Таможня

Коммерческая тайна ФТС 2: как отнять у иностранной компании 63 грузовика

Обзор коррупционных схем в интересах стандартизации и унификации поборов и мзды должностных лиц таможенных органов

Отжать в три хода

Эта история началась еще в далеком 2006 году, когда все было весело и радостно, еще даже до кризиса 2008 года. Так вот, именно в это счастливое время некая австрийская компания AFIN Leasing AG продала в лизинг 63 седельных тягача и 55 полуприцепов российской компании ЗАО «ТЛК УМИАТ».  ЗАО «ТЛК УМИАТ» ввезло тягачи и полуприцепы в Россию и, как положено законопослушной компании, поместило все транспортные средства под процедуру временного ввоза. И так жили душа в душу AFIN Leasing AG и ЗАО «ТЛК УМИАТ» аж до 2013 года, пока ЗАО «ТЛК УМИАТ» не стало нарушать сроки оплаты лизинговых платежей – бизнес, тут всякое бывает.

В результате в связи с неоднократными нарушениями условий договора AFIN Leasing AG расторгла лизинговые контракты от 2006-2007 годов в одностороннем порядке. Транспортные средства были принудительно возвращены от ЗАО «ТЛК УМИАТ» к их собственнику AFIN Leasing в течение апреля 2013 года. AFIN Leasing AG принял транспортные  средства по актам приема-передачи и передал их на ответственное хранение ООО «СОТРАНС Авто» до того момента, пока ЗАО «ТЛК УМИАТ» не будут осуществлены все необходимые таможенные формальности для завершения процедуры временного ввоза, т.е. вывоза транспортных средств с территории ТС. Срок временного ввоза транспортных средств на территорию ТС истек 1 июля 2015 года. И вот тут начались странные странности.

Ход первый. Найти «темку»

После того как транспортные средства были возвращены собственнику,  положение дел у ЗАО «ТЛК УМИАТ» стало совсем незавидным, потому как в ноябре 2013 года арбитражным судом Санкт-Петербурга и Ленинградской области общество было признано несостоятельным, открыли процедуру банкротства и назначили конкурсного управляющего.

Как утверждает ОАР Балтийской таможни в лице старшего уполномоченного Э.А. Линцевича, конкурсный управляющий сам пришел в таможню и сам на себя заявил. В Протоколе так и написано «…по информации, полученной от конкурсного управляющего ЗАО «ТЛК УМИАТ»…» То есть конкурсный управляющий обратился в Балтийскую таможню с заявлением, что он не хочет завершать процедуру временного ввоза. Ну, даже конкурсный управляющий имеет право чего-то не хотеть. В ОАР Балтийской таможни опять же, видимо, не совсем поняли такое поведение конкурсного управляющего и, видимо, предупредили его о возможных правовых последствиях. Ну, а чем еще мог так долго заниматься ОАР Балтийской таможни, с ноября 2013 года (назначение конкурсного управляющего) до 4 марта 2015 года (возбуждение дела об АП), кроме как уговаривать конкурсного управляющего не делать этого: просто взять и завершить процедуру временного ввоза. Видимо, не уговорили, не убедили, и конкурсный управляющий остался при своем требовании: высечь его, жестоко наказать и конфисковать транспортные средства. И ведь смог, и ведь убедил. Всячески отбиваясь от настойчивого конкурсного управляющего, ОАР Балтийской таможни нехотя все же возбудил в период март-апрель 2015 года - 63 дела об административном правонарушении в отношении ЗАО «ТЛК УМИАТ». Еще раз. В апреле 2013 года ЗАО «ТЛК УМИАТ» вернуло транспортные средства собственнику. В ноябре 2013 года ЗАО «ТЛК УМИАТ» арбитражным судом Санкт-Петербурга и Ленинградской области было признано несостоятельным, а 18 мая 2015 года все тем же арбитражным судом процедура конкурсного управления завершена, говоря по-простому, ЗАО «ТЛК УМИАТ», как юридическое лицо, с 18 июня широкой поступью ушел в историю.

Может быть, именно поэтому ОАР Балтийской таможни, ни на секунду не забывая об интересах государства, и гнал: срочно возбудил, мгновенно передал в суд огромное количество дел об АП. А суд и не подвел, конфисковал.

На примере одного из 63 дел об АП (№5-758/2015) видно, как скоро всё делалось:

4 марта 2015 года – возбуждено дело об АП в отношении ЗАО «ТЛК УМИАТ»;

6 марта 2015 года – назначена товароведческая экспертиза;

7 – 8 – 9 марта – праздничные дни (выходные);

11 марта 2015 года – получено экспертное заключение, с определением стоимости и убытка;

7 апреля 2015 года – составлен протокол об АП;

14 апреля 2015 года – дело определением заместителя начальника Балтийской таможни по праву Черкуновым И.А. направлено в Кировский народный суд на рассмотрение;

16 апреля 2015 года – дело поступило в Кировский народный суд;

21 апреля 2015 года – дело рассмотрено судьей Кировского суда и вынесено постановление признать ЗАО «ТЛК УМИАТ» виновным по ч.2 ст.16.19 КоАП и назначить наказание в виде конфискации транспортного средства, явившегося предметом правонарушения.

И так все 63 дела об АП.

Ну, не чудо ли, в едином экстазе слились таможенная и судебные реформы и на тебе – такой ошеломляющий результат, ровно семь недель. За это время состоялись возбуждение дела об АП, расследование дела, экспертиза, арест, суд и конфискация. Ну, право дело, господа предприниматели, но ведь колоссальный прорыв в борьбе с бюрократией и волокитой!

Ход второй. Арестовать и спрятать

Правильное расследование дела об административном правонарушении – это не только залог успеха, но и просто радость.

Как я уже говорил, а апреле 2013 года ТЛК УМИАТ передал транспортные средства владельцу этих транспортных средств лизингодателю – австрийской компании AFIN Leasing AG, которая эти самые транспортные средства разместила на ответственное хранение в ООО «СОТРАНС Авто» по актам приема-передачи, оформленным в период с 21.04.2013 г. по 31.05.2013 г.. Ну, разместила и разметила. Еще раз: AFIN Leasing AG транспортные средства не эксплуатировала, не реализовывала, а передала их на ответственное хранение ЗАО «СОТРАНС Авто», что подтверждено документально. Более того, AFIN Leasing AG обратилась письменно в ЗАО «ТЛК УМИАТ» (письмо от 16.09.2014 г.), с просьбой провести все необходимые таможенные формальности для вывоза транспортных средств с территории ТС.

9 апреля 2015 года ОАР Балтийской таможни в лице уполномоченного ОАР Балтийской таможни Л.И. Пунесона арестовывал транспортные средства AFIN Leasing AG, находившиеся на хранении в ЗАО «СОТРАНС Авто» и составил протокол. А в протоколе так и написано: «В результате арест наложен на следующие товары, транспортные средства и иные вещи…», где подробно описаны транспортные средства. Все чинно и по правилам. Описал, арестовал и передал арестованное имущество на ответственное хранение в ЗАО «СОТРАНС Авто», вроде, как все правильно. Вот только ЗАО «СОТРАНС Авто» не захотело брать на ответственное хранение арестованные транспортные средства, не захотело и все, более того, его представитель так и написал в протоколе ареста: «отказываюсь от принятия товара на ответственное хранение, в связи с невозможностью обеспечить его сохранность». К тому же представитель ОАО «СОТРАНС Авто» отказался подписывать протокол. При свидетелях, разумеется.

Что делает в этой ситуации уполномоченный ОАР Балтийской таможни? Передает на ответственное хранение арестованные транспортные средства аффилированной с «СОТРАНС Авто»  компании ООО «Берейт Консалтинг», располагающейся по адресу: Ленинградская область, Тосненский район, пгт Красный Бор, улица Промышленная, дом 3. Почему все же  ООО «Берейт Консалтинг»? Во-первых, кризис, тут скоро и банки будут зарабатывать на предоставлении услуг паркинга, а тут как-никак страховой агент. Во-вторых, ООО «Берейт Консалтинг», видимо, самая близкая по расположению к Балтийской таможне компания, с которой у Балтийской таможни есть соответствующий договор хранения, да и по прямой каких-то 55 километров. А в-третьих, в Красном Бору тоже можно хранить транспортные средства. Кто спорит? 

Одно смущает, почему в протоколе об АП и на суде представители ОАР Балтийской таможни настойчиво акцентируют: «место товара, являвшегося предметом административного правонарушения, не установлено». А как же протокол ареста, а акт передачи ООО «Берейт Консалтинг», а письменный отказ ЗАО «СОТРАНС Авто» принимать на ответственное хранение арестованные транспортные средства? Кого так настойчиво уполномоченные ОАР Балтийской таможни стараются ввести в заблуждение? Суд? А зачем? Кировский суд при рассмотрении дел об АП, и так не очень-то и вникает в суть, слушают и то крайне редко.

Ход третий. Конфисковать арестованное и неизвестно где спрятанное

 

ОАР Балтийской таможни, устанавливая местонахождение транспортных средств, сделал запросы по всем таможенным органам, но при этом почему-то не запросил информацию у собственника грузовиков. Ну, может, просто постеснялись, а может, что скорее всего, проявили свою гражданскую позицию в ответных санкциях к австрийской компании, потому как собственник транспортных средств был известен должностным лицам Балтийской таможни, да и дела об АП были возбуждены «по факту передачи транспортных средств лизингодателю».

С ноября 2013 года по март 2015 года должностные лица ОАР Балтийской таможни, видимо, проводили воспитательные беседы, в том числе и с представителями собственника транспортных средств, на предмет не доводить дело до АП, а попробовать закрыть вопрос мирно. Материалы дела изначально не содержали сведений об установлении местонахождения транспортных средств. Однако, сразу же после составления протокола по делу об АП, в делах вдруг появлялись протоколы ареста транспортных средств. Как транспортные средства и кем были обнаружены – коммерческая тайна. Известно, кем и как арестовывались, кому и как передались на ответственное хранение. Но при этом обращает на себя внимание, что никто не взял на себя обязательство принять данные транспортные средства на ответственное хранение. То есть таможня транспортные средства арестовала и кому-то их передала, а вот кому – сама таможня то ли не поняла, то ли просто забыла. Такое бывает. Мне почему-то кажется, что такое, уже ставшее традиционным для ОАР Балтийской таможни, жонглирование фактами и документами  в ходе производства дела об АП, вполне тянет на должностной подлог, в данном случае, со стороны старшего уполномоченного ОАР Балтийской таможни, в производстве которого находились все рассматриваемые дела об АП.

В итоге Балтийская таможня передала в суд дела, предметом которых были транспортные средства, физическое местонахождение которых таможенному органу не было известно и неизвестно до сих пор. Ну, подумаешь, протокол ареста есть, и что? Арестовать – еще не значит знать, где находится транспортное средство. Ну да, видел уполномоченный ОАР транспортное средство, идентифицировал его, описал, а где оно находилось, он не знал и не знает до сих пор, ну, не смог установить местонахождение. Бывает же такое, вышел уполномоченный на арест, а с собой даже компаса нет, не говоря уже о навигаторах системы ГЛОНАСС, как ему установить свое местонахождение?

В любой ситуации, когда очень хочется, то можно всё, и ОАР Балтийской таможни это доказал на примере 63 дел об АП.

Введя суд в заблуждение, специалисты ОАР как-то смогли убедить судью Елену Евгеньевну Пленову поверить им и максимально быстро рассмотреть все дела. Судья Кировского суда и рассмотрела, по всем делам ЗАО «ТЛК УМИАТ» признан виновным и по всем делам мерой наказания назначена конфискация транспортных средств, место которых, как мы помним,  не установлено.

Всё, дело сделано, можно спокойно выбирать банк, где арендовать ячейку.

Вы можете спросить, а как же транспортная прокуратура, она куда смотрит, а УТРД ФТС во главе с генералом А.П. Кизлыком почему не реагирует? Не надо задавать такие простые вопросы, потому как на них просятся такие же простые ответы. Транспортная прокуратура куда надо, туда и смотрит. А УТРД, я уверен, что когда-то проведет проверку по данным делам и, по всей видимости, может быть, даже и установит какие-то нарушения, но это уже будет другая история.

Эпилог

В конце концов, по заявлению ЗАО «УМИАТ», ЗАО «УМИАТ» привлекли к ответственности, его же в Балтийской таможне «наругали», а в Кировском в суде «выпороли», а еще и конфисковали товар, НЕ принадлежащий ЗАО «УМИАТ». Административное наказание НЕ достигло своей цели, то есть «в тюрьму посадили не того».

Конечно же, во всех этих делах должностные лица ОАР Балтийской таможни думали только и исключительно об интересах государства и действовали тоже исключительно в интересах государства, ну, а если где-то ошиблись, то ошибку ради государства могут и простить или не заметить. Но мне почему-то кажется, что на самом деле все было немного по-другому.

Ну, как-то так:

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 13.11.2013 ЗАО «ТЛК УМИАТ» признано несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыта процедура банкротства – конкурсное производство по упрощенной процедуре ликвидируемого должника сроком на 6 месяцев. Конкурсным управляющим должника утверждена Кривонос Елена Николаевна. Указанные сведения опубликованы в газете «Коммерсант» 23.11.2013. Из чего Балтийской таможне стало известно, что вырисовывается неплохая «темка».

Тут есть два варианта: первый,  договориться с ЗАО «ТЛК УМИАТ» – бескровно закрыть вопрос, на что и было безрезультатно потрачено год и три месяца, конкурсному управляющему такие схемы неинтересны, он лицо  не заинтересованное. Второй вариант, «отжать» транспортные средства через банкротящуюся компанию. Когда первый вариант не прошел, «таможенные коммерсанты» перешли к реализации второго плана. Все рассчитано верно, банкротящаяся компания не то, что сопротивляться не будет, она даже реагировать не станет. Так и получилось. Да и ЗАО «ТЛК УМИАТ» объективно было все параллельно, транспортные средства ЗАО «ТЛК УМИАТ» вернул собственнику, тут его совесть чиста, денег на платежи у него и так не было, реестр должников приличный. Осталось дело за малым: исключить из процесса собственника, найти транспортные средства, арестовать их и передать на хранение надежному хранителю, а потом быстренько все это прогнать через суд.

В результате «таможенные коммерсанты» арестовали и спрятали 63 транспортных средства, убедили суд, что местонахождение транспортных средств неизвестно, ЗАО «ТЛК УМИАТ» с 28 июня не существует, обанкрочено окончательно и бесповоротно. Браво, господа таможенные коммерсанты, запишем в копилку, результативная схема, с потенциальной прибылью более чем в 50 миллионов рублей.

Должен сказать, что за такую сноровку и прыть, если бы у меня была такая возможность, я бы ходатайствовал перед руководителем ФТС А.Ю. Бельяниновым о поощрении должностных лиц Балтийской таможни, хотя бы грамотой, ну или медалькой какой. Деньги деньгами, они и так уже заработаны, а медалька любому чиновнику в радость.

Справка для ОАР Балтийской таможни:

Статья 16.19. КоАП Несоблюдение таможенной процедуры

2. Пользование или распоряжение товарами в нарушение таможенной процедуры, под которую они помещены, в том числе передача права использования таможенной процедуры посредством передачи в отношении товаров прав владения, пользования или распоряжения, если это допускается в соответствии с таможенной процедурой, другому лицу без разрешения таможенного органа, если такое разрешение обязательно, -

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч пятисот рублей с конфискацией товаров, явившихся предметами административного правонарушения, или без таковой либо конфискацию предметов административного правонарушения; на должностных лиц - от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц - от одного до двукратного размера стоимости товаров, явившихся предметами административного правонарушения, с их конфискацией или без таковой либо конфискацию предметов административного правонарушения.

 

Статья 279. ТК ТС Ограничения по пользованию и распоряжению временно ввезенными товарами

3. Допускается передача декларантом временно ввезенных товаров во владение и пользование иному лицу:

1) в целях их технического обслуживания, ремонта (за исключением капитального ремонта и (или) модернизации), хранения, транспортировки, а также в иных целях в случаях, определенных законодательством и (или) международными договорами государств - членов таможенного союза, - без разрешения таможенного органа;

2) в иных случаях - с разрешения таможенного органа.

 

Читайте также:

Коммерческая тайна ФТС

 
Партнеры:
Loading...
Похожие материалы