепенно клиенты стали «делиться» со знакомыми хорошим специалистом. О том, чтобы оформить предпринимательство, даже не думал — все силы уходили на работу и поиск клиентов. Сейчас он очень востребован, неплохо зарабатывает и ценит каждую копейку, поэтому так просто отдавать хоть часть заработка государству считает не сосем справедливым: «Где оно было, когда я сидел без работы и без гроша в кармане, - говорит Михаил. - Лечился за свой счёт в платных клиниках, на пенсию не рассчитываю, дожить бы до неё с таким тяжёлым трудом».

Светлана — фотограф, раньше кем только не работала, а потом остановилась на профессии «по душе». С азами знакомилась по книгам, в интернете, училась за собственные деньги в Москве. Одно время работала в чужой частной фотостудии. Мечтала о собственной, но банк ссуду не дал, решив, что на таком бизнесе клиентка много не выручит. Так она и стала «свободным художником», который зарабатывает на свадьбах да детсадовских и школьных фотографиях, чтобы прокормить двоих детей. Оформиться как предпринимателю официально – потерять существенную для семьи часть дохода.

Большинству самозанятых таковыми пришлось стать, чтобы найти либо приработок к пенсии или основной работе, либо потому что не могли официально устроиться. Среди первых – интеллигенция (преподаватели, учителя), работники сферы услуг (няни, гувернантки, домработницы), люди творческих профессий (художники, ремесленники). После всех экономических кризисов к ним добавились рекламщики, журналисты, корректоры, редакторы. Газеты и журналы закрываются или уменьшают тиражи, и владельцам выгоднее платить специалистам, не числящимся в штате. С их появлением русский язык пополнился неологизмом фрилансер, среди них есть профессионалы разных ценовых категорий, многие прекрасно живут на вольных хлебах, вероятно, государство хочет поставить на учёт вольных стрелков и заставить делиться гонорарами.

Системы снижения нагрузки не работают

Как считает председатель областного Совета предпринимателей, депутат гордумы города Азова Игорь Симаков, налоги должны платить все. Но они должны быть справедливыми и дифференцированными, учитывающими возможности каждого предпринимателя и затраты на администрирование.

 

«Администрирование не даёт основание не платить налог только по тому, что это требует много бумаг. Для такого микро-бизнеса, как у Натальи, никто отдельную налоговую систему делать не будет — это невозможно в стране со 140 млн налогоплательщиков. Но государство должно искать разумные модели. Вот для этого надо выходить из тени и про это говорить. Но подход «вы за меня придумайте, как мне будет удобно» – не совсем справедливый в диалоге с государством», - считает Игорь Симаков.

 

Он утверждает, что разница в бизнесе уже учитывается. Есть система патента (за него нужно ежегодно отдавать 20 тысяч рублей, прим. автора), вменённая форма, упрощённая. И внутри своего бизнеса можно найти способы снизить затраты, например, не нанимать штатного бухгалтера, а взять на аутсортинг. При этом признаёт, что система патента не сработала: «Мы явно здесь излишне проадминистрировали».

К слову, предприниматели, оформив официальный статус, потеряли некоторые льготы. Та же Наталья рассказала, что когда её дочь училась на коммерческом отделении вуза, ей отказали вернуть часть оплаты на том основании, что она  предприниматель, который и так хорошо зарабатывает.

 

Что мы при этом получим?

Бизнес отличается тем, что его ведение имеет смысл только в случае получения прибыли. Поэтому прорабатывая закон о самозанятости, следует учитывать интересы не только государства, которое получит дополнительные налоги, но и самих людей. Для них стимулов пока маловато.

«Выгода от перехода в легальное поле - это освобождение от возможного наказания за незаконную предпринимательскую деятельность, шанс на рост бизнеса, возможность его наследования и право требовать лучшего соцобеспечения: дорог, медобслуживания, образования, пенсии», - говорит Игорь Симаков.

Александр Хуруджи, предприниматель и руководитель ростовского отделения Партии Роста, считает, что любой самозанятый автоматически даёт экономию государству, даже если не платит налоги. Потому что не использует пособие по безработице. И если не позволить им это делать официально, они начнут тянуть деньги из бюджета. К тому же, по его мнению, запрет на их деятельность раздует штат проверяющих, на которых уйдёт больше средств из бюджета, и получается, что «один с лопатой, а трое с ложкой».

«Бабушки торгуют семечками, кто-то чинит обувь, ремонтирует одежду – слава богу, что они кормят себя и свою семью, не нужно их трогать, - уверен Александр Хуружди. - Микробизнес должен работать в уведомительном порядке: известил налоговую службу о начале своей деятельности, и всё. Остальных выводить из тени нужно на таких условиях: государство не собирает с них налоги, допустим, 5 лет, чтобы успели встать на ноги. Но вопрос в том, что люди давно не доверяют государству, поэтому они поверят только президенту, его личному обещанию».

 

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы